21 ноября 2018 20:48
фото: Игорь Ленский

Преступника взяли на вокзале

Неизвестные факты о нашумевшем уголовном деле полувековой давности

Утром 12 января 1964 года на вокзал города Казани, как всегда, прибыл ежедневный скорый из Москвы. По перрону рассредоточились встречавшие, около одного из вагонов их было чуть больше обычного...

 

Заскрипев тормозами, поезд медленно остановился. Двери открылись, показались приветливые проводники. Ничем не примечательный молодой мужчина, встречавший знакомую из столицы, нетерпеливо поставил ногу на ступеньку, чтобы подняться в тамбур, и обеими руками взялся за поручни. И тут на глазах у изумлённых пассажиров у него на запястьях защёлкнулись наручники!

 

Так – стремительно, но без шума и сопротивления – был схвачен один из первых серийных убийц в СССР, 26-летний Владимир Ионесян, три недели державший в страхе всю Москву.

 

Сейчас, когда по Первому каналу завершился сериал «Мосгаз», представляющий собой вымышленную художественную версию событий полувековой давности, вспомнилась эта история и мне. Ведь это и наша семейная история. Ведь именно в нашу квартиру №86, в доме №4 по Балтийской улице, что в двух минутах ходьбы от метро «Сокол», 20 декабря 1963 года преступник по случайному стечению обстоятельств постучался и проник в первую очередь. И только везение, да находчивость моего, тогда девятилетнего, дяди – Володи Теплова спасли жизнь всем нам троим, находившимся в трёхкомнатной коммунальной квартире: моей 70-летней бабушке по отцу Акулине Трофимовне, мне – её 10-месячному внуку и самому Вовке, в то время ученику третьего класса.

 

Ныне, в январе 2015 года, 60-летний Владимир Алексеевич Теплов – заместитель главного инженера роддома при городской московской больнице №3.

 

В 2012 году рассекреченные материалы по делу, включая подлинники протоколов допросов и даже доклада о приведении приговора в исполнение, были опубликованы в одной из популярных газет, документальный телефильм «Мосгаз» из серии «Следствие ведут…» показан одним из главных телеканалов. И всё же один из центральных эпизодов следствия остался без должного внимания. Именно в нашей квартире со слов единственного свидетеля Владимира Теплова был впервые составлен фоторобот серийного убийцы, именно с ручки нашей газовой плиты получена первая чёткая дактилоскопия отпечатков пальцев преступника.

 

…Володя учился во вторую смену, поэтому в 11 часов утра, когда в квартиру постучал незнакомец, был дома. Ни домофонов, ни видеокамер, ни дежурных по подъезду тогда не существовало, поэтому злоумышленник легко оказался на втором этаже, дверь выбрал наугад. «Мосгаз!», – услышал школьник и доверчиво открыл дверь.

 

– Визитёр мне сразу не понравился, – вспоминает Владимир Теплов. – Здоровенное мешковатое пальто, нахлобученная меховая шапка, завязанная ушами на затылке, москвичи так головные уборы не носили. На работника коммунальных служб был не очень похож. Всё же я пропустил его в квартиру. Первым делом он спросил: «Дома кто есть?» – «Все дома», – машинально ответил я, хотя в дальней маленькой комнате были только бабушка Акулина с младенцем. «Мосгаз» стал озираться, замешкался и чуть задумался, видно, присутствие людей в квартире его смутило. Перебросились ещё парой фраз. Потом как-то неуверенно он прошёл вслед за мной на кухню, повертел ручками газовой плиты, включил и выключил конфорки. Ушёл из квартиры. Потом через пару минут стучится снова, мол, спички забыл. Я его опять впустил, хотя насторожился. А через пять минут он в третий раз стучится! Тут я приоткрыл дверь на цепочку и грубовато ответил в том духе, что вы у нас уже были. Мужчина ретировался. А ещё минут через 10 я отправился за приятелем, чтобы гулять, и поднимался по лестнице со второго этажа на пятый. И тут опять увидел незнакомца, он стучался в квартиру №95 на четвёртом этаже – тогда я не придал этому значения.

 

Уже вечером, когда ребята играли во дворе, стало известно, что в квартире на четвёртом этаже злодей, нанеся множество рубленых ран туристским топориком, зверски убил семилетнего Костю Соболева, который был дома один. Преступление было по тем временам чрезвычайное, в ранних декабрьских сумерках возле парадного собралось много народу, шум, плач, ропот, приехала милиция. Спустя несколько дней два жестоких убийства и изнасилование с похожим почерком произошли в Иванове и ещё два убийства в Москве. Быстро стало ясно, что орудует маньяк. В общественном транспорте столицы появились вооружённые патрули, проверялись документы, все вокруг понимали, что в городе творится нечто из ряда вон выходящее.

 

Показаниям девятилетнего Володи Теплова сыщики придавали исключительное значение. На тот момент он был единственным свидетелем, кто видел крайне опасного преступника с близкого расстояния, да ещё четыре раза. И не только видел, но и разговаривал с ним!

 

В тот же вечер, 20 декабря, на кухне нашей квартиры с Володиных слов при участии криминалиста Софьи Файнштейн был составлен фоторобот, как потом оказалось, весьма близкий к реальности. Ценной находкой для оперативников стали и чёткие отпечатки пальцев преступника, обнаруженные на одной из ручек газовой плиты. Ручка, кстати, немедленно была изъята.

 

Несколько раз для уточнения фоторобота школьника Теплова привозили на Петровку, 38. В целях защиты малолетнего свидетеля (не исключалось, что у убийцы могли быть сообщники) сыщики дали ему оперативный псевдоним Артём Фролов, под которым Владимир Теплов фигурировал на заседании Верховного суда РСФСР и в позднейших рассекреченных архивных документах. Фролова – это девичья фамилия моей бабушки, матери Володи, а имя придумали ему следователи.

 

В данной публикации «Московского железнодорожника» через полвека после описываемых событий впервые называется подлинное имя ключевого свидетеля по делу «Мосгаз».

 

Спустя четыре дня после пятого убийства Ионесян, наконец, был задержан 12 января в ходе оперативной комбинации, когда сыщики выманили его на вокзал в Казань. Всего злодей орудовал три недели.

 

Состоялась официальная процедура опознания, в ходе которой школьник Теплов среди трёх сидевших перед ним мужчин уверенно указал на Ионесяна. Изобличённый преступник, вина которого подтверждалась совокупностью собранных следователями доказательств, уже не отпирался. На закрытом судебном процессе дело с учётом исключительных обстоятельств и небывалого общественного резонанса слушалось сразу по высшей инстанции, в Верховном суде РСФСР на Поварской.

 

Владимир выступал в сопровождении своей матери, моей бабушки по матери, Евдокии Филипповны Тепловой. После допроса малолетнего свидетеля сразу удалили из зала, поскольку оглашались жуткие подробности убийств и изнасилования, но его мать присутствовала в зале до конца. Заключительные слова вердикта судьи бабушка Евдокия потом всем нам, родственникам, не раз повторяла: «Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

 

К делу было привлечено внимание высшего государственного руководства, общественность требовала немедленного сурового наказания преступника, и спустя день, 31 января 1964 года, приговор был приведён в исполнение.

 

Игорь Ленский