Новости

Реклама

На трассе ломалась техника, но не люди

БАМ | Пятница | 05.07.2019 | 15:11
 
Воспоминания офицера - строителя БАМа о суровой зиме на станции Алонка
На трассе ломалась техника, но не люди
фото: архив семьи Цыбульских
Мой супруг Николай Цыбульский приехал на БАМ в августе 1975 года после окончания Львовского высшего ордена Красной Звезды военно-политического училища. Только через девять лет, когда он уволился в запас, мы всей семьёй переехали в Хабаровск. Эти годы оставили столько воспоминаний, что их хватило на целую повесть, которую Николай Иванович назвал «Алонкинский меридиан». В январе прошлого года его не стало. Но истории, рассказанные им в повести о работе и быте участников всесоюзной стройки, бесценны. Хочу поделиться его воспоминаниями о суровой зиме 1976-1977 годов на станции Алонка:

«Ко всем тогдашним проблемам добавилась ещё одна: части выдвигались на БАМ со своей штатной техникой, а она в большинстве своём выработала моторесурс.

В условиях более мягкого климата можно было поддерживать её живучесть косметическими ремонтами, но на БАМе такой номер не проходил. Дизельные электростанции одна за другой встали.

Начался круглосуточный зусман, который растянулся на две недели. В квартирах было не более 4 градусов тепла. Напяливали на себя какие только можно одежды. Жена не снимала тёплое мужское бельё. Спали одетыми.

Я по случаю купил в военторге огромный ямщицкий тулуп, и мы в этот тулуп закутывали вечером дочь, а утром она из тулупа просила: «Мама, вытащи меня отсюда!»

Батареи отопления были едва тёпленькими, и то благодаря тому, что котельные были поставлены по уму, то есть ниже жилых домов. Горячая вода самотёком поднималась к нам, так как её выдавливала из котлов более тяжёлая холодная вода.

Я удивляюсь, как тогда никто не замёрз и даже не обморозился, ведь несмотря на аховое положение, работа не прекращалась ни на один день. В штабе тоже было холодно: все сидели одетыми, в том числе и начальники. В бригаде были рабочие электростанции, но они задействованы на объектах работ.

То ли начальники наши боялись выходить наверх вплоть до Москвы с просьбой остановить на время работы на трассе и перебросить электростанции для обеспечения жизнедеятельности, то ли Москва не давала «добро».

Стали экономить воду, потому что насос на скважине тоже был обесточен. Личный состав перешёл на сухой паёк. Мы же детям варили яйца на свечах. Сами питались всухомятку. Но и свечи нужно было экономить. С хлебом тоже возникли проблемы.

В общем, всё встало. На окнах намёрз лёд толщиной в палец, и мы сидели как в пещере, хотя на улице стояла солнечная погода. По полу можно было кататься в валенках, как на коньках. Всё, что могло замёрзнуть, подняли с пола наверх.

Потом всё же электростанции сняли с трассы, и мы ожили. Жизнь снова забила ключом, несмотря на пятидесятиградусные морозы.

Забегая вперёд, скажу, что энергоснабжение было неустойчивым до тех пор, пока на Алонку по зимнику (такая махина развалила бы все мосты, да и на сопку с ним не подняться) не притащили энергопоезд. Тащили долго, медленно, по несколько километров в сутки. Все следили за поездом, будто за укладкой железной дороги, которая свяжет нас с космосом».


На фото: Николай Цыбульский в ямщицком тулупе, в котором той суровой зимой спала его маленькая дочь

Подготовила Анна Цыбульская, Хабаровск
Материал опубликован в газете «Дальневосточная магистраль» 05.07.19

Комментарии
    1

101 дней назад

Matthewtwill
Привет!

Я тут новенький.

Пожалуйста, сразу не бейте по голове, я пришел за советом.
Почти все деньги слил в помойку на всякие курсы ((

Может кто-то добрый и умный подскажет - как зарабатывать в Интернет?
Задрало платить вникуда, а деньги еще Есть немного...
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ