13 ноября 2018 01:17
фото: Анатолий Шулепов

Работы никогда не боялся

Осмотрщик ПТО парка отправления нечётной системы станции Челябинск-Главный нашёл микроскопическую трещину диска колеса.
События разворачивались 16 сентября. Осмотрщик-ремонтник Иван Саблин, как обычно, заступил в ночную смену. Где-то в районе её «экватора» поступил сигнал о том, что прибыл очередной состав. Железнодорожник с коллегами направился к вагонам.

– У нас есть технологический процесс, где чётко указано, что вагон осматривают на 12 позициях, – рассказывает Иван. – Сначала смотрим автосцепку, всё межвагонное пространство, торцевую стенку вагона, рукава, а дальше «ныряем» к тележкам и так далее.

Наш собеседник рассказывает, что самые коварные места – боковая рама и колёсная пара. Дефекты этих деталей считаются трудновыявляемыми. Особенно нужно быть начеку со злополучным радиусом Р-55. Но в данном случае «выстрелило» колесо.

– Обычно стучишь по колесу и слышишь звон – всё хорошо, можно продвигаться дальше, – рассказывает Саблин. – Глухой же звук означает, что где-то трещина. Причём сразу непонятно, большая или нет, надо искать.

Ударив по очередному колесу, осмотрщик услышал глухой звук. Ослышался? Попробовал ещё раз. Сомнений нет, надо искать трещину. Подсвечивая себе фонариком, стал медленно осматривать поверхность. Увидел небольшую вспученность, раковинку. Зачистил – и вот она, длиной всего 150 миллиметров. Про такую вагонники говорят – недавно зародилась. «Волосинка» на металле, которую удалось рассмотреть в потёмках, вот что значит глаз-алмаз.

– Отлично сработал, подстраховал себя, ПТО и коллег с других дорог, – говорит начальник ПТО нечётной системы Сергей Харитонов. – Ведь неизвестно, как быст­ро трещина могла бы развиться. Если это происходит в пути, колесо просто разлетается на фрагменты, что может привести к сходу подвижного состава.

О своей находке Саблин сообщил старшему осмотрщику. По цепочке информация дошла до начальника ПТО. Тот сразу же дал команду: отцепляйте.

– Иван у нас никогда не боялся работы, – рассказывает начальник ПТО. – Многие и за 20 лет не могут ничего найти, а этот парень работает на результат. А всё потому, что привык «кланяться» вагону, залазить под него. Не фиктивно выполнять свои обязанности, а работать с полной самоотдачей. Заслуженно имеет шестой разряд. Отмечу, что мы присваиваем разряды не за выслугу лет, а исключительно за умелые руки и умную голову.

Когда-то Саблин пытался по­ступить в железнодорожный институт. К сожалению, не получилось. Тут друг устроился работать на пункт технического обслуживания. Предложил попробовать и Ивану. Тот прошёл медкомиссию – взяли.

Иван отлично помнит свой первый день, к вагону его, есте­ственно, не подпустили. Объясняли, показывали. Парень смотрел, учился, впитывал знания. За ним закрепили наставника – грамотного специалиста Сергея Павленю. Так начались трудовые дни. Поскольку молодой человек пришёл в январе, он сразу же прочувствовал на себе все погодные особенности труда вагонника.

Потом Саблина отправили в учебный центр в Курган. Здесь он на протяжении трёх месяцев получал необходимые для работы знания.

– Учиться всегда непросто, – говорит он. – Но мне было легче тех ребят, которые и вагон-то никогда вблизи не видели. Я же кое-что уже знал. Затем вернулся в Челябинск на родное ПТО. Трудно передать ощущения, когда мне предоставили возможность самостоятельно в должности осмотрщика пойти вдоль состава. Признаться, поджилки поначалу тряслись. Ведь время осмотра ограничено – на транзитный вагон чуть более четырёх минут, на своего формирования – пять. Но это, наверное, у каждого начинающего осмотрщика так. Я всегда знал, что рядом товарищи, которые подскажут в случае трудной ситуации. Главное – не суетиться.

С того самого первого дня, когда Саблин пришёл на железную дорогу, прошло почти пять лет. Каждую смену он вместе с коллегами своей бригады осматривает от 30 до 45 поездов в смену.

Сергей Харитонов подчёркивает: работа на ПТО очень непростая, далеко не каждый выдержит. За смену железнодорожники проходят порядка 15 километров, осматривая и при необходимости ремонтируя вагон. К концу рабочей смены спина гудит, ноги не слушаются. Но работники понимают, что, несмотря на усталость, терять концентрацию внимания нельзя. Особенно, когда гарантийные плечи – более двух тысяч километров.

Сейчас Иван Саблин мечтает построить дом, завести семью. А возвращаясь к теме трещины, говорит спокойно: если будут, то обязательно найду. Но даже он, будучи одним из лучших осмотр­щиков, считает, что не может знать всё досконально о вагоне.

– Если говорить откровенно, то, наверное, и я до конца всё о нём не знаю, – говорит начальник ПТО. – Возможно, больше остальных, но не всё. Как говорится, нет предела совершенству, мы учимся всю жизнь.
Александр Кичигин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30