18 декабря 2018 16:42
фото: Сергей Болашенко

Записки исследователя

Известный путешественник проехал на последнем рейсе маршрута Красноярск – Кия-Шалтырь

Москвич Сергей Болашенко – фигура весьма необычная. Знатокам железнодорожного транспорта он известен как автор свыше десятка книг, посвящённых рельсовым дорогам России, а также создатель специализированного интернет-сайта. Своей целью автор считает сохранение живой истории отечественного рельсового транспорта.
В этом номере мы публикуем рассказ Сергея Болашенко о посещении Красноярской магистрали. Поездка состоялась в мае этого года и была посвящена отмене пассажирского рейса Красноярск – Кия-Шалтырь. Автор проехал на последнем поезде этого маршрута. Публикуемый текст Болашенко откровенен, критичен и вполне может показаться красноярским железнодорожникам нелицеприятным. Но тем и ценен взгляд со стороны, пусть даже где-то поверхностный.

ИЗ МОСКВЫ – В КУЗНЕЦКИЙ АЛАТАУ

Основная цель моей поездки была посетить железнодорожную линию Красная Сопка – Кия-Шалтырь в последний день существования на ней пассажирского движения. Добираться до места решено было через Новосибирск.

Выезжаю 19 мая. В Толмачёво прибыли в пять утра по местному времени. Впечатлило обилие машин с кемеровскими и алтайскими номерами, обилие таксистов, призывавших ехать в Новокузнецк и Барнаул. В Новокузнецке, Кемерово, Томске и Барнауле есть действующие аэропорты, но цены на билеты туда являются ещё более грабительскими, чем в Новосибирске.

ОАО «Экспресс-пригород» (оператор пригородных перевозок в Новосибирской области) оставляет хорошее впечатление. Объём движения сохранён на высоком уровне. Даже на удивительно высоком для столь малонаселённой местности. Для сравнения, в Челябинске, где численность населения вдоль железных дорог намного выше, власти почти полностью уничтожили пригородное движение. То же самое в Кемеровской области.

Штраф (официально – сбор) за посадку в поезд без билета составляет 100 рублей. На моих глазах его платили! Неподчинение контролёрам, перебежки – такого здесь не бывает. Стыдно за Москву с её жуткими «собаками»!

В Москве давно настало лето. Уже две недели держится температура +30 градусов. Однако в Сибири на исходе мая не было листвы, температура держалась на уровне +5... +7 градусов, люди ходили в зимней одежде, местами виднелся снег. Вскоре мне пришлось покупать дополнительную одежду. Несмотря на это, воздействие холода было ощутимым.

На электропоездах следую по маршруту Новосибирск – Болотная – Тайга – Мариинск – Боготол – Ачинск.

Про красноярскую пригородную компанию «Краспригород» в отличие от новосибирского «Экспресс-пригорода» ничего хорошего сказать не могу.

Невероятный и необъяснимый момент – маршруты Красноярск – Чернореченская и Боготол – Чернореченская. Со стороны Красноярска электропоезда должны следовать до Ачинска (расстояние – 184 километра). Ещё лучше – до Назарово. Пять пар электропоездов в день Красноярск – Ачинск – Назарово, соединяющих крупные города, уверен, были бы востребованы.

Вместо этого электропоезда следуют до Чернореченской. Согласованных пересадок нет. Чернореченская – маленькая станция в деревне с почти нулевым пассажиропотоком. С обеих сторон электропоезда подходят к ней пустыми. Пассажиры, желающие добраться из Ачинска в Красноярск, вынуждены пользоваться автобусами (вдвое дороже) или плацкартными вагонами поездов дальнего следования (втрое дороже).

На юг от Ачинска пригородного движения официально не существует. Не исключено, что его фактически нет – сведений о рабочих поездах найти не удалось.

Так как мой бюджет строго ограничен, я сплю в замаскированном месте вблизи платформы Транспортная на восточной окраине Ачинска. В 00.45 по местному времени выезжаю последним поездом из Ачинска до станции Кия-Шалтырь.

НА ПОСЛЕДНЕМ ПОЕЗДЕ

На ближайшей к вокзалу платформе стоял последний в истории поезд сообщением Красноярск – Абакан. От него уже отцепили вагон на Лесосибирск. В основной части состава по-следний вагон – мой, следует на Кия-Шалтырь. Проводник нерусской внешности, вероятно, азербайджанец. Вагон, к счастью, забит не полностью.

Отправляемся, едем несколько минут до соседней станции Ачинск-2. В расписании здесь указана стоянка 25 минут. Реально манёвры и стоянка длятся около трёх часов. Основная часть поезда уходит в Абакан. В Кия-Шалтырь пойдёт единственный плацкартный вагон.

Просыпаюсь перед станцией Шушь. Осматриваю из окна вагона знаменитый угольный конвейер от Берёзовского разреза к Берёзовской ГРЭС в Шарыпово, самый длинный в мире – 15 километров. Фотографирую станцию Дубинино и все последующие станции и остановочные пункты.

Спрашиваю дежурную по станции Кия-Шалтырь, будет ли что-то взамен отменённого поезда. Нет, ничего не предполагается.

Горная станция Кия-Шалтырь (посёлок Белогорск) – крайне отдалённое, суровое и трудное для жизни место даже по меркам Красноярского края. Официально посёлок находится в Кемеровской области, хотя все транспортные связи осуществляются с Красноярским краем.

Зима здесь длительная, почти как в Норильске, хотя Норильск находится на 1700 километров севернее. Высота вроде бы небольшая – 700 метров в жилой части посёлка. Местами наблюдается метровая толща снега.

От станции ведомственная железнодорожная линия продолжается ещё на девять километров. Вслед за пассажирским поездом резервом прибыл ведомственный тепловоз.

Внешний облик тепловоза меня поразил. Он был окрашен в чёрный цвет с яркой ломаной красной полосой. Вроде бы обычный ТЭМ14-002, но такой расцветки я ни разу не видел. Где я?! В Америке? В Канаде?

Тепловоз показался невероятно похожим на американские и канадские локомотивы. Незадолго до этой поездки я много дней подряд провёл за изучением сетевых ресурсов, посвящённых железным дорогам США и Канады, готовя крупную публикацию.

В тот момент я подумал, что, возможно, начальник местного предприятия промышленного железнодорожного транспорта тоже рассматривал фотографии канадских тепловозов и решил создать здесь их подобие. Да и обстановка вокруг казалась похожей на суровую Канаду. Впрочем, позднее выяснилось, что расцветка изначальная, заводская.

Моей задачей было проехать всю ветку, включая участок до Рудной.

Спрашиваю у одного из вагонников, когда отправится поезд на рудник. Отправление примерно через час. Осматриваю мост к югу от станции, треугольник. Ближе к обещанному времени отправления поднимаюсь на «американский» тепловоз.

Машинист категорически отказался подвезти. Несмотря на все усилия и уговоры, на показ публикаций обо мне, даже на предложение денег. Тяжёлая ситуация!

Делаю вид, что ухожу в сторону. Затем, тщательно маскируясь, прячась по кустам, забираюсь в порожний грузовой вагон. Поезд вскоре отправился. Стою в вагоне под почти ледяным дождём. Прибыв на станцию Рудная, вылезаю из вагона и очищаюсь от грязи в снегу.

Находясь в грузовом вагоне, я снова вспоминал США и Канаду. Там за поездку в грузовом поезде посадят в тюрьму на срок до шести месяцев, при рецидиве – больше. Также возможен длительный полицейский надзор. У нас за это в худшем случае могут оштрафовать на 100 рублей.

Цель достигнута! Я проехал от станции Кия-Шалтырь по ведомственной линии длиной девять километров до станции Рудная. Это физический конец линии. Железная дорога проехана полностью, включая участок без пассажирского движения!

Справка «КЖ»

Сергей Болашенко – автор одного из крупнейших в мире сайтов железнодорожной направленности. Выпустил 14 книг, посвящённых рельсовому транспорту. В их числе – тексты о магистралях нашего края – о Красноярской детской дороге, об узкоколейках и отдельная монография о Норильской железной дороге. Поставил цель проехать по всем рельсовым линиям бывшего СССР, включая трамвай, метрополитен и узкую колею. Свои экспедиции Болашенко совершает на собственные средства. Условия его поездок предельно аскетичны, но благодаря этому исследователь видит мир не с парадного крыльца.
Сергей Болашенко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30