12 ноября 2018 19:35
фото: Михаил Хохряков

«Бамовец – наша общая фамилия»

Первопроходцу Байкало-Амурской Димитрию Медони присвоено звание «Почётный железнодорожник»

Когда после армии он покидал солнечную Молдавию, то не думал, что свяжет всю свою дальнейшую жизнь с суровой Сибирью и железной дорогой. Но магистраль от Восточной Сибири до Тихого океана покорила его сердце навсегда.
В Сибирь!

Застать дома Димитрия Медони непросто. В свободные от работы минуты он старается уйти в тайгу.

– Вы вовремя дозвонились: завтра я опять отправляюсь на рыбалку. Пристрастился здесь и к рыбной ловле, и к охоте. Раньше эти места были глухие, но зато на живность богатые. А сейчас всё доступно – на вездеходах, на катамаранах приезжают браконьеры. Но ленка, щуку, хариуса поймать можно. Бывает, и таймень попадается, – говорит Димитрий Медони.

Доступность Улькана, где сейчас живёт наш герой, – это в том числе и его «вина». В 1975 году, когда он отправился на БАМ из Молдавии, здесь была глушь, болота да мошка. Теперь же Байкало-Амурская магистраль известна всему миру, и Димитрий Мартинович внёс непосредственный вклад в её создание.

– В 1974 году я вернулся из армии, работал на автобазе в Бендерах, – вспоминает железнодорожник. – Мы были молодые, азартные, сидели в баре после работы, а тут по радио услышали про БАМ. И мы с моим товарищем Мишей Добровольским загорелись идеей отправиться на строительство магистрали. Обратились в горком комсомола, а через пару месяцев нас вызвали и выдали путёвку. Вот так всё и случилось.

Когда отряд из тёплой республики в количестве 18 человек – 12 парней и 6 девушек – в феврале 1975 года вышел на перрон станции Улан-Удэ, термометр на улице показывал 43 градуса мороза. А они все в шляпах да туфельках.

– Вы откуда такие взялись? – спросил местный житель, глядя на замерзающих приезжих. И указал место, где можно купить валенки, шапки и ватники. Из столицы Бурятии делегация отправилась в указанный в путёвке посёлок Улюнхан Курумканского района. Но там их ждал ещё один неприятный сюрприз: им сообщили, что распределение надо проходить в Иркутске. То есть следовало возвращаться в Улан-Удэ, а оттуда добираться до города на Ангаре. А деньги были уже на исходе.

Первопроходцы

– Что делать? Благо встретивший нас начальник механизированной колонны № 140, узнав, что я экскаваторщик, да ещё и электромонтажник, занял мне 50 руб. и порекомендовал в тресте записаться к нему. Так я и остался в Сибири. Как оказалось – навсегда.

30 декабря, накануне Нового года, механизированная колонна по зимнику выехала на Уоян. Впереди были годы тяжёлой и упорной работы. Димитрий Медони прошёл на своей технике маршрут от Небеля до самого Кодара. Машины перетаскивали по болотам. Тайга, комары, мошка. Жить приходилось в палатке. Топили сразу две печи, чтоб не замёрзнуть.

Первопроходец до сих пор удивляется, как удалось выдерживать все эти трудности:

– Мы тогда особо о проблемах не думали. Сказали – ехать, значит, надо двигаться любым способом. В упёртом характере ли дело? Не думаю, характеры у всех людей разные. Но нас объединяло стремление построить что-то новое для страны. Не помню, чтобы кто-то отказывался от работы. И дело даже не в зарплате, она не такая уж и большая была, просто все стали одной семьёй. Было задание – построить БАМ, и мы строили.

Димитрий Медони вспоминает всех тех 18 человек, приехавших из Молдавии. Только трое вернулись домой, остальные так и остались на БАМе. Да, многих уже нет в живых, но те, кто до сих пор здравствует, товарищи не разлей вода.

– Здесь, на магистрали, все знакомые, друзья. У нас одна национальность – бамовец, я бы даже сказал – одна фамилия. В любой точке страны увидишь бамовца – всегда ему рад и в обиду никогда не дашь, – продолжает первопроходец.

В 1982 году механизированная колонна ушла на Уренгой. И в этот момент наш герой на какое-то время отошёл от магистрали. Он резко изменил сферу деятельности и стал инспектором дорожно-патрульной службы. Но через несколько лет не выдержал и вернулся на железную дорогу.

В почётные железнодорожники

Затем произошли другие перемены. Димитрию из машиниста-экскаваторщика и водителя предложили переквалифицироваться в мастера инженерных сооружений. Окончил в Тынде техникум железнодорожного транспорта и пошёл на участок Лена-Восточная – Таковка.

–  Сказали: ты парень смышлёный, справишься, – вспоминает Димитрий Мартинович. – В мои обязанности вошло текущее содержание мостов и труб. Работал от Хребтовой до Нии, а когда осел в Улькане, перевёлся на участок от Нии до Калакачана.

Сейчас в его ведении 164 сооружения, из них 51 мост:

– Участок не такой уж ровный, местность болотистая, нужно постоянное внимание, чтобы не было никаких угроз безопасности движения поездов.

В этом году приказом генерального директора – председателя правления ОАО «РЖД» Олега Белозёрова за высокие достижения в труде и проявленную инициативу при выполнении производственных заданий Димитрий Медони был награждён знаком «Почётный железнодорожник», который в начале сентября в торжественной обстановке ему вручил начальник Восточно-Сибирской магистрали Василий Фролов.

Бамовец говорит, что даже не думал о присвоении ему такого высокого звания. Хотя он и ранее получал разные поощрения: были почётная грамота от Центральной дирекции движения, награда за 20 лет работы на железнодорожном транспорте.

– Казалось бы, и хватит на этом, но, видимо, вытащил счастливую карту. Когда позвонили и сообщили о награждении знаком почётного железнодорожника, растерялся, не поверил. А теперь все поздравляют. Даже бамовцы, уехавшие на запад страны, откуда-то узнали о моей награде.

Почётный железнодорожник считает, что поощрений заслуживают все первопроходцы. Он с грустью вспоминает те времена, когда пошли разговоры о ненужности БАМа.

– Мы-то его строили с самого начала. Проваливались в болота, жили в грязи, рубили просеки, отсыпали, укладывали пути. А потом вдруг про нас позабыли, даже обещанные квартиры не давали: как жили в щитовых домах, так и продолжали.

Сейчас у Димитрия Мартиновича повода для уныния нет. Вырастил двоих детей: сын Андрей работает в пожарной части, дочь Елена окончила Иркутский государственный университет путей сообщения. Уже есть два внука – девятилетний Матвей и трёхлетняя Софья. Супруга из  местных, коренная сибирячка, с ней они живут уже больше 40 лет. Помимо охоты и рыбалки, любит мастерить по дому. Говорит, лучше себя костерить за неправильно забитый гвоздь, чем переделывать за кого-то.

И всё же об уходе на пенсию в свои 64 года не задумывается, продолжает трудиться на железной дороге.

– Загадывать не буду, работаю, пока есть силы и пока работа приносит удовольствие. Ещё надо ребят молодых  подучить. Готовлю сейчас парня после института, надеюсь, что выдержит. Надо, чтоб смог уметь планировать, держать руль управления. Хочу отдать участок в надёжные руки, чтоб потом обо мне не вспоминали, будто не подсказал молодым, не подготовил смену.


Иван Мамонтов