17 ноября 2018 02:06
фото: Архив «ДВМ»

Война и мир Якова Забары

Наш коллега писал книгу почти всю жизнь, начав сразу, как только вернулся с войны

Для Якова Забары, который С 1973-ГО ПО 1985 ГОД работал собственным корреспондентом газеты «Гудок», война началась в 17 лет. Через год, на своё совершеннолетие, вместе со своими однокурсниками из военного училища он отправился на фронт.

Купив в книжном магазине приморского села Покровка однотомник Владимира Маяковского, 17 летний Яша Забара вышел на крыльцо. Из репродуктора, установленного на телеграфном столбе, вырывался тревожный голос диктора. Прослушав сообщение, Яков заспешил домой, в родной посёлок, где радио не было, со страшной вестью. На календаре было 22 июня 1941 года.

Через год с небольшим 18-летний Яков Забара маршировал в курсантской форме по плацу военного училища. Готовился быть командиром пулемётного подразделения. Но стать офицером ему не было суждено. Курсантов срочно отправили на фронт. Воспоминания о тех огненных годах у Якова Яковлевича сохранились на всю жизнь и вылились в книгу под названием «Моя война». 

«Я рассказываю только о тех событиях, в которых сам участвовал или же был свидетелем. Это моё личное, в значительной мере субъективное восприятие войны, и вполне понятно, что может не совпадать с мнением кого-то другого… У каждого фронтовика была своя война», – пишет автор в предисловии.

Вскоре дивизии, в которой воевал Яков, было присвоено звание Гвардейской. Забара становится разведчиком и в составе своей группы совершает вылазки к переднему краю немецких окопов. Шли ожесточённые бои, фашисты наращивали силы под Курском. Сколько Забара исползал по-пластунски, сколько раз ему случалось бывать на волосок от смерти – не припомнить.

Однажды разведчики возвращались по «нейтралке» с боевого задания и попали в засаду. Фашисты забросали их гранатами. Случилось это 4 июня 1944 года. Забара вспоминает: «Меня ударило, накрыло огненным взрывом, приподняло над землёй и бросило куда-то в пропасть». Очнулся он в медсанбате как раз в тот момент, когда из него извлекали осколки гранаты, которые раздробили правый локтевой сустав, изрешетили ноги и руки. Извлекали без наркоза. Бесконечные минуты дикой боли. Потом Якова переправили в госпиталь для тяжелораненых в Крюков, что на Днепре, и сделали новую операцию. К тому времени Яков Забара был удостоен ордена Славы III степени.

После двух месяцев госпиталя, толком не оправившись от ранений, он вернулся на фронт. Но, к огорчению Якова, его решили направить не в свою, уже ставшую родной часть. И тогда Забара, рискуя стать дезертиром и угодить под трибунал, самовольно отправляется на поиски своих. И находит. За такую настырность и верность товарищам ему прощают вину и вновь направляют в разведроту. 

Впереди были Кишинёв и победное наступление до берегов Прута. Теперь требовалось меньше «языков» – враг сдавался целыми соединениями. Порой пленных набиралось столько, что для их конвоирования не хватало людей. Яков Яковлевич вспоминает, как на подходе к Пруту, на огромном пространстве, насколько хватало глаз, сгрудилась брошенная немцами военная техника. Потом была Западная Украина... 

Довоевать разведчику было не суждено: раны «обеспечили» инвалидность. Его ратные подвиги были отмечены орденами Славы и Отечественной войны, многими боевыми медалями.

Закончилась война. Он много и плодотворно работал. Сотрудничал в многотиражках, был редактором хабаровской районной газеты «Сельская новь», заместителем редактора краевой газеты «Тихоокеанская звезда». Перед тем как уйти на заслуженный отдых, Яков Забара работал собственным корреспондентом газеты «Гудок». В 2006 году наш коллега ушёл из жизни.

Если вам в руки попадёт его книга «Моя война», обязательно прочтите её, ведь о войне правдивее всего рассказывают сами ветераны, которых, к сожалению, из года в год становится всё меньше.


На фото: Сколько раз Якову Забаре случалось бывать на волосок от смерти – не сосчитать
Наталья Киреева, по материалам газет «Дальневосточная магистраль» и «Тихоокеанская звезда»