18 августа 2018 16:47

Правнук великого поэта служил в Кургане

180 лет назад на Чёрной речке был смертельно ранен Александр Пушкин.
На моём репортёрском пути время от времени встречались уникальные люди, связанные с самыми величайшими событиями и личностями минувших веков. Однако представить, даже в самых смелых мечтах, что мне придётся общаться с родственником великого поэта, я не мог. Тем удивительнее оказалась встреча с Григорием Григорьевичем Пушкиным…

Конечно, он гордился родством со знаменитым прадедом. Его связь с поэтом была удивительно коротка: Александр Сергеевич родил сына Сашку; у того, в свою очередь, родился Гришка (именно поэт – с любовью – называл так своих кровных), а потом на свет божий появился Григорий Григорьевич. Короткая и прямая ниточка! Новые знакомые Григория Григорьевича порой не верили: «Не может быть, что вы правнук Александра Сергеевича! Ведь та эпоха так далека от нас!». Тот лишь улыбался в ответ.

Мы встретились летом 1988 года в Москве. Супруга Григория Григорьевича, радушная Мария Ивановна, угощала меня чаем. Был ранний вечерний час. Изящные настольные часы XVIII века неспешно отбивали время. Под их мирное тиканье я внезапно перенёсся в прошлое, слушал семейные предания… И вдруг – резкий переход. Григорий Григорьевич неожиданно сказал:
– Вы знаете, а ведь я бывал в вашем городе…

В каком городе? В Кургане? Помню, при этих словах я невольно схватился руками за подлокотники кресла. А Григорий Григорь­евич спокойно продолжал:
– На войне я хлебнул! Сначала партизанил в Подмосковье, а с 1942 года служил в действующей армии на Западном и 2-м Украинском фронтах. Вокруг меня постоянно шли какие-то разговоры, которые меня раздражали: надо, мол, меня сберечь как единственного правнука Пушкина. Меня, к слову, опекал и сам Ворошилов. Я обычно огрызался: «Все воюют, я на печке отсиживаться не хочу!» Однако потом меня вызвал командир дивизии: «Ты что, не понимаешь? А если сложишь голову?». Он так поэтически произнёс эти слова, что у меня, кажется, навернулись слёзы. А в заключение сказал: «История мне не простит».

В общем, не слушая больше возражений, комдив откомандировал Пушкина на курсы в Курган…

Было это в 44-м, война катилась к концу. Григорий Григорьевич, даже прибыв к месту командировки, не оставлял попыток вернуться на фронт, отправлял командованию рапорт за рапортом: хочу встретить Победу в действующей армии! Бесполезно… Вместо этого на увальском полигоне приходилось отрабатывать приёмы боя в составе танковой бригады.

А ещё правнук Пушкина иногда без разрешения лазил через забор, ходил на базарчик, где шла бойкая торговля. Покупал шанежки с толчёным картофелем.

Знал ли он, что в Кургане некогда жил опальный друг его прадеда – декабрист Кюхельбекер? Нет, откуда же!

…После этого разговора и пришла неожиданная идея: пригласить Григория Григорьевича в Курган. Правнук согласился. И приехал к нам в город весной 1989 года. Мы с членами городского клуба книголюбов встречали его на железнодорожном вокзале. Первым делом повели в привокзальный ресторанчик и угостили котлетой «по-киевски»…

Во время одной из встреч Григорий Григорьевич рассказал нам удивительную историю. Его мать долгие годы хранила один из рукописных дневников Александ­ра Сергеевича, в годы революции прятала его на чердаке, обёрнутым плотной тканью. А сейчас эти раритетные рукописи хранятся в мемориальном музее Александра Сергеевича Пушкина.

А ещё ему постоянно задавали один и тот же вопрос: не пишет ли правнук стихи? Григорий Григорьевич отвечал: «Пушкин в одном из писем просил своих детей этого не делать. И все остальные родственники тоже считали: сочинять стихи, как Александр Сергеевич, они никогда не смогут».

О гибели своего прадеда он говорил неохотно. Для него это была тяжёлая тема.

…Прошло время. Все пушкинские родственники один за другим ушли из жизни. Сначала неожиданно скончался сын Григория Григорьевича, праправнук поэта Александр Григорьевич. От безысходной тоски по сыну умерла Мария Ивановна, вслед за ней на небо вознеслась и душа Григория Григорьевича. Так и оголилась единственная в стране прямая ветвь рода Пушкина. На память об удивительной встрече у меня только и остался томик «Евгения Онегина» с короткой надписью: «Славе Аванесову от Григория Григорьевича Пушкина, правнука А.С. Пушкина».
Вячеслав Аванесов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31