Новости

Реклама

Условия, близкие к боевым

БАМ | Пятница | 02.08.2019 | 13:30
 
Работа на строительстве Байкало-Амурской магистрали закалила характер молодого уральца
Условия, близкие к боевым
фото: из личного архива
Иван Иванович Потапов 27 лет жизни посвятил Свердловской железной дороге, а отрасли – 29. В экстремальных условиях на строительстве БАМа прошли годы его службы в железнодорожных войсках.

– После окончания в 1977 году Пермского техникума железнодорожного транспорта я немного поработал помощником машиниста в локомотивном депо Пермь-2. Затем меня призвали в армию, в железнодорожные войска. Полгода проходил подготовку в учебной части в Ярославле. В результате приобрёл ещё одну отраслевую профессию – машиниста консольного крана – и звание младшего сержанта.

В январе 1979 года наш батальон командировали на строительство БАМа. Из эшелона мы выгрузились на станции Ургал и потом ещё около 400 км ехали на машинах по дремучей тайге. На месте дислокации для нас подготовили расчищенную площадку и несколько временных неотапливаемых палаток. Честно скажу, было страшновато от понимания того, что жить будем в таких условиях, вдалеке от населённых пунктов и цивилизации. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают, и за месяц мы обжили лесную поляну. Поставили уже тёплые палатки с двумя печками-буржуйками в каждой, которые топились круглые сутки. По-другому было нельзя, замёрзли бы – морозы стояли под 50 градусов. Получили «бамовскую» утеплённую одежду – в шинелях там не сильно-то поработаешь. Привезли вагончик-баню на колёсах, а чуть позже даже построили свою пекарню и магазинчик.

Когда от кухни и пекарни по тайге стали распространяться вкусные запахи, на нас обратили внимание местные обитатели. Горностаи ходили между палаток в поиске пищи – это было обыденным делом, а потом проснулись мишки косолапые и тоже проявляли любопытство. В «городок» мы их не запускали – кричали, сигналили автомобильными клаксонами, другого «оружия» не было. Они постоят-постоят на дороге и уходят. Так мирно и соседствовали все полтора года моей службы на БАМе. Сначала было тяжело, а потом пришла весна, и стало легче. Летом вообще было хорошо, красота вокруг неописуемая, только комары и мошки житья не давали: если без москитной сетки зайдёшь в чащу, то рот лучше не открывать – сразу полный набьётся. Зато сколько там, где раньше не ступала нога человека, было грибов, ягод, рыбы непуганой! Лакомства таёжные навсегда запомнились.

Задача перед нами стояла – построить мост через реку Ульма. Возводили опоры, пролёты, а я возил разные грузы, материалы – всё, что требовалось для стройки. Двигаться зимой по заснеженной, накатанной дороге было легче, а в остальное время по-разному приходилось. Летом болота оттаивали, появлялся риск провалиться в них, весной и осенью дожди размывали дорогу на сотни метров. Подъезжаешь к такому месту и стоишь. Иногда по нескольку дней ждали, пока бригада с пилами приедет и гать намостит. А ночевать в машине среди тайги, с ограниченным запасом солярки и еды – занятие не из приятных. Связи не было никакой, поэтому периодически по маршруту ездила плавающая танкетка, которая везде проходила. С её помощью контролировали ситуацию на дороге, подвозили провиант и топливо. Так и обходились в этих «пробках». А вот техника не всегда выдерживала, подводили тормоза, и тогда со склонов сопок машины улетали под откос – в тайгу, болото. Много разбитых грузовиков там осталось лежать, были потери и среди солдат, но в нашем батальоне всё обошлось мелкими происшествиями.

Через полтора года мне присвоили звание сержанта, наградили медалью «За строительство БАМа» и демобилизовали. БАМ оставил большой и яркий отпечаток в моей памяти и судьбе. Это было время суровых испытаний и закалки молодого организма, а также характера. Долгое время переписывался с друзьями-однополчанами, а сейчас «иных уж нет; а те далече». Медалью своей горжусь, считаю, что по тяжести условий несения службы она близка к боевой награде.

Материал опубликован в газете «Уральская магистраль» 02.08.19

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ