17 декабря 2018 05:13

Не просто проверка документов

Решение об организации на железной дороге охраны собственными силами было принято ещё в 1917 году

Как известно, День ведомственной охраны железнодорожного транспорта был установлен в связи с декретом Феликса Дзержинского 1921 года. Но полицию ликвидировали ещё в ходе Февральской революции 1917-го. Кто же занимался поддержанием порядка на объектах железнодорожного транспорта в эти четыре года?
Уже 4 марта 1917-го собравшийся на Петроградской товарной станции временный комитет Николаевской железной дороги принял решение об организации охраны собственными силами. Как вспоминал позже рабочий Александровского завода, входившего в состав дороги, Николай Обухов, для всех цехов – столярного, подъёмного, каретного, малярного – начальником дружины Михаилом Ассоровым было получено из Петропавловской крепости 12 ящиков трёх- и четырёхлинейных винтовок. Собирались дружинники на Варшавском вокзале и шли на охрану завода. Кстати, оружие искали где только возможно, а по свидетельству рабочего Василия Денисова проще всего винтовку с патронами можно было получить… в Таврическом дворце, где располагался Совет рабочих и солдатских депутатов.

1 августа по приказу начальника Северо-Западных дорог Бориса Храповицкого на магистрали была учреждена милиция – «впредь до установления общего положения». Каждый милиционер-железнодорожник получал револьвер и отличительный знак – красную повязку с тёмно-синей надписью и знаком с изображением топора и якоря.

Обычно отряды занимались проверкой документов, защитой от погромов вокзалов, складов и других объектов. Писали, что эта работа у железнодорожников была поставлена настолько хорошо, что несколько раз с их помощью усиливали охрану Смольного, перебрасывая на грузовиках по 50–60 вооружённых рабочих. Однако бывали и неординарные ситуации.

Как вспоминал Сергей Алексеев, работавший на Николаевской дороге с 1907 года кочегаром, затем смазчиком. Его отряд Красной гвардии из рабочих 1-го и 8-го участков тяги, располагавшийся на Николаевском вокзале, получал распоряжения от дорожного Союза. Согласно им, бывало, по прибытию поездов на вокзал окружали составы и заставляли офицеров сдавать оружие. После того, как в июле Временное правительство инспирировало преследование большевиков, отряд под угрозой роспуска занимался их освобождением и укрытием. Позже, в 1918 году, подразделение во главе с Иваном Отто помогало в работе ЧК – причём не только в Петрограде, но и близлежащих деревнях, сопровождало кассиров, собиравших деньги со станционных касс.

Иногда возникал вопрос: от кого охранять? Как вспоминал позже рабочий Александровского завода Николай Саар­ман, его отряд осенью 1917-го охранял Финляндский железнодорожный мост, по которому шли эшелоны поддержки для большевиков. Но район моста контролировали эсеры, и за помощью Саарман пошёл в Смольный к Ленину. Вождь обещал помочь, и в тот же день исполкомовцы-эсеры были арестованы. А вскоре подоспело и переизбрание исполкома.

Ещё до революции правление общества дороги планировало выкупить дома для своих работников в районе Боровой и Расстанной улиц. Отряд Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги, охранявший райком партии большевиков на Боровой улице, зная об этом, приступил к действию. Домовладельцы ничем не обогатились, их попросту выселяли, отдавая квартиры железнодорожникам. Не пожалели и монахов, компактно проживавших в доме по Расстанной, 15.

Участвовали железнодорожники и в борьбе с бандитизмом, который процветал на многих станциях. Так, временами бандиты подсаживались в поезда на платформе Фарфоровский пост и до прибытия на Николаевский вокзал успевали полностью обобрать пассажиров. Чисто случайно начальнику отряда, стоявшего на вокзале, Григорию Зайцеву удалось выйти на след главаря банды. Оказалось, что он спокойно жил в гостинице «Октябрьская» по документам на имя… начальника охраны вокзала. Там после короткой перестрелки он с несколькими подельниками и был задержан железнодорожниками.

А ожидаемое Борисом Храповицким решение приняли 20 марта 1918-го, когда телеграммой Совнаркома за подписью Ленина и наркома путей сообщения Рогова была учреждена военизированная охрана железных дорог из отрядов, в которые вошли преимущественно железнодорожники. Подчинялась она лицам, назначенным или утверждённым НКПС, но уже в декабре того же года перешла в военное ведомство на красноармейское положение.

Алексей Островский
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31