19 ноября 2018 23:22
фото: иван куртов

Время Анатолия Фёдорова

Почётный работник Октябрьской железной дороги 9 мая отмечает семидесятилетие

Так уж получилось, что в День Победы в семье отмечали два праздника. Пока была жива мать, 9 мая они всегда ходили на Пискарёвское кладбище, а потом праздновали его день рождения. В биографии каждой российской семьи есть страницы, омрачённые войной. И у каждого человека День Победы пробуждает свои ассоциации, навеянные рассказами отцов и дедов. Для Анатолия Фёдорова память о войне окрашена в серые блокадные краски.
– Мама была блокадница, работала на тепло­электростанции вместе с мужем Григорием, – рассказывает Анатолий Иванович. – В 1941 году у них родилась дочка, и отец семейства половину своего пайка отдавал ребёнку. Блокаду он не пережил, умер в 1942-м. А маму в самый критический момент спас случай. Шла она с работы, возле Витебского вокзала какой-то прохожий остановил: «Доченька, не знаешь ли, как пройти к Бадаевским складам?» Мама начала было рассказывать, да что-то подозрительным показалось. Вдруг увидела невдалеке милиционера, говорит: «Я не очень-то хорошо помню, давайте лучше спросим!» Подозвала милиционера, объясняет, в чём дело, а сама глазами знаки подаёт. Увели дядечку, а через несколько дней приходит к ней домой сотрудник военкомата, приносит целую буханку хлеба – в награду. Шпионом прохожий оказался.

Фронтовиком был и отец, после войны мама второй раз вышла замуж. Иван Фёдоров строил военные аэродромы, значит, всегда был на передовой. Как только на каком-то направлении начиналось наступление, так и его туда перебрасывали. Вся грудь была в наградах – за взятие разных городов. «Отец так привык к налётам вражеских бомбардировщиков, что однажды решил не прятаться в убежище по сигналу. Так и продолжал утюжить на своём тракторе лётное поле, – вспоминает Анатолий Фёдоров рассказ отца. – Этот поступок чуть не стоил ему жизни. После налёта приказ: явиться в штаб! Генерал грозно спросил, почему не выполнил приказ, в кошки-мышки с фашистом играл? Но отец быстро нашёлся: «Я же знаю, что нам аэродром срочно нужен!».

Анатолий Иванович – прекрасный рассказчик, и может наговорить на целую книгу. История его жизни связана с Октябрьской дорогой, и многие страницы этой истории – уникальны. Много раз приходилось ему быть первопроходцем. Так, уже при поступлении в железнодорожный техникум на Бородинской он нежданно-негаданно оказался на только что открывшемся новом факультете «Строительство и эксплуатация железных дорог».

– Поступал на «автоматику и телемеханику», в 60-е годы началось освоение космоса, хотел быть в авангарде прогресса, – рассказывает Анатолий Иванович. – Сдал экзамены хорошо. А в приёмной комиссии директор техникума стал меня уговаривать на новый факультет пойти. Главный козырь был такой: после техникума можно год отучиться на Центральных офицерских курсах и получить звание офицера! Я согласился. Военным, всё же, не стал, и не жалею. Занимался всю жизнь конкретным делом – содержанием и ремонтом пути, а в те годы это было очень непросто.

Начав с монтёра пути, он вырос до начальника службы, и возглавлял хозяйство в 90-е годы прошлого века, когда на Октябрьской дороге начинали внедряться новые технологии: укладка стрелочных переводов на железобетонном основании, бесстыковой путь, использование путеремонтных машинных комплексов. Но самым интересным периодом в своей профессиональной биографии считает работу в должности начальника Санкт-Петербург-Балтийской дистанции. Здесь он трудился бригадиром, старшим дорожным мастером. Потом ему предложили должность ревизора по безопасности движения Санкт-Петербург-Витебского отделения, затем – начальника отдела пути. Но душа всё же рвалась к живому делу, когда от тебя лично зависит и организация процесса, и результат деятельности. На заре перестройки и демократизации общества на некоторых предприятиях руководителей стали выбирать на общих собраниях коллектива. Анатолий Фёдоров как раз попал в эту волну. «Выборы были не дежурные, альтернативные, из 800 человек за меня проголосовали 600, – вспоминает Анатолий Иванович. – Конечно, в моей программе значилось и повышение уровня безопасности, и улучшение балльности, но, всё же, главное было – бытовые условия. Пообещал привести в порядок раздевалки, ведь тем, кто работает на улице, необходимо помыться, согреться, высушить одежду! На станции Новый Порт, например, монтёры ютились в сарае. Там мы и построи­ли первую бытовку с холодной и горячей водой. Потом и на других околотках улучшили условия, построили административное здание ПЧ, жилые дома».

Пришёл только что выбранный начальник домой, не успел поужинать, как раздался звонок: на Цветочной сход! И так было почти каждый вечер в те времена. Качество железнодорожных путей на станциях Санкт-Петербургского узла оставляло желать лучшего. Ресурсов хватало только на магистральные направления. «Тяжёлое положение было со снабжением. Перестройка, ничего не достать, – поясняет Анатолий Иванович. – Но самой главной задачей было найти толковых помощников, одному не разорваться. Посмотрел, что главный инженер ничего не построил за 25 лет – разве это дело? Зато у него связи, может материалы достать. Выбил в отделении должность зама по снабжению, так потом этот человек меня всю жизнь благодарил. На своё место попал! Вскоре у нас уже было два самосвала, ещё кое-какая техника появилась. О финансировании договорились. Так мы начали и строить, и путевое хозяйство в порядок приводить. Кадры во все времена решают всё. Главного инженера нашли на Северо-Кавказской дороге, кандидата наук Сергея Николаевича Чуяна (он потом был деканом механического факультета в ПГУПСе). Не хватало руководителей среднего звена. Мы организовали курсы для бригадиров, учебный класс сделали на улице Шкапина».

Это было время не программ и стратегических проектов, а время действия. На полигоне обслуживания дистанции насчитывалось 50 (!) железнодорожных переездов. А асфальта на их ремонт не было. Понятно, что содержать в нормальном состоянии не удавалось. Фёдоров создал отдельную бригаду для ремонта, придумал укладывать металлические настилы на переездах вместо бетонных плит. Так вышли из положения. Потом осваивали ремонт пути с помощью машин – ОТ-400, ЧС-600. Анатолий Иванович до сих пор с гордостью вспоминает, что производительность машин в ПЧ-11 была самой высокой на дороге: «Мы так организовали работу, что две смены машина работает, а в третью – на техобслуживание идёт. Механические мастерские на Митрофаньевском шоссе оборудовали. Техника не простаивала. Если по плану 40 км капремонта в месяц, то мы делали 50. За сезон – 270 км. И вагоны перестали валяться». Потом пошли длинные бесстыковые плети. И тут Санкт-Петербург-Балтийская ПЧ отличилась, впервые уложив сверхдлинную плеть – на участке Санкт-Петербург-Балтийскйй – Лигово – 5,3 км.

В те годы у Анатолия Ивановича была мечта... посмотреть программу «Время» по телевизору, которая начиналась в 21.00. Но к этому часу он домой не поспевал. Он сам был действующим лицом тех событий экономики, политики, а теперь уже и истории, которые наполняют время жизни.

Галина Морозова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31