12 ноября 2018 22:07
фото: Владимир Панков

В поиске порядка в уме и сердце

Игумен Алексей (Тюрин),
наместник Свято-Успенского Свенского монастыря

Наместник Свенского монастыря игумен Алексей (Тюрин) mm.jpg

 

В нынешнем году исполнилось 730 лет со времени основания Свято-Успенского Свенского монастыря. Находится обитель на высоком берегу реки Десны в 3 верстах от Брянска. Возникновение обители связано с чудотворным образом Богоматери, который впоследствии стал именоваться Свенским.

 

– Свенский монастырь ‒ один из старейших и известнейших в России. Его история многогранна и уникальна. Не могли бы Вы осветить наиболее значимые моменты в жизни обители, которые так или иначе перекликаются с сегодняшним днём?

 

– Сама Владычица наша Пресвятая Богородица выбрала это место для монашеского подвига. Это особое промышление Божие. Из летописных источников нам известно: когда брянский князь Роман неожиданно начал слепнуть, он прослышал о чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, исцелявшей недуги и находившейся в Киево-Печерской лавре, и послал за нею архимандрита одного из брянских монастырей с монахами. Свой немалый путь чернецы проделали на ладьях по реке Десне, которая была в то время одной из главных водных артерий Руси. Получив заветный дар, брянцы поплыли обратно. Но вдруг, как гласит старинное сказание: «Стала ладья на едином месте среди Десны; гребцы не могуще загрести ни горе, ни в низ». Пришлось устроить ночлег на берегу.

 

Пробудившись с первыми лучами солнца, монахи с ужасом обнаружили, что икона из лодки исчезла. В поисках исходили все побережье, пока не нашли её на горе среди ветвей огромного дуба. Оповещённый об этом князь Роман Михайлович в сопровождении священнослужителей пришёл к месту находки и после слёзного молитвенного обращения к Богоматери получил исцеление и сразу же вместе с присутствующими стал собственноручно заготавливать лес для постройки святой обители. Это событие произошло в 1288 году.

 

Немало событий из монастырской жизни связано с преобразователем и реформатором нашего государства Петром Великим. Самодержец не единожды посещал монастырь. В настоящее время уже восстановлен после многолетнего забвения домик Петра.

 

С 70-х годов прошлого века существенно меняется государственная политика в отношении объектов старины, имеющих историческую ценность. По всей стране начинают проводиться восстановительные и реставрационные работы. Министерство культуры СССР принимает решение о сохранении памятников исторического и культурного значения. В эту программу был включён и наш монастырь. И вот уже тогда, в советское время, началось восстановление обители, которое продолжается и до сегодняшнего дня.

 

– Наблюдается ли преемственность в жизненном укладе и духовных традициях обители?

 

– О прежних монастырских обычаях, традициях нам известно благодаря замечательному труду наместника обители архимандрита Иерофея, управлявшего монастырём в середине XIX века. В частности, он описывает некоторые особенности богослужения, монастырского уклада. Сказать, что они переплетаются с сегодняшним днём, можно лишь с большой натяжкой. Было всё-таки другое время, другая эпоха, другое воспитание людей, образование. Но некоторые традиции, которые существовали в Свенской обители, мы всё же стараемся в какой-то мере возрождать. Вот уже третий год у нас совершается крестный ход, который был установлен по случаю особого покрова Матери Божией в дни испытания в 1812 году, когда наполеоновские войска подошли к Брянску и благочестивые жители обнесли икону Свенскую вокруг города, и вражеские войска в город не вошли. В честь избавления от наполеоновских войск, в благодарность Матери Божией установили крестный ход совершать 17 августа (30 августа по новому стилю). Эта славная традиция милостью Божией у нас восстановлена, хотя и не в полной мере. О возрождении других традиций затрудняюсь что-либо сказать, потому что монастырская жизнь у нас устрояется по общим монашеским правилам. В частности, многое мы заимствуем из опыта и уставных норм Троице-Сергиевой лавры.


– Вы пришли в монастырь буквально со школьной скамьи. На ваших глазах обитель возрождалась и созидалась. Но, как известно, главное в христианской и, в частности, монашеской жизни ‒ это не стены и здания, а созидание нового человека. Как, на Ваш взгляд, обстоит дело с духовностью, с возрождением духа?

 

– Духовная жизнь, безусловно, меняется. Когда человек утверждается в христианской вере, он, соответственно, формирует и окружение, в котором находится. Меняется человек, меняется вокруг него всё. Приступая к Церковным Таинствам, то есть соприкасаясь с Таинственной жизнью в своём личном опыте, христианин не может не передать своё мировоззрение окружающей его среде: семье, людям, с которыми работает в миру или подвизается в монастыре. Он становится образцом слова, дела, отношения к трудностям, жизненным испытаниям.

 

И я вижу по нашему монастырю, что это уже приносит свои плоды. Те люди, которые в первые годы были ещё детьми, сейчас уже сами создают православные семьи, детей стараются воспитывать в православном духе. Очевидно всё-таки, что духовность возрождается, укрепляется.

 

– В прежние времена многие монастыри были закрыты для посторонних глаз. Сегодня, как правило, обители посещаются с утра до вечера всеми, кто хочет. Не выхолащивает ли это монашескую жизнь, превращая её в некое подобие мирской?

 

– Конечно, обитель доступна для всех гостей, независимо от звания и религиозного исповедования. Имеет определённый устав, в котором есть место для закрытой от суеты, от каких-либо мирских забот монашеской жизни.

 

Монастырь открыт для посещения с 7 утра до 8 вечера. В течение дня братия занята на различных послушаниях, для того чтобы и посетители нашей обители могли получить всё необходимое как в духовной потребности, так в какой-то мере и материальной. Безусловно, грань между монашеской и мирской жизнью очень тонкая. Несомненно, может происходить ослабление духа, молитвенного настроя, внутреннего состояния от всего того, что происходит в связи с посещением обители мирскими людьми.

 

Мы, конечно, не можем полностью защититься от всего этого по многим причинам. Это очень сложно сделать даже в каком-то далёком от мирской суеты уединении. Нас спасает то, что монастырь окружён уникальным природным ландшафтом. Это умиротворяет, создаёт некую тишину и в мыслях, и в сердце, держит братию обители в неком спокойствии от всех тех дневных трудов, которые мы претерпеваем в контакте с мирскими людьми.

 

Всё-таки одно из главных условий монастырский жизни ‒ это уединение, тишина, благодаря которым живущий в монастыре подвижник может увидеть свой внутренний мир и навести порядок в уме и сердце.

 

Монастыри ‒ это как некий образ будущего века ‒ Царства Небесного. Поэтому они должны непрерывно заботиться о догматической чистоте, бороться с тем сектантством, которое очень сильно стало проявляться даже в православной среде.

 

– Что для Вас главное в жизни, в чём вы находите отраду и утешение?


– Для меня, как и для любого христианина, самое главное – Христос. Он является Целью жизни, её Источником, Благоподателем, подателем всего спасительного, что избавит от живущего в нас ветхого, греховного и тлетворного. В Нём возрождение наше, упование, надежда и спасение.

 

Утешение, радость в том, что Господь даёт возможность совершать покаяние, созидательные труды на благо обители, пребывать в духовном делании.

 

– Ваше Высокопреподобие, газета, в которой будет опубликовано это интервью, является корпоративной. И её читателей может заинтересовать Ваше отношение к их труду, достижениям, а, возможно, и недостаткам в работе. Поделитесь, пожалуйста, Вашими наблюдениями в этом плане, если они у Вас имеются.

 

– Мы не можем сегодня представить нашу жизнь без железной дороги. Это наиудобнейший и самый, пожалуй, безопасный способ передвижения, особенно на большие расстояния. В поезде можно и отдохнуть, глядя в окошечко и наслаждаясь красотами нашего Отечества, и помолиться, и, если необходимо, заняться творческой или какой-либо другой умственной интеллектуальной работой.

 

Наш монастырь особо благодарен РЖД. Железнодорожники в своё время узнали о наших нуждах и своей милостыней помогли восстановлению Свято-Успенского собора ‒ самого большого в обители. Поэтому мы очень благодарны им за их реальную существенную помощь.

 

За последние годы на железной дороге произошли очень большие изменения, особенно в части комфорта и удобств для пассажиров. Существенно возросла культура обслуживания.

 

Я считаю грандиозным достижение РЖД на нашем брянском участке железной дороги ‒ существенное увеличение скорости поездов. Мы теперь от Брянска до Москвы добираемся за четыре с небольшим часа. Раньше ехали семь и дольше.

 

Дай Бог, чтобы РЖД ещё более совершенствовались и в системе обслуживания и безопасности, и по другим направлениям. И чтобы росло благосостояние работников РЖД.

Беседовал Владимир Панков
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30