17 декабря 2018 05:12
фото: Светлана Зеленова

Вывести грязную работу на чистую воду

Термин «аутсорсинг», подразумевающий передачу сторонним компаниям неосновных видов деятельности, на Дальневосточной железной дороге знаком давно. Его основное предназначение – достижение наибольшей эффективности работы и сокращение издержек в хозяйственной деятельности компании с возможностью сконцентрировать усилия на основной деятельности – перевозочном процессе. Это в теории. На практике же переход на услуги сторонних организаций приводит зачастую не к снижению издержек, а к их росту. Происходит не повышение эффективности работы, а банальное сокращение персонала и его социальных льгот.

Как ни крути, а главная задача аутсорсера – минимизация расходов и получение прибыли любым путём. Один из излюбленных методов – экономия на персонале. Люди получают проблемы с выплатой заработной платы и перевод на гражданско-правовые договоры без каких-либо перспектив. Всё это в конечном итоге делает работников бесправными. Лишает уверенности в завтрашнем дне. Работника принимают на короткий период времени, а там – как карта ляжет. Сегодня ты заработаешь на кусок хлеба. А завтра? Окажешься на улице без копейки за душой?

Сегодня бывшим железнодорожникам, попавшим в аутсорсинговые сети, не позавидуешь. Неопределённость – одна из основных проблем, с которыми сталкивается работник аутсорсинговой компании. Никто не знает, чего ждать от аутсорсера, будет ли он качественно и в срок выполнять договорные обязательства. И эта неопределённость несёт в себе вполне конкретные риски для железной дороги.

Между тем, выиграв конкурс, аутсорсинговая компания обещает, что с каждым работником будет заключён трудовой договор с предоставлением всех социальных льгот, установленных законом, с гарантией индексации заработной платы. В соцпакет включены также сохранение в течение года уровня средней заработной платы по прежнему месту работы, медицинское страхование и негосударственное пенсионное обеспечение. В течение указанного срока эти обязательства и выполняются. А потом аутсорсер, по-видимому, стремится возместить упущенную выгоду.

Возникает вопрос: как достичь сокращения издержек на практике, контролируя этот процесс и не допуская ущемления прав работников?

Как отмечает правовой инспектор труда Владивостокского филиала ДОРПРОФЖЕЛ ДВжд Инна Сёмина, передача в аутсорсинг персонала, осуществляющего уборку железнодорожных производственных и служебных помещений, домов отдыха локомотивных бригад, – проблема повсеместная.

– Людям, попавшим на работу к аутсорсерам «Урал Транс Сервис», мы в поддержке не отказываем, – рассказывает Инна Сёмина. – А правовая помощь им действительно нужна. В Смоляниново я встречалась с уборщицами железнодорожных служебных и производственных помещений по их личной просьбе. Мы все понимаем, что они не железнодорожники, не члены профсоюза. Хотя двое из них – бывшие сотрудники предприятий Дальневосточной магистрали. Элементарно нет добросовестного работодателя, который обязался бы выполнять условия колдоговора. Они не члены проф¬союза, а значит, у меня нет оснований выходить в суд на защиту прав этих работников. Замкнутый круг. В ситуации по Смоляниново – нарушение на нарушении. Люди обратились к нам с просьбой помочь узаконить трудовые отношения, даже путём заключения срочных трудовых договоров. Заработная плата им выплачивается несвоевременно, иногда с задержкой на два-три месяца. Работники толком сами не знают, сколько они должны получать. Вознаграждение за труд перечисляется на личные расчётные счета работников, открытые самостоятельно в разных банковских учреждениях. С работниками оформляются гражданско-правовые договоры, в связи с чем оформляются акты выполненных работ. Но при этом налицо все признаки трудовых отношений: выдана спецодежда, моющие средства, инвентарь, работники ведут ежемесячно график сменности, табель учёта рабочего времени. 

Я предложила людям направить обращение в Государственную инспекцию труда или Приморскую транспортную прокуратуру – лично от каждого или коллективное – с требованием провести проверки соблюдения прав работников, заключения с ними трудовых договоров. Я им раздала заранее подготовленные образцы заявлений. И получила ответ: «Мы подумаем». Даже в такой ситуации люди не могут осмелиться отстаивать свои законные права, потому что боятся потерять и те крохи, которые имеют. Людей просто жалко.

Как точно заметила Инна Валерьевна, обстановка в Смоляниново – это отражение в миниатюре общей для всего Владивостокского территориального управления ситуации с аутсорсингом. «Урал Транс Сервис» обслуживает всё Приморье. Погрязнув в судебных тяжбах по поводу невыплаты и задержки заработной платы, уклонения от заключения трудовых договоров, фирма разом решает все свои проблемы очень просто: прекращает существование, а потом возрождается из пепла под новым наименованием. И вот, обновлённая, она в очередной раз спокойно работает в течение года, нарушая трудовое законодательство. Вопрос в другом: если аутсорсинговая организация вновь и вновь показывает себя с негативной стороны, для чего с ней в очередной раз заключается договор на оказание услуг заведомо ненадлежащего качества? Работник не должен самостоятельно наводить порядок в служебном помещении. Начальник ПТО или экономист со шваброй в руках – это не норма, а нарушение трудового законодательства.

– В прошлом году во Владивостоке мы разбирались с ООО «Компания Транспорт-Сервис» по поводу невыплаты уборщицам служебных помещений заработной платы за октябрь, ноябрь и декабрь 2017 года, – вспоминает Инна Сёмина. – А действие трудовых договоров закончилось у них как раз 31 декабря 2017 года. Окончательного расчёта они так и не получили, приказы об увольнении работникам не были предъявлены, а трудовые книжки не выданы. 26 декабря 2017 года работники направили заявления о выплате заработной платы, выдаче трудовых книжек работодателю, в Государственную инспекцию труда в Приморском крае, в прокуратуру Фрунзенского района города Владивостока. Людям деньги так и не были возвращены. Фактически трудовые отношения продолжались, и работники бесплатно выполняли свои трудовые обязанности по уборке служебных помещений весь январь 2018 года. История повторяется уже в этом году. Фирма перерегистрировалась, поменяла название. Персонал в ней работает тот же самый. И проблемы у них возникли аналогичные: за сентябрь этого года им не была выплачена заработная плата. А на дворе уже ноябрь. Аутсорсер продолжает нарушать закон безнаказанно.

– В наших домах отдыха локомотивных бригад по Гвоздево, Гродеково, Сибирцево и Уссурийску работает около 20 уборщиц, – рассказал председатель ППО эксплуатационного локомотивного депо Уссурийск Андрей Соломко. – У них нет трудовых договоров и книжек, нет отпусков и «больничных». Возникают постоянные проблемы с выплатой заработной платы: даты и суммы нигде документально не зафиксированы. Дошло до того, что Дальневосточная дирекция тяги напрямую с уборщицами домов отдыха заключила гражданско-правовые договоры сроком на три месяца.

– Во всём пятиэтажном административном здании депо уборку производят всего три женщины, – поделился с нами председатель ППО эксплуатационного локомотивного депо Ружино Виталий Дубровский. – Например, у меня в кабинете уборка производится два раза в неделю. Хотя должна осуществляться каждый день. А обвинить в ненадлежащем исполнении своих обязанностей человека, который получает за свой труд 5 тысяч, считаю недостойным поступком. В основном, и в домах отдыха, и на предприятиях трудятся наши бывшие работники, которые, по сути, попали в безвыходную ситуацию. Работать больше негде. И они вынуждены соглашаться на эти мизерные зарплаты.

– Например, по Уссурийску 90 процентов уборщиц, следящих за чистотой помещений железнодорожных предприятий, официально не трудоустроены, – делится информацией специалист по организационной и кадровой работе Владивостокского филиала ДОРПРОФЖЕЛ ДВжд Наталья Гринёва. – Постоянные задержки заработной платы  – уже норма. Та же история и с обслуживающим персоналом домов и комнат отдыха локомотивных бригад. Обращения в прокуратуру от работников были, но толку от этого мало. В Приморье официального представителя аутсорсинговой компании нет. В Уссурийске находится так называемая мастер или бригадир. У неё даже нет офисного помещения. Работает она из собственной квартиры. Она привозит уборщицам их заработную плату, с кем-то из них заключает договоры. Аутсорсинговая компания, уходя от налогов, ежегодно меняет наименование. Её работники не защищены абсолютно. А как принять в профсоюз людей, у которых нет трудовых договоров? 

Дома и комнаты отдыха локомотивных бригад Комсомольского территориального управления обслуживает персонал ООО «Универсал Урал» и ООО «Транс Сервис». 

– На руках у большинства уборщиц, горничных, дежурных, прачек нет никаких трудовых договоров, – рассказывает правовой инспектор труда Комсомольского филиала ДОРПРОФЖЕЛ ДВжд Ярослава Кушнир. – Работодатель не выполняет никаких социальных обязательств. Люди соглашаются на такие условия работы не от хорошей жизни. По сведениям самих работников, при работе без трудовых книжек им предлагают зарплату в 15 тысяч рублей, при оформлении трудового договора – только 8 тысяч. Молодёжь соглашается на второй вариант, так как им нужен трудовой стаж. А вот пенсионеры идут на гражданско-правовой договор. При этом выплата заработной платы задерживается порой до двух месяцев. В большинстве случаев работникам аутсорсинговых компаний не выдаются спецодежда и спецобувь, средства индивидуальной защиты, даже инвентарь и моющие средства. Самое ужасное, что люди уже привыкли к такому положению дел.

В Хабаровском территориальном управлении Дальневосточной железной дороги ситуация сложилась ничуть не лучше.

– Периодически в прошлом и текущем годах ко мне поступали жалобы от уборщиц производственных и служебных помещений на недобросовестность работодателя, – рассказал правовой инспектор труда Хабаровского филиала ДОРПРОФЖЕЛ ДВжд Михаил Данилушкин. – Официально вмешаться в ситуацию у нас нет полномочий. Приходилось просто подсказывать, как и куда написать заявление. Заработная плата, со слов уборщиц, им выплачивается нерегулярно. Соответственно, и о качестве уборки при таком раскладе говорить не приходится. 

– История с уборщицами тянется уже давно, – рассказал председатель ППО Дальневосточной дирекции по энергообеспечению Олег Пронин. – Наши люди, выведенные на аутсорсинг, по привычке жалуются нашим руководителям, что с ними договоры не заключаются, что на карточку перечисляют непонятные разрозненные суммы по 5-6 тысяч рублей или переводят с огромной задержкой. А обратиться с жалобой в государственную инспекцию труда тоже не могут – на руках нет ни трудовых договоров, подтверждающих официальное трудоустройство в фирме, ни даже гражданско-правовых договоров. Когда проблема некачественной уборки в кабинетах достигла своего апогея, наша дирекция разорвала договор с недобросовестной клининговой компанией. До конца этого года мы напрямую с уборщицами заключили договоры гражданско-правового характера. А с началом нового года проблема станет вновь актуальной: фирмы подадут заявки на конкурсную комиссию. Это ежегодная практика. И всё бы ничего, если бы не одно «но». Фирма, с которой мы разорвали контракт сегодня, сменив наименование, вновь подаст заявку на конкурс и, вполне вероятно, выиграет его. Конёк таких ловкачей – искусственное занижение цен на уборку квадратного метра помещения. Они знают, что не останутся в убытке, сэкономив на заработной плате сотрудников. Приличные фирмы такой конкуренции не выдерживают. 

Ещё Генри Форд сформулировал основной смысл аутсорсинга: если есть что-то, что у нас не получается делать лучше и дешевле, чем у наших конкурентов, то нет смысла это делать, надо эту работу передать тем, кто её выполнит с заведомо лучшим результатом. А каков же этот самый результат, ожидаемый от переданных в руки беспринципных частников людей, ставших сегодня практически бесправными? 

Оптимизация в очередной раз махнула шашкой, и уборщиц в штат железнодорожных предприятий уже не вернуть. Если пути назад нет, возможно, стоит заострить внимание на таких критериях отбора компаний, оказывающих услуги в рамках аутсорсинга, как опыт работы и хорошие рекомендации, профессионализм персонала и отсутствие кадровой текучки?


На фото: Сегодня бывшим железнодорожникам, попавшим в аутсорсинговые сети, не позавидуешь
Наталья Соловьёва