13 ноября 2018 05:45
фото: Фото из архива автора

Товарный кассир в сане диакона

Почётный гражданин Нижнего Новгорода Николай Тархов совмещал служение и гражданскую службу

Как непостижимо устроена наша память! В России любой человек знает это имя – Николай Чудотворец, и многие знают о его земной жизни, которая прошла в III-IV веках.
Но когда нижегородцам рассказывают, что вот это старинное здание из красного кирпича, что рядом с Парком имени 1 мая, мимо которого они проходят каждый день, из года в год, когда-то было приходским храмом во имя Святителя и Чудотворца Николая, а сейчас стоит без церковных глав и крестов, многие восклицают: «Да? А я и не знал!»

Время, что прошло с момента закрытия храма в 1922 году, укладывается в одну человеческую жизнь, а память этих обозримых десятилетий где-то оборвалась. Вот обращённая на восток алтарная часть храма. Её ни с чем не спутаешь, у других строений её не бывает. Именно алтарь призвал нас, православных нижегородцев, живущих в районе Канавино, узнать историю этого святого места. Работая над книгой по истории Николаевской церкви на Выставочной территории (ныне ул. Октябрьской Революции, 25), я был поражен, когда передо мной предстала личность и судьба служителя этой церкви – замечательного нижегородца Николая Ивановича Тархова.


Железнодорожник с духовным образованием

С начала 1918 года причт Николаевской церкви жалования не получал, а содержался исключительно на доход от треб и богослужения. И вот какое замечательное событие произошло в июле 1921 года: по ходатайству прихожан в сан диакона к Николаевской церкви сверх штата был рукоположен прихожанин церкви Николай Иванович Тархов. Уже начались гонения на Церковь: закрывались храмы, атеизм стал государственной идеологией. Уже принял муки за Христа правящий архиерей священномученик Лаврентий, епископ Балахнинский. Принятие священного сана в такое время было актом открытого исповедания православной веры и даже подвигом.


Диакон Николай зарабатывал на жизнь тем, что продолжал служить по гражданской специальности на должности кассира железнодорожной товарной станции города Нижнего Новгорода. В 1921 году ему было 57 лет. Родился Н.И.Тархов 4 июня 1864 года в Московской губернии в семье служащего. Диакон имел духовное образование, в 1878 году он вышел из четвёртого класса Звенигородского духовного училища.


После окончания училища трудовым поприщем Николая Ивановича стала железная дорога, где он трудился всю жизнь. С 1 сентября 1879 года он поступил на должность ученика телеграфиста станции Москва и прошёл все ступени своей блестящей служебной лестницы: телеграфист станции Москва, помощник начальника станции Жолнино и Второво, а затем с 1 июля 1894 года, поступив на работу на станцию Нижний Новгород, он прошёл должности конторщика старшего оклада, кассира старшего оклада, помощника кассира и, наконец, в 1906 году утвердился в должности товарного кассира. Надо сказать, что это была должность одного из руководящих работников товарной станции, которому подчинён штат сотрудников, ведущих учёт по кассе прибытия большого потока поступающих грузов. Этот высокий подтянутый уважаемый человек не просто справлялся со своими обязанностями – ему было присвоено звание личного почётного гражданина города Нижнего Новгорода. А 5 октября 1901 года Н.И. Тархову была высочайше пожалована золотая медаль «За усердие». В приказе из большого перечня наград высшей награды удостоен только один человек – Николай Тархов. И это в 37 лет! Мудрый, глубоко верующий человек, он через двадцать лет примет священный сан диакона, когда Церкви будет особенно трудно.


4-2.jpgСемья диакона Николая

Интересна история большой семьи Тарховых, как семьи прихожан Николаевской церкви. Супругой Н.И.Тархова была Параскева Васильевна. Она происходила из московского семейства Пугачёвых, в их роду были видные священники. В «Ведомости о церкви Николаевской, состоящей на Выставочной территории г. Н.Новгорода, за 1921 год» диакон Николай указал шестерых детей. Однако у него был ещё старший сын Пётр, который воевал на фронте в Первую мировую войну. Когда армия оказалась деморализованной в результате революционной агитации и перестала быть армией, Пётр в неразберихе этого времени вернулся в родительский дом, но здесь он заболел тифом и к 1921 году уже умер. А второй сын Николай в это время был студентом МГУ, он поступил туда ещё накануне революции на льготных условиях, как сын почётного гражданина. Николай Николаевич уже был женат и в 1919 году подарил отцу первую внучку Татьяну. Она впоследствии стала заведующей кафедрой кристаллографии физического факультета университета им. Лобачевского. А её отец Николай Николаевич был директором школы, преподавал математику.


Удивительно, как непохоже, но с общим, привитым родителями принципом жить по совести, складывались судьбы выросших в одной семье детей бывшего железнодорожника, а после диакона, Николая. Дочери Мария и Елизавета остались девицами, как и внучка Татьяна. Елизавета много лет проработала следователем районной прокуратуры. Мария, старшая дочь, имела душевное расстройство, она умерла в 1945 году. Дети диакона Николая – Ольга, Наталья и Леонид, рождённые после освящения Николаевской церкви, были, вероятно, крещены в ней. Ольга работала рядовой служащей в различных организациях. Младшие дети Наталья и Леонид перебрались к родственникам в Москву и образовали московскую ветвь семейства Тарховых. Наталья работала в аппарате Госстроя СССР, Леонид – начальником цеха на заводе.


Исповедник веры в годы гонений

Меньше года пришлось послужить диакону Николаю в церкви своего небесного покровителя Николая Чудотворца. 4 апреля 1922 года на заседании Президиума Губисполкома по ходатайству Канавинского исполкома было принято решение о закрытии церкви и передаче здания под тифозный изолятор. Под протоколом красными чернилами поставлена подпись председателя Кагановича.


Диакон Николай продолжал работать по гражданской специальности, но в 1924 году на него, прекрасного знатока своего дела, посыпались выговоры, причём не за его просчёты, а за нерадивость подчинённых ему «тружеников», не привыкших к добросовестному труду. Н.И.Тархова увольняли с работы, он добивался восстановления, и снова следовало увольнение. Похоже, что новая власть не могла смириться со званием и наградой, полученными Н.И.Тарховым за верную службу государю, а тут ещё и священный сан. За всё это надо было ожидать репрессий, и в то же время чувствовалась какая-то опека. Семья Тарховых жила рядом с Николаевской церковью, где Выставочное шоссе (теперь это ул. Чкалова) подходило к выставочной территории, на стороне железной дороги. В соседнем доме жил начальник районного ЧК. Он мог в пьяном виде разъезжать по улице на пролётке и стрелять по сторонам из маузера. Этот человек по какой-то причине испытывал уважение к соседу. Однажды Параскева Васильевна Тархова, желая что-то продать на рынке, была доставлена в отделение милиции. Сосед-чекист поспешил туда и, взяв за грудки начальника отделения, освободил незадачливую торговку. Чекист заявлял на всю округу: «Кто пальцем тронет Николая Ивановича –
пристрелю!»


Дочь диакона Ольга Николаевна вспоминала, что после закрытия Николаевской церкви отец стал прихожанином Владимирской церкви в Канавино. Это были годы, когда закрывались храмы, а массовые репрессии в отношении священнослужителей были ещё впереди. Уже ощущалась нехватка мест для служения. А диакон Николай Тархов пел на клиросе Владимирской церкви.


Так завершалась земная жизнь глубоко верующего, умного, мужественного человека – диакона Николая. Он умер 31 августа 1931 года и похоронен на Канавинском кладбище, между ул. Июльских Дней и ул. Октябрьской Революции. А церковь в честь его небесного покровителя Николая Чудотворца, где он принял священный сан, несмотря на действующий федеральный закон о возвращении объектов религиозного назначения, всё ещё не возрождена.

Евгений Гребнев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31