14 ноября 2018 22:18
фото: архив редакции

Алтайский движенец расписался на рейхстаге рядом с Жуковым

Среди фронтовиков, работавших на Западно-Сибирской железной дороге, были и Герой Советского Союза, и полные кавалеры ордена Славы. Были и воины, которые оставили свою подпись в победном мае 1945-го на стенах рейхстага. Один из них – Андрей Афанасьевич Стоцкий, почти 35 лет проработавший на станции Алейская. Память о герое бережно хранят его потомки, нынешние алтайские железнодорожники.
О том, что дежурный по станции Алейская Андрей Стоцкий расписался на рейхстаге, случайно узнал его коллега Иван Ющенко, секретарь парткома железнодорожного узла. В конце 1970-х годов он с большим трудом приобрёл двухтомник воспоминаний «маршала Победы» Георгия Жукова и на одной из фотографий увидел знакомую фамилию. Фронтовой снимок иллюстрировал Георгия Константиновича, расписывающегося на рейхстаге. Чуть ниже автографа маршала ясно виднелась фамилия сослуживца, написанная до боли знакомым почерком: «Стоцкий».

– Так это же наш Андрей Афанасьевич! – осенило читателя. – А он про это никогда не говорил.

Когда Иван Ющенко показал эту фотографию Андрею Стоцкому, тот ничуть не удивился:

– А чего я хвастаться-то буду? Но маршала Жукова в тот день у рейхстага я не видел.

Позже он все-таки рассказал, как на стенах символа фашистской Германии оказалась его подпись.

Военная специальность Стоцкого – радист. В апреле 1945 года в составе 2-го гвардейского танкового корпуса участвовал в Берлинской операции. Накануне последнего боя командир батальона приказал ему внимательно следить за сообщениями, поскольку уже ожидались сведения о завершении операции. Как только рейхстаг сдастся, радист должен был сразу же сообщить об этом комбату.

В те памятные дни 1 и 2 мая 1945-го, сквозь гул боя и отрывистые немецкие фразы, советские радисты, пренебрегая паролями, радостно сообщили миру: «Рейхстаг пал!». С этой ошеломляющей новостью гвардии сержант Стоцкий примчался к командиру батальона. Тот, не медля, распорядился: «Ребята! Пошли к рейхстагу!».

Подошли, а там – пляски, шум, крики, пальба в воздух. Кто плачет, кто смеётся. Радист вместе с сослуживцами обратил внимание, что воины расписываются на стенах и колоннах рейсхтага. Подобрал на крыльце какой-то белый кусочек – то ли обожжённой глины, то ли бетона, приподнялся на носках и расписался.

Жукова увидеть ему не удалось, маршал побывал у рейхстага днём позже, 3 мая. Но по удивительному стечению обстоятельств их имена оказались у центрального входа в здание, между колоннами. Рядом!
В ту ночь Стоцкий впервые за четыре года войны забылся крепким сном.

Великую Отечественную алтайский железнодорожник прошёл «от звонка до звонка». Вот как он вспоминал первый день войны:

«В субботу 21 июня 1941 года наша часть, 939-й отдельный батальон связи 5-й армии, выехала на тактические занятия. На дежурстве в штабе остался лишь телеграфный взвод. Я уже был допущен к самостоятельной работе на аппарате Морзе и сидел за ним. Вдруг в помещение узла связи вошёл командующий армией генерал Потапов. Приказал:

– Кто на Ровно работает, соедините!

На связи с этим городом «сидел» как раз я. Доложил:

– Красноармеец Стоцкий готов к работе, товарищ командующий.

Включил аппарат, телеграфист Ровно отозвался. И тут же связь прервалась, начался артиллерийский обстрел и бомбёжка Ровно и Луцка.

Война! Мы увидели немецкие бомбардировщики. С этого момента всё «закружилось».

Вместе со штабом своей армии радист Стоцкий отходил на восток, попал в окружение, из которого наши части с трудом пробились. В составе Первой гвардейской стрелковой дивизии гнал фашистов от Москвы. В бою под селом Крюково Андрей Афанасьевич получил тяжёлое ранение в ногу. По дороге в госпиталь санитарный эшелон попал под обстрел, многие раненые погибли. Стоцкому повезло: и жив остался, и ногу доктора спасли.

После госпиталя оказался под Сталинградом. Зачислили радиста в инженерную бригаду, в батальон спецминёров. Они минировали заводы, фабрики, мосты, в том числе цеха знаменитого тракторного завода. Мины радиоуправляемые, взрывались по радиосигналу на определённой волне. После Сталинградской битвы батальон, в котором воевал Стоцкий, проводил сплошное разминирование города и от своих, и от фашистских мин. Позже Андрей Афанасьевич был награждён медалью «За оборону Сталинграда».

Дальше была Курская битва. В красноармейской книжке Стоцкого командир роты зафиксировал такие цифры: «установлено противотанковых мин – 120, снято – 80». А на станции Поныри сапёры вступили в неравный бой с прорвавшимися танками противника. Ценой своей жизни они не пропустили врага.

Однажды Стоцкого послали с пакетом в штаб бригады. Командир батальона связи, узнав, что он хорошо работает на телеграфном ключе, добился перевода Андрея Афанасьевича на радиостанцию в роту, которая проводила минирование и разминирование на нейтральной полосе.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленное при этом мужество и героизм в боях с наступающим противником в районе города Жлобин Стоцкий награждён медалью «За боевые заслуги». В дни разгрома Берлинской группировки фашистов он обеспечил бесперебойную радиосвязь роты со штабом батальона, что способствовало боевому успеху операции. Командование отметило доблесть гвардии сержанта медалью «За отвагу».

После войны Андрей Стоцкий приехал в Алтайский край, всю жизнь проработал на станции Алейская. На пенсию ушёл с должности маневрового диспетчера. Трудился так же, как и воевал – по-гвардейски, за что был удостоен высшей награды отрасли – знака «Почётный железнодорожник».
Максим Михайлов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31