19 октября 2018 15:01
фото: елена березенкова

Борьба с трассой и с собой

1200 км по Чуйскому тракту железнодорожник-велосипедист преодолел за 83,5 часа

Недавно Игорь Березенков вернулся из необычной «велопрогулки»: в течение четырех дней он со своими товарищами, в том числе и зарубежными, покорял Чуйский тракт. Суровые условия марафона смогли выдержать не все: из 38 участников к финишу доехали всего 17. В том числе и наш герой, который выступил инициатором и одним из организаторов этого велопробега.
Покорение алтайских гор

– Игорь Владиславович, сразу хочется узнать, что произошло в ходе заезда? Из-за чего финишировало менее половины участников?

– В пути были различные проблемы с техникой, случались проколы колес. Однако многие сошли из-за того, что физически оказались неподготовленными – у спортсменов начались проблемы с коленями, связками. Наши признанные местные лидеры немножко увлеклись соперничеством и перегрузили мышцы. Чтобы не допускать более серьезных осложнений, они снялись с марафона.

– Настолько сложной оказалась трасса?

– Трасса действительно была не из легких. Даже признанные спортсмены оказались перед ней «беззащитны». Например, в нашей команде ехали три немца. Один из них, 70-летний Клаус Чухоль, в подобных соревнованиях принимает участие с 1991 года, является 6-кратным финишером марафона Париж – Брест – Париж, ездил в Альпах. Уровень его подготовки не вызывает сомнений. Но ему пришлось сойти с дистанции, так как он не уложился в лимит (на трассе было 12 контрольных пунктов, которые нужно было проехать за отведенное время – прим. ред.).

– Что произошло с иностранным гостем?

– Как рассказал потом Клаус, трасса оказалась слишком тяжелой. В Альпах было полегче: после крутого уклона там шла «полочка» серпантина – то есть была возможность передохнуть. А на Алтае с одной стороны Семинского перевала 10-километровый крутой уклон, с другой стороны тоже уклон, более пологий, но тянется он целых 30 километров. Отдохнуть просто негде. Многим было тяжело, непривычно.

– У вас не появлялись мысли о сходе с трассы?

– Признаюсь, такие мысли приходили. Была сильная усталость, досада на себя, что физически не готов настолько, насколько хотелось бы.

– Как смогли себя перебороть?

– Это не первый мой марафон, поэтому такие чувства знакомы. Знаешь, что на подобные мысли не нужно обращать внимания, нужно перетерпеть какой-то период. Открывается второе, третье, десятое дыхание.

– Когда подобные мысли возникают?

– Самая тяжелая – вторая четверть пути, когда знаешь, что ты не проехал даже половины дистанции. Именно в это время приходится тяжелее всего.

А если учитывать, что марафон проходил в горах, где нужно было постоянно куда-то подниматься, то пришлось выдержать нелегкую внутреннюю борьбу.

Опять скрипит потертое седло

– Игорь Владиславович, когда вы увлеклись велоспортом?

– В школьные годы, где-то в седьмом классе. Родители, видя мою заинтересованность, купили мне достаточно серьезный агрегат – шоссейный «Старт».

– Помните свою первую «взрослую» дистанцию?

– Еще бы! Такое не забудешь. Тем же летом я взял свой «байк» и решил в одиночестве доехать из Новосибирска до Искитима. Сейчас я до него доберусь чуть больше чем за два часа. Тогда же дорога туда и обратно заняла у меня в общей сложности около 10 часов. Когда приехал, получил солидную трепку – родители успели уже все больницы обзвонить.

– Как потом складывалось ваше увлечение?

– Потихоньку катался себе по окрестностям. В студенческие годы познакомился с бывшими велогонщиками, к ним в компанию набился. Следующую серьезную дистанцию я как раз с ними и проехал: из Новосибирска до Тогучина и обратно.

– Слышал, что у вас произошла «велосипедная пауза» более чем на 10 лет...

– Это правда. После того, как я окончил Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта, где учился на факультете «Строительство железных дорог», устроился на работу в проектный институт «Сибгипротранс». Проработал там с 1986 по 1998 годы геодезистом на линейных изысканиях.

В этот период на велопрогулки совершенно не было времени: работа состояла из сплошных разъездов. Ездил на север Тюменской области, в Забайкалье, работал на БАМе, на изысканиях железнодорожной линии Новый Уоян – Могзон. В апреле из дома уезжаешь, в октябре возвращаешься. Все эти 12 лет велосипед ржавел.

– Как снова оказались в «седле»?

– В 1998 году я сменил работу – сел за компьютер. Примерно через 5 лет понял, что мне не хватает движения. Начал плавать (Игорь Березенков неоднократно участвовал в переплывах реки Обь, плавал на 5-километровые дистанции – прим. ред.). Вскоре у меня появилась мысль заняться триатлоном – велосипед, плавание и бег. Купил горный велосипед, но так прикипел к нему, что до бега дело не дошло. Решил, что мне и велосипеда хватит.

Сменил горный на шоссейный

– А когда поняли, что стали увлекаться этим видом спорта по-настоящему?

– Примерно через год после покупки велосипеда, когда я разобрался с его устройством, решил, что нужен «байк» посерьезнее – заказал титановую раму, обвес и собрал велосипед самостоятельно. Свой старый отдал сыну.

Стал ездить по бездорожью, но из-за того, что два года подряд меня преследовали травмы, решил перейти на асфальт.

– Что произошло?

– Было несколько серьезных переломов. Однажды на скорости спускался с горы, попал в колею и потерял управление – сломал ключицу. В другой раз, за 250 километров от дома, получил при падении тяжелые травмы лица. Пока они заживали, катался по шоссе, чтобы не трясло.

– Видимо, с того момента и началась ваша марафонная жизнь?

– Ну, первый свой марафон я проехал все-таки на горном велосипеде – в 2007 году в Волгограде. И понял, что надо менять его на шоссейный.

– Знаю, что вы являетесь организатором клуба «Новосибирск-марафон». Что привело вас к этому решению?

– Мне хотелось кататься с единомышленниками, перенимать чужой опыт, делиться своими успехами. Из Интернета узнал, что есть такое движение, имеющее вековую историю, систему координации и учета заездов, организатором которого является французский AUDAX CLUB PARISIEN (АСР). Ближайший к нам региональный клуб «Урал-марафон» находится в Екатеринбурге. Поучаствовав в уральских марафонах, решил, что нужно организовать подобный клуб в нашем городе. В 2008 году зарегистрировал клуб «Новосибирск-марафон» в АСР и провел первый в Сибири 200-километровый марафон, организованный по международным правилам.

В планах – вернуться в Париж

– А как возникла мысль провести марафон по Чуйскому тракту?

– В прошлом году команда из шести новосибирцев поучаствовала в марафоне в Карелии, организованном петербургским велоклубом. Вернувшись домой, решили провести свой. Сначала была мысль проехать вокруг Новосибирска с заездом в Томск, Кемерово, Барнаул. Но потом решили проложить маршрут по Горному Алтаю, хотя это и не совсем наша территория. Привлекла уникальность алтайской природы, прекрасные виды Северо-Чуйского хребта, открывающиеся из Курайской высокогорной степи, сложность прохождения Семинского перевела и красота Чике-Тамана.

Трасса марафона прошла по Чуйскому тракту, со стартом и финишем в Бийске и разворотом в Кош-Агаче. Ее протяженность составила 1200 километров, положенных для регистрации марафона в международном календаре.

– Какие впечатления остались у велосипедистов о прошедшем марафоне?

– Все были довольны. Даже те, кто не смог пройти всю дистанцию до конца, пообещали в следующий раз покорить Алтай. Особенно было поражены красотами наших гор иностранцы. Они были приятно удивлены организацией марафона, радушием волонтеров на КП, встречавших, кормивших и всячески поддерживавших участников.

– Какие следующие марафоны в планах?

– В 2014 году планирую участвовать в марафоне Волга – Дон. Но самая главная цель – стартовать на очередном марафоне Париж – Брест – Париж в 2015 году. В этом марафоне, который проходит раз в четыре года, я уже участвовал и он произвел на меня неизгладимое впечатление тем, что собирает на одном старте более 5 тыс. единомышленников.
Беседовал Виктор Мусиенко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31