12 декабря 2018 05:59
фото: Игорь Ленский

Надо вернуть время надежд

Какая музыка должна звучать в поездах?

Заслуженный деятель искусств России, президент Международного благотворительного фонда поддержки и развития искусства им. С.В.Рахманинова, композитор и пианист Андрей Макаров по многу раз в год садится в фирменный поезд «Янтарь», следующий по маршруту Москва – Калининград.

Почти 20 лет назад в Светлогорске Макаров отреставрировал на собственные средства разрушенную немецкую капеллу «Дева Мария – Звезда моря», установив в ней заказанный им орган немецкой фирмы «Хуго Майер». За это композитор удостоен VII национальной премии «Культурное наследие». Его фортепианное песенное творчество насчитывает более 100 произведений, исполнявшихся Ю.Гуляевым, Л.Зыкиной, В.Трошиным, Л.Гурченко, Е.Поликаниным...

 

– Андрей Александрович, каким у вас в памяти сохранился образ железных дорог времён вашей послевоенной юности?

 

– Детство моё прошло на Урале, жили мы в Ревде. Мальчишками бегали кататься на грузовых поездах. Война только кончилась, вдоль эшелонов ходили стрелки, но мы, пацаны, крадучись, пробирались на тормозные площадки вагонов, там и путешествовали. Тоже своеобразная романтика. На вагоне с углём был «аттракцион»: кто последним присядет перед тоннелем. Дух захватывает от воспоминаний!

 

Уважение к железной дороге было огромное. Помните песенку: «Гляжу я в окошко вагонное, наглядеться никак не могу»? Это была часть нашей жизни, часть каждого её дня. Ревда от Свердловска в 60 км. Пассажирские поезда в Ревде не останавливались. И только в 1958 году пустили поезд Красноуфимск – Свердловск, составленный из общих и плацкартных вагонов, где висели фонарики со свечками, а билетики были картонные. Счастливые, затемно, в начале шестого утра, мы, молодёжь, бежали на поезд – ехали в Свердловск учиться. Автобус эти 60 км по бездорожью, тайге и болотам преодолевал за шесть-семь часов, на поезде же гораздо быстрее и комфортнее. Надо ли говорить, как мы ценили железную дорогу! Это была стабильная, упорядоченная система взаимоотношений человека и цивилизации.

 

– Что чувствовали в пути?

 

– Праздничное, восторженное состояние души: поезд тронулся! Природа на Урале богатая. И пусть едешь уже 101-й раз, всё равно по-новому открываются пролетающие за окном леса, поля, горы. Завораживало. Землю, исхоженную ногами, видишь из вагона по-другому. Воспитаны мы были так, что играть в карты было некрасиво, это считалось позором.

 

В то время я уже пробовал импровизировать на рояле, сидя в оркестре. Сочинять музыку начал в армейском ансамбле. В 1971-м окончил Уральскую государственную консерваторию по классу профессора Б.Д.Гибалина, моя профессия окончательно определилась, я стал композитором.

 

– И маршруты ваших поездок всё чаще пролегали в столицу. Какая атмосфера царила в поездах дальнего следования?

 

– Советское время – это время надежд. В настроениях пассажиров присутствовали радость, оптимизм. И на эмоциональном подъёме в вагоне легко возникали знакомства между попутчиками, они плавно перетекали в повествования друг другу. Культура, поведение, общение между пассажирами в советское время сильно отличались от нынешних в лучшую сторону. Независимо от того, кто ехал в вагоне: рабочий, крестьянин, мне, композитору, всегда было интересно с ними поговорить. Скажу вам честно: советские культурные ценности – это не миф, они реально существовали. Дефицит был во всём – но не было дефицита в культуре, во внимании друг к другу.

 

– А что сейчас?

 

– Сейчас каждый сам за себя. Редко удаётся наладить заинтересованное общение. Потому что нет повода для душевного разговора с чужими людьми. Встречаются высокомерные экземпляры, смотрят вокруг себя с нескрываемым снобизмом, ни с кем не общаются. Человек попроще в этой ситуации зажимается, не знает, куда себя деть.

 

Деятелям культуры легче: в вагоне я всегда над чем-то работаю или читаю. А те, кто ничем не занят? У таких пассажиров в пути возникает тоскливое состояние, тяжесть, провал во времени – сколько ещё ехать, скорей бы спать… Исчезло равенство между людьми. Не материальное, а прежде всего культурное. Появилась напряжённость. Не получается так, как раньше. Что тут скажешь? Едешь – терпи.

 

– Каким должно быть звуковое сопровождение в вагоне поезда дальнего следования?

 

– Технические средства, которые сегодня закладывают в конструктив вагона, купе, безнадёжно устарели, они никуда не годятся. Эта аппаратура не даёт возможности получить современное качество звука. Годится только для информационных объявлений о прибытии-отправлении поезда. Передать красоту тембра, интонации, актёрской речи невозможно. Поэтому нельзя транслировать пассажирам театральные спектакли, радиопостановки. А ведь у нас богатейшее наследие: вспомните, как мы в прежние времена засиживались у радиоприёмников по три-четыре часа. Театр у микрофона – великое достояние нашей культуры. Вот представьте: едут четверо в купе, слушают радиоспектакль. Обсуждение его незаметно перерастает в непринуждённое общение. И уже возникла совсем другая, дружелюбная атмосфера.

 

– Какая модернизация в вагонах для этого нужна?

 

– Необходима совершенно новая, современная аудиоаппаратура в поездах. Мы с Владимиром Ивановичем Якуниным обсуждали, что каждому пассажиру надо выдавать на время поездки индивидуальные наушники. Это должно быть так же обычно, как стакан чая. Тогда появится возможность вести многоканальные трансляции, чтобы каждый человек, щёлкнув тумблером, мог выбрать программу себе по душе.

 

Главная проблема: что слушать пассажирам? Обычно включают трансляцию радиоэфира. А ведь там сегодня добра-то нет! Нет качественного репертуара. Нынче радиостанции довольствуются примитивом: звучат откровенная халтура, пошлость, тюремный фольклор, который на современный лад именуется шансоном. А ведь это же обычная «блатнина» – и нечего её заворачивать во французский фантик!

 

– Какой репертуар будет полезен сегодняшнему пассажиру?

 

– Вот звучит песня 70-х годов. Едет молодой человек, а его дедушка любил эту мелодию – уже приятно. Или пассажир старшего возраста. Его с песней разлучила современная действительность. И вдруг нахлынули воспоминания: он снова услышал то, с чем прожил не одно десятилетие.

 

– Так давайте использовать эту уникальную возможность для популяризации наших достижений в культуре!

 

– Надо заниматься экспертизой качества музыки, звучащей на вокзалах и в поездах. Давайте вспомним «Гимн великому городу», который десятилетиями звучал, когда экспресс «Красная стрела» отправлялся из Ленинграда. У всех пассажиров произведение Р.М.Глиэра вызывало торжественное, волнительное состояние. Москва встречала духоподъёмной песней «Дорогая моя столица!» И.О.Дунаевского. Это помогало отъезжающему или прибывающему человеку почувствовать себя не просто пассажиром, а гражданином великой страны. Где сейчас новые произведения, столь же эмоционально действующие на умы и сердца?

 

– Что побудило вас сотрудничать с ОАО «РЖД»?

 

– С В.И.Якуниным мы познакомились на Ассамблее начальников железных дорог в Калининграде в середине 2000-х годов. После концерта в моём органном зале мы побеседовали часа три в доверительной обстановке. И Владимир Иванович говорит: «Ну чего ж ты один? Давай с нами!» И вот это предложение значительно укрепило мои гражданские позиции и желание работать с ОАО «РЖД». Мне довелось участвовать в мероприятиях Фонда Андрея Первозванного и Центра Национальной Славы. И я увидел, насколько деятельность В.И.Якунина наполнена энергией созидания. Это и возвращение великих исторических имён. Это и восстановление православных святынь Отечества. Это просветительские проекты. Это программа «Святость материнства», которую ведёт его супруга и соратница Наталья Викторовна Якунина. Их вдохновенная деятельность являет собой замечательный пример служения Родине. Это очень важно сейчас для России и нашего народа.

 

Игорь Ленский
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28