12 ноября 2018 23:43

Сердце память бережёт

Железнодорожники сохраняют историю подвига изыскателей «трассы мужества»

Инициативная группа по сохранению памяти об изыскателях дороги Абакан – Тайшет по многолетней традиции посетила мемориал Александра Кошурникова у посёлка Нижняя Тридцатка, где 75 лет назад, в 1943 году, он был похоронен.
Впервые за много лет поездка состоялась именно в день гибели руководителя экспедиции, которая 5 октября 1942 года была отправлена в саянскую тайгу для изучения одного из вариантов прокладки будущей трассы и не вернулась.

«3 ноября. Вторник. Пишу, вероятно, в последний раз. Замерзаю. Вчера, 2 ноября, произошла катастрофа: погибли Костя и Алёша. Плот задёрнуло под лёд, и Костя сразу ушёл вместе с плотом. Алёша выскочил на лёд и полз метров 25 по льду с водой. К берегу пробиться помог я ему, но на берег вытащить не мог, так он и закоченел наполовину в воде. Я иду пешком. Очень тяжело. Голодный, мокрый, без огня и пищи. Вероятно, сегодня замёрзну», – эти высеченные на мемориальном камне слова комом застревают в горле.

Привычным порядком запасённым загодя инструментом приехавшие выметают обильную сухую листву, ставят венки и свечи.

Перед началом митинга руководитель музея им. А.М. Кошурникова – филиала Курагинского районного краеведческого музея Надежда Унгуряну вынимает из капсулы, что хранится в нише стены, накопившиеся после последнего июньского посещения записки посетителей.

«Я горжусь, что я жительница станции Кошурниково, что у нас есть улицы Стофато и Журавлёва. Хочется, чтобы не только наши дети, но и дети наших детей знали эту историю, чтили память, оберегая это место. Абаканская дистанция гражданских сооружений, 23.07. 2018».

А вот другое послание: «Для нас А.М. Кошурников – человек, пример с которого надо брать: никогда не сдаваться и достигать своих целей. Отряд «Искатели», шк. №8. 06.07.2018».

И ещё. На листочке блокнота старательно в каждую клеточку карандашом вписаны крупные буквы: «Спасибо за будущее. Мы вам благодарны. Соня, 10 лет, г. Красноярск, 22.07.2018 г.»

4-2.jpg

Ветер колышет кроны вековых сосен, пронизывает холодом насквозь, но горячи и полны чувств слова присутствующих.

– Сегодня, 3 ноября, мы вновь кланяемся памяти первых изыскателей «трассы мужества», – берёт слово председатель общественной организации Хакасской республиканской организации Российского профсоюза работников культуры Людмила Растащенова. – Память живёт тогда, когда она поддерживается и на уровне государственном.

Одна из традиций ежегодной экспедиции к мемориалу Александра Кошурникова – в память о трагической гибели изыскателя бросать красные гвоздики в ледяные воды Казыра. На мелководье твердь и воду крепко сцепили ледяные «забереги», по реке идёт шуга. Боязно даже прикоснуться, не то что представить себя в студёном потоке.

Сегодня нам в наследство осталось совсем мало воспоминаний современников о руководителе отряда первопроходцев. Николай Несмелов, коллега Александра Кошурникова по институту «Сибтранспроект», был знаком с ним на протяжении почти 15 лет и написал то, о чём знают лишь немногие.

Долгое время возглавлявшая Минусинский музей им. Мартьянова Людмила Ермолаева познакомила нас с фрагментами этого документа.

«Приехали мы с Соловейчиком на Нижнюю Тридцатку под вечер. Этот посёлок рыбаков и охотников, расположенный на правом берегу Казыра, состоял из 6-7 домиков. В самом крайнем доме – ближайшем к будущей могиле Кошурникова (дом этот стоит и поныне), жил с семьёй И.Ф. Степанов – бригадир рыболовецкой артели «Золотопродснаба».

Интересно, что именно этот человек 4 октября 1943 года в районе острова Кедровый на дне реки у кустов правого берега обнаружил полузамытое песком тело изыскателя Кошурникова, а в банке – его дневник и другие уцелевшие бумаги.

«Мы опоздали с Самуилом Яковлевичем на подъём трупа со дна Казыра, – продолжает свой рассказ о том скорбном дне Николай Несмелов. – Утром ушли две лодки с прибывшими из Артёмовска представителями власти – судебно-медицинским экспертом и уполномоченным НКВД. Вскоре после нашего приезда в посёлок к берегу подчалили и лодки сверху. Всё население высыпало на берег и стояло теперь в скорбном молчании и неподвижности, сняв шапки. В одной из долблёнок, на расстеленном по дну большом листе бересты лежал наполовину скелет, наполовину разложившийся труп. На пустой грудной клетке, скрывая ключицы, был смёрзшийся задранный железнодорожный китель, на петлицах с зелёной окантовкой по две звёздочки».

Картину, которую описывает автор воспоминаний, легко представить и сегодня. Как молча, опустив головы, стоят рыбаки, мужчины без шапок. Как постепенно у присутствующих проходит период оцепенения. Как они тихо переговариваются, решают, что делать дальше.

Иннокентий Степанов предложил вбить кол в галечниковую косу, а лодку с останками Кошурникова привязать на длинную верёвку, оставив в воде беспокойного Казыра на ночь.

«Кошурникова хоронили на другой день, – пишет Николай Несмелов. – Рыбаки из колотого кедра обтесали доски и изготовили гроб. Из кедра же вытесали надгробье с пятиконечной красной звездой на вершине. Могилу вырыли на высоком берегу Казыра, место захоронения предложил Иннокентий Степанов. Хоронить вышло всё население посёлка. Соловейчик произнёс надгробную речь. Рыбаки слушали её в скорбном молчании, присутствующие женщины плакали, в том числе Лиза, дочь Степанова. Столпившиеся рыбаки, когда гроб был опущен, бросили по горсти песка и быстро засыпали могилу. Установили надгробье. Лиза Степанова при прощании обещала следующей весной подправить могилу и убрать её полевыми цветами. И пока жила в посёлке, своё обещание выполняла».

Затем эстафету памяти до последних своих дней нёс Гелий Боголюбов. А с 1963 года в подвижническую деятельность активно включилась Дина Иванова, вокруг которой сплотилась многочисленная группа взрослых и детей, считающих своим долгом чтить память о героических личностях – Александре Кошурникове, Константине Стофато, Алексее Журавлёве.

– Почему я прикипела к этому месту – сама не знаю, – говорит Дина Иванова, пенсионер, вдохновитель и организатор экспедиций к месту захоронения Александра Кошурникова. – Мне уже 81 год, и я чувствую необходимость передать эту миссию молодому поколению. Чтобы нам всем не было стыдно перед потомками, нужно сохранить мемориал. Обращаюсь к руководству и подразделениям Красноярской магистрали: давайте общими усилиями сделаем реконструкцию этого объекта исторического наследия. Мемориал требует капитального ремонта. Огромное искреннее спасибо многим работникам дороги за поддержку. Однако сейчас необходимо позаботиться не просто о сохранности, но и о самом существовании памятника, а он разрушается. Небезопасны стали мостик и лестница, почти не видно надписей и изображений на надгробье. Ведь речь идёт о символе величия духа русского человека, о значимой личности в истории железных дорог.
Надежда Морозова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30