Новости

Реклама

Мы росли вместе с БАМом

БАМ | Пятница | 31.05.2019 | 11:42
 
История «Иркутскжелдорпроекта» тесно связана с магистралью, отмечающей в этом году свой юбилей
Мы росли вместе с БАМом
фото: Архив «Иркутскжелдорпроекта»
В знаковый для стройки XX века год мы решили напомнить читателям, как разрабатывался этот грандиозный проект и какие силы были вложены в это институтом «Иркутскжелдорпроект» – филиалом АО «Росжелдорпроект». На наши вопросы отвечает заслуженный строитель Российской Федерации, директор иркутского института Анатолий Дьяченко.

– Анатолий Алексеевич, в этом году БАМ отмечает 45-летие с начала полномасштабного строительства. Немалый срок. А какое значение для вашего института имеет эта магистраль?

– В первую очередь, поздравляю весь коллектив института «Иркутскжелдорпроект», бамовцев, всех работников ОАО «РЖД» с 45-летием с начала строительства Байкало-Амурской магистрали. Эта легендарная стройка сыграла очень важную роль в развитии нашего института, поскольку мы росли вместе с ней, и особенно сильно – после передачи западного участка в подчинение ВСЖД. Более того, благодаря реализуемой сегодня программе ОАО «РЖД», направленной на развитие Восточного полигона, география наших работ вышла за пределы Восточно-Сибирской дороги и распространилась на регионы Дальневосточного полигона.

Например, в юбилейный год мы занимаемся реконструкцией станции Тында в городе - «столице БАМа». Проводится модернизация железнодорожного вокзала, создаются условия для комфортного перемещения маломобильных групп населения, обновляются фасады, устанавливаются современные системы навигации. На восточном участке БАМа мы проектируем двухпутные вставки, строительство новых разъездов, вторых путей, реконструкции существующих перегонов. Сегодня практически все проекты, которые реализуются в рамках программы развития Байкало-Амурской магистрали, разработаны профильными институтами АО «Росжелдорпроект». Вот так, с развитием магистрали, растём и мы, набирая объёмы далеко за пределами региона. В прошлом году мы отметили 80-летие института, а в этом с радостью поздравляем Байкало-Амурскую магистраль с круглой датой.

– А когда вы первый раз услышали о БАМе? С чего началось ваше личное знакомство с магистралью?

– Для меня БАМ – это начало трудовой деятельности. В 1974 году я проходил преддипломную практику на строительстве разъезда Аралькит в районе станции Каймоново на участке Тайшет – Лена, призванном повысить пропускную способность БАМа. В течение четырёх месяцев я участвовал в строительстве северного Транссиба и ощутил ту непередаваемую словами энергетику. Уже чуть позже мы узнали, что попасть на БАМ – это очень почётно. Комсомольская стройка – практически государство в государстве, строителями которого хотели быть многие.

После практики и получения диплома пришёл работать на Восточно-Сибирскую дорогу. Я всегда мечтал продолжать участие в грандиозной «стройке века». Время от времени приходилось пересекаться, знакомиться с ней, что принесло большую пользу при передаче западного участка БАМа в ведение ВСЖД в 1997 году.

На протяжении первых лет управления западным участком БАМа Восточно-Сибирская дорога занимались строительством уникального комплекса – Северомуйского тоннеля, который был введен в эксплуатацию в 2003 году. Помимо самого объекта, который просто нельзя было бросать, необходимо было проектировать и строить посёлок Северомуйск.

– Наверное, тогда и началась более плотная работа института на БАМе?

– Да. До этого институту приходилось участвовать в проектировании объектов Транссиба. Но в данном случае «Иркутскжелдорпроект» получил огромную площадку от нашего постоянного партнёра и заказчика – Восточно-Сибирской железной дороги. Причём я этот процесс знаю с обеих сторон, поскольку на тот момент работал начальником службы капитального строительства ВСЖД.

На моей памяти, как только участок Байкало-Амурской магистрали был передан в ведение Восточно-Сибирской железной дороги, «Иркутскжелдорпроект» сразу активно приступил к проектированию объектов, что позволило институту значительно вырасти, окрепнуть и превратиться в ту организацию, которой мы являемся на сегодняшний день.

– А какие бамовские объекты были наиболее значимыми?

– Я уже сказал про Северомуйск. Ещё одно важное направление нашей работы – создание комфортных условий для жизни и работы железнодорожников, которые оставались обслуживать сооружение после его сдачи в эксплуатацию. Кроме того, строители тогда переселялись из временных посёлков – таких, как Разлив и Тоннельный, и они тоже нуждались в жилье.

Северомуйск начал расти, и чтобы обеспечить в нём нормальные условия для проживания, мы проектировали функционирующие и сегодня детский сад, спортивно-оздоровительный комплекс с плавательным бассейном, магазины, фельдшерско-акушерские пункты.

Практически на каждой станции БАМа по проектам «Иркутскжелдорпроекта» строились объекты. Помимо этого занимались и сейчас ведём проектные работы по технологическому жилью для бамовцев на станциях Новая Чара, Таксимо, Вихоревка, Коршуниха, Северобайкальск, Лена-Восточная. На станции Таксимо были возведены комнаты отдыха локомотивных бригад – спальный и хозяйственный корпуса. Также был реконструирован топливный склад, модернизация которого продолжается по сей день.

На станции Новая Чара наш институт проектировал здание эксплуатационного локомотивного депо, и сейчас мы продолжаем вести этот объект, работая над его модернизацией под новые типы локомотивов. Также нами были разработаны проекты по реконструкции этой станции, которая развивается параллельно с Удоканским месторождением меди.

В Северобайкальске в 2004–2006 годах по нашим проектам построены жилые дома, медицинский и административно-бытовой корпусы, которые стали первым центром пассажирского формирования поездов на БАМе.

Чтобы увеличить пропускную способность магистрали, многое делалось по хозяйству пути. Большой вклад институт внёс в реконструкцию станции Лена. В 2011–2012 годах – их я также рассматриваю как определённую веху в совместном развитии БАМа и нашего института – были спроектированы подъездные пути к станции Лена-Портовая и Осетровскому порту, который очень востребован по доставке грузов в северные районы. Сегодня на станции Лена-Восточная ведётся строительство комнат отдыха локомотивных бригад.

По нашим проектам строились разъезды Сандакан, Куандинский, Таковка, Сенаторский, Марикта, Калакачан и другие. На станции Тайшет была проделана большая работа по организации сетевого ПТО.

Кроме общестроительного и путевого проектирования мы плотно занимались объектами искусственных сооружений, электрификации и СЦБ. Например, были реализованы проекты по автоблокировке участка Хребтовая – Рудногорск. Построены посты ЭЦ станций Чудничный, Звездный, Улькан, Дельбичинда, Тыя, Кичера, Ангоя, Огней, Лодья, Шиверы, Аку и другие.

– А на сегодня есть в работе ещё какие-то актуальные объекты, которые касаются непосредственно БАМа?

– Большое внимание уделяется Тайшету, с которого, по сути, и начинается бамовское ответвление Восточно-Сибирской дороги. Это большая узловая станция, где сходятся четыре направления. Наш институт занимается её поэтапной реконструкцией. На сегодня три этапа находятся в экспертизе,

и строители со дня на день ждут заключения.

А вообще я должен сказать, что все проекты, которые мы делаем, не лежат на полках, а сразу претворяются в жизнь на благо развития компании ОАО «Российские железные дороги». Это очень приятно для любого проектировщика – когда плоды твоего труда сразу реализуются.

Но мы видим и перспективу завтрашнего дня. В отношении БАМа главным узким местом, мешающим дальнейшему развитию магистрали, является Северомуйский тоннель. Сколько бы мы ни делали проектов по увеличению пропускной способности, строительству разъездов и вторых путей – всё упирается в это «горлышко», которое ограничивает движение своими пропускными характеристиками. Поэтому сейчас мы решаем проектную задачу по расширению этого участка.

– Что помогает вашему институту в работе с таким непростым объектом?

– В первую очередь это человеческий потенциал. У нас собраны уникальные кадры, работающие как единая, сильная команда. Ведь далеко не каждый способен работать проектировщиком. Для этого нужен особый склад ума, высокий уровень знаний, усидчивость и желание освоить данную профессию.

Наше преимущество в том, что мы находимся в непосредственной близости и знаем данный регион и «подводные камни», которые могут ожидать проектировщика, в том числе и нюансы природы, почвы, климата. Кроме того, мы имеем очень мощное техническое оснащение, программное обеспечение, позволяющее создавать очень сложные, современные проекты.

Задача института – идти на несколько шагов впереди эксплуатационников, внедрять в свои проекты все самые передовые разработки. Именно поэтому большое внимание у нас уделяется обучению и повышению квалификации сотрудников. А в проекты мы внедряем последние достижения в таких областях, как энергосбережение, экологическая безопасность и на других направлениях.

Совместно с ОАО «РЖД», заказчиками, эксплуатационниками, профильными проектными институтами мы вносим большой вклад в развитие в легендарной Байкало-Амурской магистрали.

Беседовал Александр Богачёв
Материал опубликован в газете «Восточно-Сибирский путь» 31.05.2019

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ