12 декабря 2018 12:21
фото: Иван Назаров

Ночной странник

XXV Международный литературный конкурс имени Андрея Платонова «Умное сердце»

Биолог и фотохудожник Иван Назаров живёт в Рязани. Он автор шести книг: «Зов природы», «Свидания с Мещёрой», «Путешествия в загадочный край», «Зори Мещёры», «Среди комариной глуши», «Запах хвои» и многочисленных публикаций в региональной и центральной прессе. К изданию готовится новая книга очерков о природе с замечательными фотографиями.

В лес я приехал затемно. Судя по мерцанию звёзд, проглядывающих сквозь просветы сучьев, до рассвета было далековато. Припарковав машину у придорожных сосен, решил немного покемарить на откинутом сиденье автомобиля. Для заядлых грибников раннее свидание с лесом – это вполне нормально. «Кто рано встаёт – тому Бог даёт!» – говорила моя бабушка.

 

Сгорая от нетерпения побродить по лесу с корзиной, я включил в салоне свет и посмотрел на часы: они показывали без четверти шесть. Вскоре небо на востоке посветлело, и звёзды исчезли. Но в лесу по-прежнему темно. Выглянул в окошко и от увиденного прямо-таки опешил: неподалёку от стоянки маячил лучик света. На небесное творение свет этот не походил. Скользя по траве, он то снижался, то поднимался. Что же это такое? Уж не НЛО ли?

 

А тем временем блуждающий меж деревьев пучок света воспарил над кустами и стал приближаться. Свечение при этом усиливалось и вскоре стало таким ярким, что слепило глаза. «Да это же человек с фонариком! – осенило меня. – Может, заблудился и ищет дорогу? А вдруг грибы собирает? Нет, такого быть не может, ночь же, темно!» – терялся я в догадках.

 

В ночной мути я разглядел, что фонарик у этого человека приспособлен на голове, как у шахтёра. Удивляла и его внушительного вида корзина. Когда странник приблизился к стоянке, я увидал, что он облачён в камуфляжную одежду, на ногах поблескивали резиновые сапоги. Но это понятно: ходить по утренней росе всё равно, что бродить по воде – промокнешь до пят. А подобающая одежда позволяет слиться с окружающей природой, то есть помогает быть в лесу своим. Вот только фонарь...

 

Из любопытства я вышел из машины поглядеть на таинственного странника.

 

– Неужели грибы собираете?

 

– Да, собираю! А что тут особенного? – ответил он с нескрываемым равнодушием.

 

– Но ведь кругом темень!

 

– А фонарь-то на что?!

 

Видя, что я в полном недоумении, ночной искатель грибов показал корзину, на дне которой виднелись десятка два подосиновиков и боровиков.

 

– И давно собираете? – удивился я.

 

– Минут сорок, не больше. Не верите? Покажется странным, но ночью «тихая охота» более добычлива. В свете фонаря все грибы как на ладони. Их влажные от росы шляпки заявляют о себе ярким отблеском. Но и будучи сухими, они всё равно на свет «откликаются», например, подосиновики, – их алые шляпки светятся, будто огоньки. Днём же грибы менее приметны, особенно если прячутся в траве. Поэтому мы часто проходим мимо и не подозреваем об их присутствии. А свет фонаря «нащупывает» грибы везде, и даже находясь в траве, они «откликаются». Их блеск невозможно не заметить.

 

Сказав это, грибник вынул из корзины подосиновик, поставил на мшистый бугорок и направил на него фонарик. Удивительно, но от света он и впрямь засиял алым огоньком, будто это и не гриб, а ёлочное украшение, свечение которого видно издали. Поражённый этим чудом, я схватился за фотоаппарат. У меня было ощущение, что вижу это не наяву, а в колдовском сне – уж очень всё выглядело как-то необычно.

 

– Всем известно, что собирание грибов называют «тихой охотой», – продолжал философствовать ночной искатель грибов. – Но ещё более тихой она бывает именно ночью, когда замершая природа и давящая темнота просто обязывают быть неторопливым. Такая охота тоже требует острого глаза, знания леса, навыков и некоторой доли удачи. А чтобы не плутать, при себе надо иметь компас. Житейской, практической пользы в этом ночном предприятии, может, и нет. Но для меня это важно тем, что имею возможность ускорить процесс поиска и собирания, чтобы с наступлением дня переключиться на сбор брусники или клюквы. Такой уж я максималист.

 

Мы познакомились. Ночного странника зовут Валерием Михайловичем, фамилия Кленин. В разговоре он козырнул тем, что его фамилия, если откинуть первую букву, будет как у вождя мирового пролетариата. И это, похоже, льстило ему. Я подозревал, что в блужданиях бывалого грибника есть много интересного, и попросил его рассказать о своём увлечении для газеты:

 

– Я даже представить не мог, что такое возможно. Как вы додумались собирать грибы ночью?

 

Валерий охотно поведал:

 

– Это вышло случайно. Своей машины я не имею, она для меня была бы обузой. В лес, точнее до ближайшего к нему селения, я приезжаю на рейсовом автобусе, отправляющемся от Торгового городка в пять утра. Летом-то в это время уже светло, а вот осенью темновато. Приезжая, как говорится, ни свет ни заря, шагать прямиком по бездорожью к нужному месту темнота не позволяла, приходилось подолгу ожидать рассвета. В один прекрасный день меня осенило: почему бы не прибегнуть к помощи фонарика? На другой день, вооружившись этой нехитрой техникой, я по приезде сразу отправился в ночной лес. Радости не было конца. Ведь я не только уверенно и быстро добрался до грибного места, но и сделал удивительное для себя открытие: грибы можно собирать и ночью. Когда луч света нащупывает гриб, то складывается впечатление, будто он сам просится в корзину. Наслаждение невероятное!.. Чем жив и чем кормлюсь? Рыбалка, ягоды и вот, как видите, грибы. Что касается фонарика, то он мне очень помогает. Большую часть из того, что собираю, отношу на рынок. Денег на хлеб с маслом, да и на всё самое необходимое хватает. Нет грибов и ягод, переключаюсь на рыбу. Рыбачу и зимой. В общем, не мыслю жизни без объятий природы. Сказать по правде, собирать лесной урожай – труд нелёгкий. Тут как в известной пословице: «Без труда не вынешь рыбку из пруда». Надо рано вставать, мириться с усталостью. Тридцать, сорок километров пешего хода – не предел для меня. Иной раз за день приходится отмеривать и больше. Весной отправляюсь за строчками и сморчками, летом – за земляникой, черникой, малиной и лисичками. Накануне осени собираю голубику и бруснику. Затем поспевает клюква, появляются грибы. Всё просто и понятно, как в таблице умножения. Урожайных мест на все эти дары природы у меня на примете много, поэтому из леса пустым никогда не возвращаюсь.

 

– И как ваш товар раскупается?

 

– Вы не поверите – влёт! У меня своя клиентура. Многие приходят с заказами на ту или иную ягоду, рыбу или грибы. Стараюсь никого не подводить, отправляюсь в лес или к реке, невзирая ни на какие каверзы погоды. Покупатели из уважения, несмотря на немолодой возраст, зовут меня Валерой.

 

Да, пристрастие к лесу у моего собеседника особое. Это для него и поэзия жизни, и хлеб насущный. Я знаю многих охотников на дары природы, но все они специализируются на чём-то одном. Кто-то отдаёт предпочтение ягодам и находит в этом немалое удовольствие, кто-то спит и видит грибную охоту, а кто-то души не чает в рыбалке. А тут, как говорится, три в одном.

 

У Валеры чёткая, отшлифованная жизнью формула: «Летом – ягоды и грибы, зимой – рыба». Сказать словами самого скитальца: «Всё просто и понятно, как в таблице умножения». Конечно, частое пребывание в лесу – не сплошь благодать. Приходится считаться с погодой, терпеть докучливых комаров, мошку, слепней и оводов. Нередкими бывают нежданные встречи.

 

– Был у меня такой случай: выбираясь из черничника на дорогу, я чуть ли не столкнулся с глухарём. Он почему-то не улетел, а предпочёл пуститься в бега, при этом рискуя быть схваченным. Я попытался поймать беглеца, но он свернул в кусты и скрылся. Такое поведение птицы осталось для меня загадкой.

 

В своих блужданиях по лесу я тоже встречался с таким странным поведением этих осторожных птиц. Когда осматриваешь местность, находишь поклёванные мухоморы. И всё становится понятным. Употребляя эти грибы, птицы освобождаются от паразитов, но при этом они на какое-то время бывают одурманены, поэтому ведут себя неадекватно.

 

И ещё встреча, о которой поведал ночной скиталец:

 

– Как-то в свете утра я погасил фонарик, вышел из-за кустистой черёмухи и от неожиданности окаменел: в двух шагах, спиной ко мне стоял лось. Зверь, конечно, на шорох обернулся, но, увидав в критической близости человека, тоже опешил. Секунд двадцать длился обоюдный шок, прежде чем оплошавший лось пришёл в себя и дал дёру. А я застыл на месте, переваривая встречу с лесным великаном, и радовался тому, что конец её оказался счастливым.

 

На этом рассказе грибник поставил точку. Мы попрощались. Валерий посмотрел на часы и торопливо удалился в низину собирать грибы. А я, убрав в бардачок машины блокнот с авторучкой, ещё долго оставался под впечатлением от встречи с удивительным ночным странником.

Иван Назаров