фото: александр матвеев

Строитель храма сего…

Ветеран-железнодорожник разработал полсотни рацпредложений, написал множество искусных картин и построил храм

Почетный железнодорожник, кавалер ордена «Знак почета» Григорий Тригорлов – личность на редкость разносторонняя. За его спиной – блестящая карьера в отрасли, десятки рацпредложений, тиражированных на всю сеть, и великолепный храм, выстроенный одними лишь своими силами и с Божьей помощью. Будучи на пенсии, ветеран дал развитие еще одному своему таланту – живописному.
Самородок с Падунской

Любовь к железным дорогам – в крови. В отношении Григория Ивановича эта фраза ничуть не преувеличена – его отец практически всю жизнь отработал слесарем вагонного депо Белово. 

Задатки к творчеству проснулись в Тригорлове еще в раннем детстве, и первым полотном для будущего художника была... газета «Гудок», на полях которой он рисовал человечков. Несмотря на отсутствие на станции Падунской, где рос герой этого очерка, художественного кружка и даже предмета «Рисование» в школе, кистью парень овладевал с поразительной виртуозностью. 

– Когда я учился в 10 классе, в ДК им. Кагановича на станции Инская устроили выставку творчества детей железнодорожников. Я представил собственноручно сделанную копию картины известного художника Александра Герасимова «Тройка». 

Работа школьника-самоучки из глубинки сразу обратила на себя внимание жюри, разглядевших зарождающийся талант. Тригорлову поступило предложение, о котором он не мог и мечтать – после окончания школы стать стипендиатом и учиться в Московском художественном институте им. Сурикова. Но отец Тригорлова рассудил патриархально: «Художник – не хлебное дело, так что только в железнодорожный». Не посмев сопротивляться воле родителя, в 1956 году Григорий Иванович поступил в НИИЖТ. Новосибирск вновь дал подростку путевку в будущее, но уже не в художественное, а железнодорожное. 

Окончил вуз наш герой с хорошим средним баллом, что дало ему возможность самому выбрать первое место работы. Им стала Томская дистанция пути. Предприятие сыграло судьбоносную роль не только в профессиональной, но и в личной жизни новоявленного железнодорожника: здесь он встретил свою вторую половинку Лидию, с которой они поженились уже через два месяца после первой встречи и прожили многие годы в счастливом браке.

Благословлял Никольский, ценил Лигачев

За год инициативной работы Григорий Тригорлов вырос от монтёра пути до заместителя начальника дистанции. За несколько последующих лет карьера Тригорлова делала неожиданные виражи: он успел поработать в Чулымской дистанции пути, поучиться в аспирантуре НИИЖТа, попреподавать в техникуме железнодорожного транспорта, однако очередной виток судьбы вернул его туда, откуда стартовал, но теперь уже в качестве руководителя Томской дистанции пути. Кстати, «благословил» Григория Ивановича на эту должность легендарный Николай Никольский, многолетний начальник дороги.

Свой творческий потенциал молодой руководитель всецело направил в технологическое русло. Первым его новаторским решением стала реконструкция будок дежурных по переезду: по авторскому проекту Тригорлова были оптимизированы площади, а в самих помещениях сделаны окна по всем четырём направлениям, что значительно облегчило труд работников. Эту разработку томича тиражировали затем по всей сети, оценил ее даже знаменитый политический деятель Егор Лигачёв, занимавший в то время должность первого секретаря Томского обкома КПСС. Под руководством Тригорлова в Томской дистанции обновились производственные помещения, со значительным перевыполнением плана сдавалось служебное жильё. Инженерные проекты для всех этих многочисленных построек также создавал сам Тригорлов.

– Все эти большие дела я, разумеется, не смог бы вершить в одиночку, – признается Григорий Иванович. – У меня был замечательный заместитель – Иван Тимофеевич Безменов. Пока я занимался всеми этими стройками, он «тащил» на себе текущее содержание пути.

1 октября 1975 года в Томске случилась катастрофа – масштабный пожар разыгрался на местном шпалопропиточном заводе. Огонь уничтожил помещения, технику, пути и 700 тысяч шпал, приготовленных к отправке на стройку БАМа. Версий относительно причин случившегося ходит множество: от банальной непогашенной спички до китайской диверсии (1 октября отмечается День образования КНР, а у Советского Союза в те годы были крайне сложные отношения с этой страной). Зная «строительную хватку» Григория Тригорлова, руководство дороги настояло, чтобы именно он возглавил завод-погорелец. Так в 1975 году началась еще одна глава жизни прославленного ветерана. 

– Пожарные предписали: все 16 деревянных строений на территории завода – потенциальных очагов новых пожаров – снести, заменив каменными. Я вновь принялся за проектирование, – вспоминает Григорий Иванович. 

Новое заводоуправление, проходная, общежитие, система водоочистки по передовой технологии, благоустройство территории – в первые же годы активной деятельности, развёрнутой новым директором, предприятие преобразилось. Отдельно стоит сказать о технологических новациях, рождавшихся в голове Тригорлова. Чтобы отгружать как можно больше продукции меньшим количеством подвижного состава, Григорий Иванович предложил расставлять шпалы вертикально, «частоколом» по периметру грузового вагона. Таким образом, высота борта поднималась на несколько десятков сантиметров, и в один вагон можно было загрузить не 360 шпал, а все 550. По итогам года технология томича, которую московская комиссия признала изобретением, дала экономию в тысячу вагонов. 

Рационализаторский потенциал глава завода проявлял во всех вопросах и задачах, создав за всю свою трудовую деятельность около полусотни рационализаторских и новаторских проектов. Однако многие свои рацпредложения вместе с полагавшимися за них премиями и наградами он буквально «дарил» рядовым работникам, на которых формально оформлялись документы. Надо ли говорить, как ценил и уважал своего руководителя коллектив за такие широкие жесты? 

25 лет возглавлял Григорий Иванович шпалопропиточный завод, регулярно внедряя экологически значимые технологии и осваивая производство продукции нового образца. Дважды – в 1984 и 1997 годах – Томский завод принимал всесоюзное/всероссийское совещание шпалопропиточных заводов. Удалось спасти предприятие Тригорлову и в нелегкие годы после распада СССР, добившись поддержки губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, и удержать коллектив в лихие 1990-е. В 2000-м Григорий Иванович вышел на заслуженный отдых.

Божий промысел

– Из раннего детства я помню, как по нашей деревне ходил священник, в годы репрессий лишившийся всего, и прямо в нашем доме отправлял православные службы и обряды, – вспоминает ветеран. – Мы с братом с печки молча наблюдали за всем этим действом. Родители, несмотря на сложные для религии времена, оставались верующими и даже запрещали мне вступать в пионеры. Приходилось снимать пионерский галстук, прежде чем зайти домой.

Минули годы, и Григорий Тригорлов стал комсомольским, а затем и партийным активистом, однако мудрость, многократно повторяемую матерью, он пронёс в душе через всю жизнь: «Не гневи Бога». 

В 1993 году, после командировки в Ярославль, у Григория Ивановича зародилась мысль построить на территории своего шпалопропиточного завода часовенку, а потом и целый храм. Чтобы ознакомиться с новой для себя архитектурой, изучал знаменитые соборы Москвы, Санкт-Петербурга. Однако согласовать такую стройку с местными властями на тот момент еще не представлялось возможным. Железнодорожник пошёл на хитрость – в райисполком представил проект... дома ветеранов. Стройку без проблем согласовали, и «тайное» возведение храма началось. Разумеется, проект был разработан собственноручно. Финансирование на стройку всеми правдами и неправдами собирал с партнёров завода, вкладывал и личные средства. Раскрылся замысел директора завода, лишь когда сооружались характерные купола. 

– В России в те годы был полнейший хаос и разруха. Я вспомнил, что тяжёлые времена на Руси были во времена ига, и тогда появился Сергий Радонежский, духовный собиратель русского народа. Такого святого очень не хватало в 1990-е, и потому храм я решил назвать именно в его честь, – говорит Григорий Иванович. 

Когда дело подходило к концу, и была уже назначена дата освящения храма, в город пришло ненастье. Дожди лили несколько суток подряд. Но буквально за полчаса до начала ритуала над Томском воцарилась самая что ни на есть ясная погода. Церемония закончилась, и вскоре снова зарядил ливень, продлившийся три последующих дня. Как тут не поверить в длань Господню.

Однако на этом строитель храма не остановился. Помещение оказалось слишком мало, чтобы принять всех верующих с округи – вмещало всего 100 человек. Директор завода задался новой целью – расширить площади святого места вдвое: 

– В то время дорогой руководил Владимир Старостенко, взявший жесткий курс на омоложение руководящего состава. Все, кому было за 60, непременно уходили на пенсию. В числе работающих пенсионеров был и я. Если бы ушёл, храм, скорее всего, остался бы недостроенным. Но и тут, вероятно, снова вмешались высшие силы. Я оказался едва ли не единственным, кому Владимир Иванович позволил доработать директором аж до 62-х, что дало мне возможность завершить все работы по достройке храма.

Несмотря на россыпь отраслевых и государственных наград, самой ценной из них для Тригорлова остается орден преподобного Сергия Радонежского III степени, вручённый ему лично патриархом Московским и Всея Руси Алексием II. 

На пенсии Григорий Иванович вернулся к своей первой страсти – живописи. Им написано более 700 картин, в основном, это – копии великих мастеров: Шишкина, Нестерова, Клевера. Регулярно проводятся выставки, в том числе в Томском областном художественном музее. Выходец из сибирской глубинки реализовал таки свою детскую мечту – стать настоящим художником. 

– Сколько знаю Григория Ивановича, он всегда был в приподнятом настроении, помнит добро и сам несет его людям. Творец во всем, в общем, Богом поцелованный человек, – говорит про бывшего коллегу Евгений Кулинич, много лет занимавший должность заместителя начальника дороги по кадрам и социальным вопросам.

Завода, которому Григорий Иванович Тригорлов посвятил треть жизни, уже несколько лет как не существует. На его месте строится жилой микрорайон. Однако наследие Тригорлова остается жить в виде храма преподобного Сергия Радонежского. В честь храма назван и сам новый жилмассив – «Радонежский». И когда над этим районом раздаётся колокольный звон, ветеран понимает – всё было не зря...
Александр Матвеев
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/