24 января 2019 05:35
фото: иван куртов

Центр притяжения детских сердец

Более 60% воспитанников МОЖД становятся работниками железной дороги

Интервью с начальником Малой Октябрьской железной дороги Владимиром Чиликиным.
– Владимир Борисович, чем живёт Малая Октябрьская в новогодние каникулы?

– В нынешнем году каникулярная работа ведётся у нас особенно активно. Например, наши воспитанники показали на сцене ДК железнодорожников спектакль «Старик Хоттабыч». Мы своими силами написали сценарий, актуализировали, приблизили к железной дороге, и ребята участвовали в постановке в железнодорожной форме разных периодов: с 1948 года, когда открылась детская железная дорога, до наших дней. Воспитанники готовили этот проект в течение полутора месяцев. Не просто репетировали, но и создавали костюмы, декорации. Например, я привёз с дачи халат для бородатого волшебника, а детишки сами превратили его в театральный реквизит, сшили к нему чалму, выстрогали посох. Вообще в каникулы жизнь на Малой Октябрьской бьёт ключом: всё высвободившееся от уроков время дети проводят здесь.

– Сколько ребят проходит сейчас обучение? С какими профессиями они знакомятся?

– Мальчишки и девчонки работают у нас проводниками и стрелочниками, начальниками поездов, контролёрами и машинистами. И, кстати, составы, обслуживаемые ими, перевозят множество вполне реальных пассажиров. За 2018 год – 44,5 тыс. человек. Сейчас у нас занимается более 1000 детей. И это не считая ребят, которые пришли на уроки в наше новое подразделение, открытое в Волхове. Стараниями заместителя начальника ОЖД по территориальному управлению Ильи Першина нам выделили помещение и назначили сотрудника, который уже начал читать там лекции.

– Но это только теория, а где ребята будут проходить практику?

– Шестой регион возьмёт на себя обеспечение наших учеников бесплатными билетами в Питер для посещения практических занятий. От Волхова до Петербурга – два часа езды, так что в дни летних каникул школьники будут по четыре часа заниматься у нас, затем вечерней электричкой возвращаться домой. Кроме того, в 2018 году мы открыли класс в Металлострое, и теперь наш инструктор ездит к местным ребятишкам каждую среду.

– Почему Малая Октябрьская так активно взялась за регионы?

– Мы анализируем, где в нас есть потребность, где инициируют открытие нашего филиала. Общаясь с представителями небольших городов, узловых станций, часто слышу: «Вот у нас бы детскую дорогу открыть!» Хорошо, давайте откроем. Тем более, что во многих регионах есть отличная база для подобных занятий. Например, в Волхове существует и депо, и железнодорожный техникум. Мы даже подумываем, не проложить ли там узкоколеечку, чтобы воспитанники проходили практику в родных краях?

Есть у нас заветная мечта: строительство собственной узкоколейки в Петрозаводске. Местные жители и дорожный молодёжный комитет – за, есть поддержка главного архитектора города. В общем, идея давно ждёт своего воплощения.

– Давайте мысленно вернёмся в Санкт-Петербург. Известны ваши планы пустить магистраль в зону Буферного парка в Пушкине.

– Это отличная идея! Как известно, в Царском селе запланировано строительство тематического парка по сказкам Пушкина. Там появятся планетарий, множество аттракционов, игровые и фонтанные залы. В общем, настоящий круглогодичный Диснейленд. При этом расположение центра таково, что ни на автобусе, ни на электричке к нему не подъехать, пешком тоже не дойти – далеко… Только наши поезда проходят от этой зоны в двух шагах! И если чуть-чуть продлить путь, то весёлый паровозик Малой Октябрьской сможет доставлять гостей прямо на территорию парка. Такой проект разрабатывался ОАО «РЖД» в 2008–2011 годах при строительстве южного участка МОЖД. Надеемся, что его реализуют в ближайшее время.

– Владимир Борисович, среди ваших выпускников много специалистов, занимающих сегодня ключевые должности в компании. Какой процент нынешних воспитанников становится работниками железной дороги?

– По нашим данным, порядка 60%. И это если не считать людей, связывающих свою жизнь со смежными областями, например, с метрополитеном.

– Сейчас много говорят о том, что лучший вариант помощи трудным подросткам – это занятия в различных секциях и кружках. Работает ли с такими детьми ваша дорога?

– Такой опыт у нас есть. Мы сотрудничаем со школой № 2, в которой обучаются дети с девиантным поведением. Её воспитанники в сопровождении педагогов приезжают к нам, а мы показываем им нашу работу, проводим экскурсии. Признаюсь вам: когда общаешься с трудными подростками, часто не чувствуешь разницы между ними и детьми из обычных школ. Сейчас немало ребят, с которыми не могут справиться родители. Чаще всего это мальчики из неполных семей. Мамы и бабушки приходят к нам и плачут: «Вы только не отчисляйте моего сына с Малой Октябрьской! Занимаясь у вас, он становится более контактным». Заинтересованность таких ребят железной дорогой действительно сказывается на них благотворно.

– А сколько всего в России детских железных дорог? И есть ли у других магистралей некие особенности, которым стоило бы поучиться?

– В Советские времена этих дорог было 40, сейчас осталось 25. Чему вы удивляетесь? Да, больших дорог – 16. А детских намного больше. Потому что на некоторых магистралях (например, на Северо-Кавказкой) находятся две малых, расположенных в крупных городах. Октябрьская – одна из самых старых железных дорог – она была открыта в 1948 году. Она же и самая длинная. Хотя в России есть магистрали и постарше, например, Красноярская, открытая в 1936 г., Московская (в 1937 г.) и Нижегородская (в 1939 г.).

Если говорить об опыте, который хотелось бы перенять у коллег – то он, безусловно, имеется. Пока наши воспитанники водят поезда только летом. Мы мечтаем работать круглый год, как это делает, скажем, Иркутская дорога.

А ещё стоило бы сделать так, чтобы студенты ПГУПСа и всех трёх петербургских железнодорожных техникумов могли проходить практику у нас. Для этого есть все условия. Вопрос только в том, что специальные учебные заведения теперь юридически находятся в ведомстве комитета по образованию. Следовательно, перед прохождением практики надо заключить с ним договор и решить, кто кому будет платить. Нам – за то, что учащимся предоставляется возможность практиковаться, или мы, как организация, которая создаёт рабочие места, а затем начисляет зарплату своим сотрудникам. К слову, о студентах. Нам бы очень хотелось, чтобы наши ученики проходили подготовку к поступлению в ПГУПС в наших стенах.

– А что является препятствием к этому?

– Отсутствие своего учебного корпуса. А также штатных преподавателей общеобразовательных предметов. Сейчас ведутся переговоры с руководством ПГУПСа. И в 2019 году мы планируем открыть класс довузовской подготовки. Это продлит обу­чение наших воспитанников до 11-го класса. Пока же они покидают нас после девятого, и мы не всегда знаем: поступили ли они в институты? Связали ли свою жизнь с железной дорогой?

– Сейчас в программе МОЖД только профильная подготовка?

– Не совсем. У нас есть дополнительные кружки, например, моделирование. Кро­ме того, наши дети задействованы во всех мероприятиях Октябрьской. Мы проводим для них экскурсии по городу, шахмат­но-шашечные турниры, возим на все события: возложение цветов в честь 9 Мая, Дня снятия блокады и т.д.

Хотелось бы сказать и о самих воспитанниках. Иногда встречаются дети по-настоящему гениальные. Ко мне недавно подошёл один наш десятилетний ученик, фамилию которого не буду называть, с, казалось бы, детским рисунком. И говорит: «Я тут подумал – а что если на каждый вагон поезда поставить мотор?» Я ему объясняю, мол, такие поезда уже есть, например, «Сапсаны». Смотрю, а он – плачет. «Что с тобой?» – спрашиваю. «Как они могли придумать это до меня?»

Беседовала Елена Харламова