Новости

12 ч
21 ч
21 ч
1 д
2 д
2 д

Реклама

Февральское притяжение: Марина и Дмитрий Баймук мечтают вернуться в родные места, и только на поезде

БАМ | Четверг | 18.04.2019 | 23:55
 
Выросшие на Байкало-Амурской магистрали дети железнодорожников продолжили династию и мечтают вернуться в Амурскую область

Февральское притяжение: Марина и Дмитрий Баймук мечтают вернуться в родные места, и только на поезде
фото: из личного архива семьи Баймук
Детство Дмитрия и Марины Баймук прошло в посёлке Февральск, что на Байкало-Амурской магистрали, по которой их отец водил поезда. Когда брат с сестрой выросли, оба тоже стали железнодорожниками: он, как отец, стал водить поезда по Северной дороге, она – проектировать стальные магистрали.  

Сейчас ведущий инженер отдела станций и узлов проектного института «Мосгипротранс» Марина Баймук живёт в Москве, а машинист-инструктор эксплуатационного локомотивного депо Исакогорка Дмитрий Баймук – в Архангельске, куда в 2000 году вся семья приехала с БАМа. Обоим до сих пор снятся бамовские места.

«В пять лет мама отправила меня в летний лагерь «Юный бамовец» под Тындой, прямо в тайге. На ночь лагерь закрывался: за оградой бродили медведи. А днём мы гуляли по сказочно красивому лесу, собирали бруснику, ходили в походы на горную речку», – вспоминает Марина. 

С горной речкой связано и другое её яркое воспоминание детства – семья вместе с друзьями плывёт на моторных лодках на дикий «курорт». Там целую неделю жили в палатках, ловили рыбу, воевали с клещами и комарами.

Дикая природа вплотную подступала и к Февральску. Марина рассказывает, как однажды папа принёс домой живого енота, который забрёл на станцию. Зверёк какое-то время жил в квартире, на ночь его запирали на балконе. Гость из леса оказался очень прожорливым, требовал еду ночью и, чтобы привлечь внимание к своим потребностям, скидывал с полок банки с домашними заготовками. 

Если Марина родилась на БАМе, то Дмитрий, который на пять лет старше, – на Украине, в Никополе. 

Когда ему было 2,5 года, молодая семья по совету дяди отца – главного инженера строительно-монтажного поезда Владимира Антоненко, приехавшего из Февральска в отпуск, – отправилась строить Байкало-Амурскую магистраль. Хотелось заработать хорошие деньги, встать на ноги. 

К поездке готовились основательно. Едва научившемуся ходить Диме бабушка сшила в дорогу рюкзачок, в который помещались лишь горшок да туалетная бумага. Маленького переселенца взрослые прозвали мини-туристом. 

Дмитрий помнит, как на новом месте, в Февральске, мама работала воспитателем в детском саду, а папа сначала на «КрАЗе», потом водил грузовые и пассажирские поезда. Как жили поначалу в бараке, где мокрая тряпка превращалась в ледышку за 15 минут. Одна из самых острых радостей его детства – катание с крутых гор на лыжах и санках. Ребятню не могли удержать дома даже 40-градусные морозы. С тех пор он практически не болеет: бамовская закалка.
 
«Моя детская комната выходила окнами на железную дорогу, нравилось наблюдать за поездами. Как-то раз я катался на велосипеде и на станции встретил отца, который проводил опробование тормозов перед поездкой, – вспоминает Дмитрий Баймук. – Он говорит: «Если хочешь со мной прокатиться, оставь велосипед дома и бегом сюда». Я понёсся домой – только бы поезд не отправился без меня. С тех пор папа иногда брал меня в поездки, и каждый раз я был безумно рад».
Самые сильные впечатления от тех поездок, говорит он, – крутые перевалы, когда в боковое окошко тепловоза видишь где-то внизу поезд, который по кривой карабкается за тобой следом. Марине тоже запомнились такие поездки – правда, в качестве пассажира в локомотив её не брали, как ни просила. 

«Мы не раз путешествовали по БАМу, отправляясь погостить на Украину, но больше всего запомнилась последняя поездка – в Архангельск, – рассказывает она. – За окном невообразимой красоты пейзажи, мы проезжали множество тоннелей. В то время ещё не был построен Северомуйский тоннель и поезд шёл прямо по горам, по самому затяжному и крутому подъёму: полтора часа подъём, полтора часа – спуск. За неделю прожили в вагоне целую маленькую жизнь, обзавелись друзьями. Я, восьмилетняя, была открыта всему новому и, наверное, до конца не понимала, что покидаю родной Февральск навсегда».

Доучившись в Архангельске в школе, Дмитрий затем окончил Вологодский железнодорожный техникум и устроился помощником машиниста в депо Исакогорка, где его отец до сих пор работает машинистом. Баймук-старший щедро делился опытом вождения, полученным на БАМе, где приходилось преодолевать сложные подъёмы и выходить из трудных ситуаций. 

Вскоре сын сам стал машинистом, отучился заочно в МИИТе, а теперь руководит колонной локомотивных бригад. Кстати, мама Дмитрия и Марины работает в том же депо – нарядчиком. 

Марина по примеру брата тоже окончила МИИТ – уже очно – и устроилась в проектный институт, который… проектировал БАМ. 
«Руководитель группы и главный инженер проекта в моём отделе проектировали станцию Февральск, где я родилась, – говорит она. – Они меня многому научили, а я им не раз рассказывала о нашем бамовском житье-бытье. Сейчас мы проектируем диаметры Московского центрального кольца, а перед этим сдали проект высокоскоростной магистрали Москва – Казань. Надеюсь, когда-нибудь я поучаствую и в модернизации Байкало-Амурской магистрали».
 
Марина и сегодня общается в соцсетях с подругами своего бамовского детства: одна переехала в Белгород, другая – в Хабаровск. Обе тоскуют по затерявшейся в тайге малой родине. Вот и Марина с Дмитрием признаются, что очень хотят съездить в родные места. Причём обязательно на поезде. Пока ни у того, ни у другого не получается. Но оба уверены: в Февральск они ещё вернутся.
Николай Порецкий

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ