Новости

Реклама

Первый год Северобайкальска: много работы, детей и японского импорта

БАМ | Пятница | 23.08.2019 | 13:02
 
Вспоминает ветеран Северной магистрали, в прошлом ревизор по безопасности движения поездов Анатолий Гороховский
Первый год Северобайкальска: много работы, детей и японского импорта
фото: архив А. Гороховский
– С 1973 по 1978 год я учился в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. После первого курса в Великих Луках в 1974 году в первый раз поехал в составе стройотряда на осушение болот в Порховском районе Псковской области. Когда в 1975 году уже в Ленинграде окончил второй курс, то по комсомольской путёвке поехал бойцом студенческого стройотряда «Искра» на строительство БАМа. Родом я из Архангельской области, умел управляться с лопатой и топором, поэтому никаких проблем не было.

Мы прибыли в Северобайкальск. Города не было. Не было ни одного каменного здания. Причина понятна: всего лишь год назад сюда высадился первый десант строителей и разбил первый палаточный городок, который назвали Новогодний. Но поскольку будущий Северобайкальск планировался как одна из главных точек БАМа, с 1975 года сюда потянулся бесконечный поток людей, транспорта, стройматериалов. Поскольку здесь работали преимущественно ленинградские строители и студенты, то и названия они давали свои. К примеру, главную просеку между палаток в шутку назвали Невским проспектом.

Масштабы работ поражали. Вы только представьте: всего год назад здесь не было ничего. Непроходимая тайга. Даже эвенки старались обходить устье Тыи стороной – у них было поверье, что здесь жила нечистая сила.

Наш палаточный лагерь был в стороне. Жили в 20-местных палатках, в которых построили одноярусные кровати. Питались просто, но никто не жаловался.

Работы у нас было очень много. Во-первых, мы рубили просеки в тайге, где позже стали строить дома. Во-вторых, начали возводить инфраструктуру, прежде всего детские сады. Детей, особенно дошкольного возраста, было много – прежде всего в Северобайкальск приезжали молодые строители, которые потом получили здесь квартиры. В-третьих, мы много работали в порту. В то время до Северобайкальска можно было добраться только по озеру, поэтому и продукты, и стройматериалы, и людей доставляли только водой. Барж не хватало, старались разгрузить их как можно быстрее: пришло судно ночью – ночью и разгружали.

Отмечу, что, несмотря на зачаточное состояние всей инфраструктуры, снабжение города в то время было хорошим. Можно было по знакомству (или, как тогда говорили, по блату) достать натуральный кофе, печень трески и даже чешское пиво «Дипломат». Продавалось много японского импорта, и я купил сразу несколько автоматических зонтов «Три слона»: себе, сестре, будущей жене и т.д. Ещё приобрел замшевую куртку, тоже японскую. Брали в рассрочку, под будущую зарплату.

В сентябре, когда мы уже вернулись в Ленинград, узнали, что месту нашей летней работы присвоено звание рабочий поселок Северобайкальский.

В следующем году я снова поехал со стройотрядом, и мы вновь прибыли в Северобайкальск. Изменения были заметны: уже работали детские сады, стало больше щитовых домов, меньше палаток, появились кое-какие дороги. Конечно, грузовики ещё застревали в непролазной грязи, но город постепенно преображался. Мы спрашивали, почему не строят каменные дома? Оказалось, в той местности капитальное строительство осложнялось высокой сейсмоопасностью и вечной мерзлотой. Поэтому ленинградские инженеры разрабатывали отдельный проект, по которому первый кирпичный дом построят лишь в 1978 году.

В 1977 году я опять отправился на БАМ. Остановились в посёлке Тоннельный (теперь ликвидирован), рядом со строящимся Северомуйским тоннелем. Здесь воздвигали различные подсобные помещения для работников тоннеля. В сам тоннель не ходили – не пускали, да и некогда было.

Действительно, БАМ затягивает. Не только из-за финансов, хотя они были одной из главных мотиваций. Скорее, из-за свойственного молодым стремления ко всему новому, неизведанному, к новым знакомствам.

На пятом курсе я планировал снова отправиться на Байкало-Амурскую магистраль, но помешали обстоятельства. До сих пор бережно храню все комсомольские путёвки, грамоты и значки, которые прикалывал к своей стройотрядовской куртке. Приятным воспоминанием стала памятная медаль к 30-летию БАМа, врученная мне в 2004 году.

Записал Андрей Тихонов
Материал опубликован в газете «Северная магистраль» 23.08.19

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ