Происшествия / 20.11.21 05:24

Вылезай, приехали. О чём думают зацеперы и трейнхопперы

Что в голове у экстремалов, рискующих жизнью на железной дороге

Что в голове у экстремалов, рискующих жизнью на железной дороге | Происшествия
фото:Лев Федосеев / ТАСС

Несчастные случаи с теми, кто пытается пользоваться вагонами по своим правилам, – большая проблема для железной дороги. Они калечатся и гибнут по своей воле, но ответственность за их безопасность несёт ОАО «РЖД». «Гудок» не раз писал об этой проблеме, а недавно наш корреспондент встретился с сообществом трейнхопперов – теми, кто путешествует по стране в порожних грузовых вагонах. Поговорил с ними и убедился, что в этих поездках нет ни романтики, ни здравого смысла. Из этических соображений мы не приводим фамилии и фотографии наших собеседников, поскольку не хотим травмировать их родственников и уверены, что рано или поздно они попрощаются со своим странным увлечением. Или с жизнью.

Николай

18602555.jpg

Фото: Кирилл Зыков / Агентство «Москва»


Николаю 22 года, он уже несколько лет путешествует по железной дороге нетрадиционным способом: то на крыше скоростного вагона, то внутри товарного. По его словам, уже накатал 10 тыс. км. Он окончил железнодорожный колледж, название которого просил не уточнять, работал помощником машиниста и слесарем по ремонту подвижного состава, но затем оставил железную дорогу. Говорит, что без путешествий не представляет своей жизни. Николай – нетипичный трейнхоппер: у него грамотная письменная и устная речь и довольно весёлый характер. Зачем же такому человеку эти путешествия, да ещё и с риском для жизни? «Я живу эмоциями, стараюсь, чтобы в моей жизни было как можно больше ярких моментов. Такие поездки для меня – это способ психологической перезагрузки. Необязательно ехать за тридевять земель: даже небольшая поездка вокруг Москвы меня перезагружает. В эти мгновения я забываю про всё и наслаждаюсь процессом, и, приезжая домой, как будто всё с чистого листа», – объясняет Николай.

По его мнению, путешествия таким образом дают возможность мир посмотреть и не платить за это. Николай родился в Ульяновске, первое большое путешествие на товарном поезде совершил недавно – в 2019 году, из Ульяновска в Казань. С тех пор из Москвы ездил в Екатеринбург и Санкт-Петербург. Он говорит, что ездить на товарняках ему нравится: скорость небольшая, можно ехать и наслаждаться видами. Из Ульяновска Николай переехал в Подмосковье, оттуда приезжал в Ульяновск на товарных поездах, такая поездка заняла у него четверо суток. Самой долгой была поездка Москва – Екатеринбург по казанскому ходу Транссиба. Он говорит, что в такое путешествие лучше ездить одному, условия жёсткие в прямом смысле слова. Спать приходится на мешках со щебнем или на пакетах. Вагонов с углем он старается избегать. Спит он обычно в спальном мешке, но подумывает купить гамак. В поездках на дальние расстояния он моется в крупных городах в душевых при станциях, там же он переодевается в чистое бельё, которое берёт с собой. «Условия жёсткие, но мой организм настолько уже привык, что на грохот особо внимание не обращает, просыпаюсь тогда, когда уже приехали и состав крепят на башмаки, не знаю, из-за чего так», – говорит он.

Наш собеседник – черноволосый мужчина среднего роста с обаятельной улыбкой. Николай показывает фотографии: вот он расслабленно лежит на дне полувагона, вот стоит между вагонами, широко расставив ноги. Он понимает, что такие путешествия опасны и незаконны. И полиция, признаётся Николай, иногда его задерживала. «Был случай на станции Рыбное, я ехал тогда из Мичуринска, и при подъезде к станции я проспал рамку с камерами АСКО-ПВ, по которой считают количество вагонов и габарит вагона. Мы прибыли в парк, состав, на котором я ехал, отправился на горку, а я пошёл искать состав на Москву. Пока я ходил по парку, ко мне подошли сотрудники ВОЖТ и спросили, не я ли ехал в вагоне. Я сказал, что нет, но они показали фотографии с той самой рамки АСКО-ПВ и вызвали сотрудников полиции. Полицейские отвезли меня в Рязань для составления протокола. Из-за собственной ошибки я потерял порядка пяти часов», – рассказывает Николай.

Николая не надо убеждать в том, что его хобби опасно для жизни. Он говорит, что прекрасно осведомлён о последствиях. Слышал, что из-за неудачных попыток прокатиться на товарняке люди лишались конечностей или вообще – жизни. «Нет, это не героизм никакой, просто я такой человек. Мне так надо делать. Но, может, меня и отпустит. Был у меня случай, и закончись он плохо, мы сейчас бы здесь не разговаривали. Однажды я догонял состав в полной темноте, а он ехал со скоростью 25 км/ч. Пока бежал, споткнулся и по инерции стал падать в сторону состава, но успел резко оттолкнутся от вагона, сменив тем самым траекторию падения. В целом всё хорошо закончилось. Это был единственный раз, и это для меня очень большим уроком стало, что если не держать дистанцию, то можно залететь под состав. В любом случае такие прокаты – большой риск», – говорит он.


Никита

Никите 24 года, он родился и живёт в Санкт-Петербурге. Про трейнхоппинг услышал от своих одноклассников и первые поездки на электричках в качестве зацепера совершил, ещё будучи восьмиклассником. У Никиты нет большого пальца на левой руке – он его повредил, неудачно прыгнув с электрички: зачем-то выставил вперёд руку и приземлился на камни. Никита – ещё и зацепер. Говорит, что любит скорость, а поездки на товарных поездах её не предполагают. «Товарняк тащится медленно. А моя девушка живёт в Твери. Я, чтобы добраться до неё, сажусь на «Ласточку» и рву во весь опор. Впервые на крыше вагона проехал в 2013 году. Залез на состав, когда он ещё был в отстойнике. Я знаю, с какой стороны надо подойти к электричке. Ещё я знаю, что токоприёмник опасен всегда, даже если к нему не прикасаться. Он может находиться под напряжением, а воздух – это проводник, тебя разрядом может убить, не заметишь», – говорит Никита.

В товарняк, говорит он, взбираться проще, чем на электропоезд: «У каждого вагона есть лесенка, раз-два – и ты в вагоне. Дальше можно разместиться внутри, если вагон пустой. Но приятного мало: грохот, грязь, копоть, к тому же товарный поезд идёт страшно медленно, а мне это не нравится, я беситься начинаю». Он отдаёт себе отчёт в риске и опасности, в том, что его действия незаконны, ему не раз объясняла полиция. Как-то зимой в Твери с крыши «Сапсана» его сняла охрана поезда и передала в руки правоохранителей. «Я так офигел, что забыл о прокатах на долгих четыре года», – вспоминает он ту встречу с полицейскими.

Собственно, он и сам понимает все риски и даже думает со временем завязать со своим увлечением.
«Не могу сказать, что стану практиковать езду на поездах в будущем. Скорее всего, куплю мотоцикл и буду гонять. По-моему, это не меньший риск, чем ездить на поезде», – рассказывает Никита.


Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене»

Анна Героева

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Популярное из регионов

Актуальное

Пресс-релизы

В раздел →