12 декабря 2018 09:18

С «Миром» в душе

Светлана Еремеева работает журналистом в городе Новохопёрске Воронежской области. Пишет прозу, сказки, стихи для детей. Произведения публиковались в журналах «Молодая гвардия», «Смена», «Подъём», «Странник».

Нарядная ёлка весело переливалась маленькими посеребрёнными «домиками». Такую необычную гирлянду Зинаида Андреевна купила по случаю лет 20 назад. Тогда она ездила на какое-то важное совещание и зашла в маленький магазинчик в другом районе города. Там эти «домики» её и поджидали. Взяла сразу две коробки – для себя и для мамы в деревню. Та её городские гостинцы хранила годами, не используя по назначению. Духи, кремы, дорогое мыло лежали в серванте за стеклом как сувениры. Когда Зинаида пыталась с ней спорить и говорила, что всем этим нужно пользоваться, мама объясняла: «Это на память». А вот заснеженные «домишки» она использовала. Правда, по-своему. На Новый год украшала ими иконы в углу, и разноцветные огоньки радостно бегали по золотой фольге на окладах.

 

Сейчас всё в прошлом – и совещания, и поездки в деревню.

 

Зинаида приехала в этот город давным-давно. Сначала был техникум, потом институт, интересная работа. В их индустриальном городе новые заводы и фабрики росли как грибы. Ну и само собой ко всему этому прилагалась культурно-развлекательная сфера, в которой Зинаида и работала. В 70-х годах в районе выстроили огромный кинотеатр «Мир». И Зинаиду Андреевну назначили его директором. Красота и размах «Мира» воодушевляли и окрыляли её. Зинаида просто горела на работе – тщательно подбирала репертуар, ревностно следила за качеством кинопоказов, привлекала хороших артистов, которые выступали между сеансами. А какой в кинотеатре был интерьер! В богатом фойе с массивными колоннами с барельефами был устроен ботанический сад, одну из стен занимал большой аквариум с золотыми рыбками. На втором этаже стояли пальмы в огромных плошках, а между ними щебетали попугайчики. Слава о «Мире» гремела во всём их большом городе.

 

А закрыли её «Мир» в начале 90-х. Люди перестали ходить смотреть кино. По всему городу стали открываться видеосалоны, предлагавшие новомодные боевики и ужастики. Потом видеомагнитофоны появились почти в каждом доме. Огромное здание с двумя залами на 400 мест городу стало ненужным, и содержать его было не на что. В кинотеатре отключили свет, перекрыли коммуникации. И стал «Мир» необитаемым.

 

Зинаида Андреевна к тому времени вышла на пенсию. Перемены вокруг она воспринимала со сжатой в душе болью. Ненужным стал не только кинотеатр. Закрывались заводы, продавались детские сады. Как и тысячи людей вокруг, она просто жила в предлагаемых обстоятельствах, понимая, что, даже если она разобьёт себе голову о стену, ничего не изменится. А красавец «Мир» тем временем превращался в помойку, где уже хозяйничали разные неблагонадёжные элементы. Каждый раз, проходя мимо исполина, его бывшая хозяйка прибавляла шаг, а то и закрывала глаза.

 

Так прошло лет 5. И однажды поутру зашедшая к ней на чай соседка принесла удивительную новость: «Мир» теперь будет храмом».

 

Зинаида Андреевна оторопела. Она, конечно, хотела, чтобы здание вновь ожило. Но какой же из кинотеатра храм... Когда-то в её родном селе тоже была церковь. Зинаида только родилась, когда её закрыли. И почти сразу устроили в храме клуб. Его заведующий поспешил сделать на стене надпись: «Клуб имени Сталина». Эта горячка чуть не стоила ему жизни. На церкви ещё возвышался купол, а над центральным входом был написан образ Богородицы. Как ни старались его замазать-закрасить-забелить, образ проступал снова и снова. Поэтому районное начальство и возмутилось: как можно назвать такой клуб именем вождя всех народов?! Заведующему в районе дали такую взбучку, что он, вернувшись в село, самолично несколько дней затирал надпись, а позже и вовсе было принято решение перевести клуб в другое здание. А церковь потихоньку начали разрушать...

 

Всё это рассказывала Зине бабушка. А сама она помнила только огромную радость, которая охватывала молоденькую студентку, когда она приезжала домой на каникулы. И первой, кто встречал её, была уцелевшая при въезде в родное село колокольня. Как добрый маяк служила она возвращающимся на родную сторонку людям. Потом местные власти приняли решение её разрушить. Хотели взорвать, но рядом была школа. Колокольню терзали несколько дней при помощи тракторов. И растерзали…

 

Зинаида Андреевна любила бывать в храмах. Церковное убранство восхищало её, службы умиротворяли. Но представить горнее место там, где толпы людей хохотали над комедиями или рыдали под индийские танцы, она не могла. Конечно, кинотеатр был красивым, а значит, и храм будет таким же, но ведь ненастоящим.

 

Естественно, она пошла на первую после открытия храма службу. На крыше был пристроен голубой, усеянный золотыми звёздами купол, на белых стенах висели большие иконы, в подсвечниках дрожали огоньки свечей. Она смотрела на всё это, а видела фойе, малый зал, большой зал, буфет, кассы. Почувствовать здесь святость Зинаида не смогла. О чём и сказала на выходе прихожанке, радующейся красоте нового храма: «Здание больше для концертов годится». Та выслушала её тираду и тихо улыбнулась: «Ничего, отмолим».

 

И Зинаида Андреевна в недоумении ушла домой. Так повторилось ещё несколько раз. Она заходила, покупала свечи, пыталась помолиться, но душа этот храм не принимала. Не могла она понять, как можно совершать высшие таинства там, куда она ежедневно ходила на работу, откуда названивала в управление по поводу доставки новых фильмов, где нередко ругалась со слесарями и электриками. Поэтому, когда соседка спрашивала, откуда она идёт, Зинаида Андреевна даже не знала, что отвечать. Сказать, что была в «Мире» нельзя, в храме – язык не поворачивался.

 

На причастие по большим праздникам она ездила в другой район. Он отстраивался уже после войны, поэтому церквей в нём было мало. На службу ей приходилось почти час ехать в маршрутке. А потом столько же обратно.

 

Перед Рождеством Зинаида Андреевна, как обычно, собралась ехать в храм в центр. Но вечером на улице, совсем как у Гоголя, разыгралась нешуточная метель. И она решила зайти в «Мир» поставить свечи. Стояла и снова вспоминала промелькнувшие здесь годы. Когда-то, на её 50-летие, муж (он работал по соседству бухгалтером на автобазе) пригласил её сюда в кино. Ох и смеялась она тогда над этим предложением. А после сеанса, когда они выходили, откуда-то у него в руках возник большой букет роз, появились шары, шампанское. Их встретили её сослуживцы, праздновать начали прямо в фойе. Потом муж позвал всех в кафе. А через полгода его не стало... И дочка, когда была маленькой, тоже часто прибегала сюда на «муль-мули» – так она называла дневные мультпоказы.

 

Храм к празднику был наряжен, мелькали радостные лица людей. Неожиданно её внимание привлекла молодая женщина, стоявшая на коленях. Она, в отличие от всех, плакала и что-то торопливо шептала перед иконой. Было видно, что сюда она пришла с огромной надеждой и искренне верила в помощь. Её полные слёз глаза, согбенная, вздрагивающая от рыданий спина, взгляд, который был где-то там, откуда она пыталась вымолить помощь, а главное, её горячая вера в эти стены вызвали в Зинаиде Андреевне большое смятение. «Да что же у неё случилось, – чувствуя волнение, подумала она. – Молоденькая такая, а уже горе узнала...»

 

Зинаида Андреевна повернулась к иконе и машинально произнесла: «Господи, помоги ей. Исполни то, о чём она сейчас просит». Ей так сильно захотелось, чтобы у женщины всё наладилось, что она повторила эти слова ещё раз. И незаметно для себя стала творить молитву за чужого для себя человека. И чем больше она хотела этой молитвой помочь, тем ярче перед ней загорался Лик, к которому она взывала. А вокруг него мерцали огоньки, похожие на ёлочные «домики» на иконах покойной мамы.

 

Так они и молились: незнакомка и бывший директор самого лучшего в городе кинотеатра. А за несколько кварталов отсюда, в белой больнице, шла внеплановая серьёзная операция. Её делали 3-летнему мальчику с маленькой родинкой на щёчке. И завершиться она должна была благополучно.

 

...Когда Зинаида Андреевна возвращалась домой, метель уже улеглась. Шёл лёгкий снежок, белым кружевом украшавший светлую рождественскую ночь.

 

– Ты где это, Андреевна, пропадала? – остановила её соседка, кормившая у подъезда бездомных кошек.

 

– В церкви нашей была, – с лёгкостью ответила Зинаида. – Хорошо там. В воскресенье, Бог даст, на причастие пойду...

Светлана Еремеева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31