17 ноября 2018 14:24
фото: Анатолий Шулепов

«Пернатые» не прилетят?

Перспективы поставок на ЮУЖД новейших электропоездов в преддверии ШОС пока туманные

На 2020 год в Челябинской области запланировано проведение сразу двух саммитов: ШОС и БРИКС. Работники ЮУрДМВ очень рассчитывали, что к этому времени по полигону нашей дороги пойдут первые современные скорост­ные пригородные поезда. Надеялись не случайно, ведь заказчиком объёмов движения является областное руководство. Более того, именно ему постановлением Правительства РФ поручено приобретать подвижной состав. ­­И вот теперь известно наверняка – мечтам сбыться не суждено.
Интервью с Игорем Манько, начальником Южно-Уральской дирекции моторвагонного подвижного состава

– Игорь Евгеньевич, для начала хотелось бы узнать, успешно­ ли для дирекции складывается 2018-й год?

– Не будет преувеличением, если я скажу, что его первая половина складывалась очень удачно – по сумме различных показателей мы занимали второе место среди аналогичных дирекций сети. Однако сход подвижного состава, который произошёл в Кургане, «смазал» нам всю картину. Причём «отличилось» депо, которое практически готово было получить сертификат по безопасности движения поездов. К сожалению, это предприятие нас подвело. Дирекцию сразу отбросило со второго места на 14-е из 16. Всего один случай так повлиял на расстановку в рейтинговой таблице. Что касается остальных показателей, в том числе и финансово-экономических, то дирекция их перевыполняет. Наша главная задача – обеспечить целевые показатели безопасности движения. И у нас для этого всё есть. На данный момент ЮУрДМВ работает со снижением количества отказов первой и второй категорий к аналогичному периоду прошлого года на 20%. И это при задании правления в 10%.

– Вводились ли в этом году новые электропоезда?

– Введены поезда на Бишкиль. От Кургана до Шумихи ранее в неделю ходили всего три электрички, теперь они курсируют ежедневно. С середины 2017 года видна устойчивая положительная тенденция, люди потихоньку возвращаются в пригород. Надо понимать, что всё это наша выручка, из которой, в том числе, складывается фонд заработной платы.

– Впереди зима. Опыт прошлых лет учитывается при подготовке оборудования к работе в предстоящие холода?

– В зимний период с 2015 на 2016-й год у нас было девять отказов. Причём все по электрооборудованию. Здесь «отличились» два депо: Челябинск и Курган. Из-за сильных холодов замёрзли реостатные контрол­леры в вагонах и электропоезда перестали отапливаться. Кстати, с аналогичной ­проб­лемой столкнулись и наши коллеги на сети. На данный момент отказы по электрооборудованию занимают первое место. Не электротормоза, не механика, а именно электрика.

В связи с этим мы приняли несколько важных технических решений: в том числе утеплили подвагон­ные ящики, в которых и находится вся аппаратура. Там же укладываем мешочки с селикагелем, который впитывает влагу, заменили все вентили рео­статных контроллеров. В результате в прошлом году количество отказов резко сократилось. Совсем без них вряд ли удастся отработать, железо, к тому же не новое, будет ломаться. Но тенденция налицо.

– Как обстоит ситуация со старением и ремонтом парка?

– Старение – это наша давняя проблема. На Курганском регионе всё ещё ездят «старички» ЭР2К, которые были выпущены в 60-х годах прошлого века. Им, конечно, продлевают срок службы, мы содержим их в надлежащем состоянии. Однако проблема остается. Люди, да и само время требуют более современного подвижного состава.

Что касается ремонта, то здесь особую тревогу вызывает ситуация, которая этим летом сложилась с рельсовыми автобусами. Так, в настоящий момент по Челябинскому региону на Верхний Уфалей ходят всего две пары. 15 октября один РА придется отправлять на ремонт.

Вообще, проблема заключается в том, что в условиях наших депо мы можем производить лишь мелкие виды ремонта. На капитальный – техника уезжает в Анисовку. Качество выполняемых работ там не всегда высокое. Например, в мае мы получили РА и из-за многочисленных недочётов целых четыре месяца не могли ввести его в эксплуатацию. В итоге мы выделяли вагоны нашей приписки и обращались к коллегам из дирекции тяги с просьбой помочь нам на южном направлении. Более того, сейчас в принципе практически невозможно ­попасть в Анисовку на ремонт.

– В чём причина?

– После крупного крушения на перегоне Фили – Кунцево Московской железной дороги было принято решение, что рельсовые автобусы московских коллег имеют приоритет в прохождении капитального ремонта. Поэтому сейчас график наполнен их машинами. Наш поезд пока отставили. Соответст­венно, оставшиеся на нашей дороге стали больше «бегать». Среднесуточный пробег у них выше, и они ощутимо быстрее стали приближаться к срокам большого ремонта. Причём проблема характерна для всей сети. У нас даже периодически пытаются выпросить РА на другие дороги. Мы отвечаем, что у нас самих ситуация не лучше.

– Планируется ли в ближайшие годы поставка новых электро­поездов на полигон ЮУЖД?

– Уже очевидно, что к 2021 году столкнёмся с нехват­кой машин постоянного тока – они будут уходить на заслуженный отдых. Между тем мы очень хотели воспользоваться возможностью приобрести новый состав к саммитам ШОС и БРИКС, которые пройдут в Челябинске в 2020 году. Вышли на Центральную дирекцию с предложением закупить пять новых поездов взамен выбывающих. Возможно, это был бы современный ЭП2Д постоянного тока или ЭП3Д переменного. А то и сами «Ласточки». Однако, поскольку основным заказчиком должна­ выступать область, то нам рекомендовали обратиться к руководству региона.

– Вот и дошли до главного вопроса. «Ласточки» прилетят к ШОС?

– К сожалению, здесь от нашей дирекции мало что зависит. Мы бы этого очень хотели. Свердловская пригородная компания обращалась к губернатору.­ Схема ведь очень проста: область – заказчик, СПК – перевозчик, а мы – арендодатель, который предоставляет подвижной состав. В СПК посчитали, чтобы запустить пять «Ласточек», необходимо 150 миллионов рублей. Вместе с тем, ожидаются довольно серьёзные доходы, которые существенно превысят расходы. К сожалению, нам ответили, что денег на эти цели в областном бюджете нет.

– Почему вы так ратуете за эти электропоезда?

– Я приведу простой довод. В преддверии Чемпио­ната мира по футболу Калининградская дорога запустила «Ласточки». Туда же приглашали работать специалистов со всех дирекций, отправилась и наша локомотивная бригада. Так вот, пассажирооборот в пригородном движении резко вырос на 48%! Люди ушли с автотранспорта и поехали на наших поездах! Пассажиры очень ценят комфорт и безопасность по доступным тарифам. Новая техника может всё это предоставить. Но, к сожалению, эти «птички» прилетают только туда, где есть заинтересованность всех участников перевозочного процесса. Сейчас они курсируют на Московской, Калининградской, Северо-Кавказской, Свердловской железных дорогах. Современный подвижной состав идёт на Дальневосточную. Свою заинтересованность высказали губернаторы Новгородской и Вологодской областей… Поверьте, новые поезда, это не только мечта пассажира, это и моя мечта.

– Но ведь наша инфраструктура не готова обслуживать такие поезда.

– Действительно, в наших условиях это делать непросто. Однако эти электропоезда приписки Дирекции скоростного движения. С той же Свердловской дороги на большие виды ремонта техника ездит на Московскую магистраль и ничего в этом страшного нет. Что касается мелкого ремонта, то в этом проблемы тоже нет. Мы сами в машину не полезем, а заключим договор со специализированной организацией.

– На какие направления вы бы их запустили?

Однозначно до Карталов. Сегодня на этом направлении ускоренные ЭД4М преодолевают расстояние всего за три часа. Скорость состава от 100 до 120 километров час. Это очень непросто дается нашим сотрудникам, нервное напряжение на пределе. Мы обгоняем даже пассажирские поезда, которые делают всего две остановки, а наши четыре. Люди становятся очень требовательными ко времени. А теперь представьте, что то же расстояние можно преодолевать в два раза быстрее. Пассажирам, как и нашим бригадам, было бы намного комфортнее. Что касается других направлений, то пара поездов наверняка ходила бы на Курган и Златоуст. Поверьте, «птичкам» работа бы нашлась. В обычных видах движения, не ускоренных, мы бы по-преж­нему обошлись старыми добрыми ЭД.

– Думаете, пассажир вернётся в пригородный электротранспорт?

– Только если мы его заинтересуем. А интерес – это, как я уже говорил, скорость, безопасность, современность, комфорт и цена. Скорость и безопасность есть и сейчас. Цена – вопрос к СПК. Но люди хотят ещё и комфорта. Они хотят ехать с удовольст­вием. Если мы всё это предоставим, то пассажир вернётся. В этом я даже не сомневаюсь.
Беседовал Александр Кичигин