17 декабря 2018 23:21

Полковник хозяйственной службы

«Знаете, во сколько раз разваривается гречка? В 2,5 раза. А перловка? В четыре», – начальник Нижегородской дирекции материально-технического обеспечения Алексей Богатырёв серьёзно и со знанием дела рассуждает даже на такую, казалось бы, чисто женскую тему.

Лекция о яйце

А вместе с тем в его кабинете среди стольких предметов, напоминающих о Горьковской железной дороге, нашлось место и уголку, посвящённому армии. Декоративные тарелки из пяти регионов ГЖД, огромная карта со станциями и линиями магистрали – и тут же модель многоосного ракетоносца на базе МАЗ-547, так называемого межконтинентального комплекса «Тополь». Можно сказать, что с этой машиной связана отдельная жизнь, военное прошлое руководителя. Но вернёмся к нашему разговору. Алексей Алексеевич продолжает:

– Поэтому-то и выгоднее перловкой кормить войска. Сто граммов разваривается до четырёхсот.


Уже с детства Богатырёв, в полной мере оправдывая свою фамилию, мечтал стать военным по примеру братьев мамы, кадровых офицеров. Год срочной службы и Горьковское высшее военное училище тыла имени маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна. В вузе впитывал не только специальные военные науки, но и изучал аспекты обеспечения войск продовольствием, вещевым имуществом, горюче-смазочными материалами, квартирно-эксплуатационного обеспечения и т.д. Оказалось, эти вопросы очень близки к гражданским.


– «Яйцо. Состав, пищевые свойства, категории, условия хранения» – так называлась, к примеру, одна из лекций по продовольственной службе, – вспоминает Алексей Богатырёв. – И все два часа теоретического занятия крутились вокруг яйца. А для практики по приготовлению пищи на полевых кухнях КП-125 и КП-130 нам необходимо было знать, во сколько раз развариваются греча, рис, овсянка, перловка, картофель. Нужно это для составления раскладки продуктов и определения выхода готовых блюд в граммах на одного солдата в суточном рационе питания.


В зоне риска

Получив своё первое офицерское звание и специальность «командная тактическая вещевого обеспечения войск, инженер-экономист», лейтенант Богатырёв был направлен для прохождения службы на четвёртый Государственный испытательный полигон ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в Капустин Яр. Это место в северо-западной части Астраханской области встретило единственного тыловика во вновь созданной военной части тяжёлыми испытаниями. Летом в тени + 45°C. Солнце нещадно жжёт землю, так что трава никогда не наливается сочными красками, оставаясь пожухлой. И день за днём, включая субботу и воскресенье, работа по 12-16 часов. Большое хозяйство с учётом специфики и секретности службы требовало от молодого лейтенанта пристального ежеминутного внимания и аккуратности. Несколько раз будущий железнодорожник участвовал в подготовке проведения пусков баллистических ракет. Конечно, пресловутую красную кнопку не нажимал, но находился в зоне риска. Ракетное топливо – взрывоопасно, и если бы пошло что-то не так, то вся группа на территории пусков могла погибнуть. Кстати, подобное послужило причиной смерти командующего ракетными войсками маршала М.И. Неделина. Обуглившиеся останки, опознать которые практически невозможно, – такой могла быть цена человеческой ошибки или трагической случайности. Но есть и ещё кое-что.


– Нам говорили, что уровень облучения в пределах допустимого. Однако позже стало известно, что радиация была значительно превышена, – неожиданно признаётся начальник Нижегородской ДМТО, но, предугадывая поток моих вопросов, тут же подчёркивает, что даже по прошествии многих лет у него нет права рассказывать обо всём.


Солдатское бельё

1985 год. Латвия. В Шауляйской дивизии РВСН новоиспечённого начальника вещевой службы воинской части Богатырёва ждали новые трудности. Дивизион – за 25 км от города, в лесу. В казарме за фанерными перегородками, где слышимость от первой стенки до последней, семьи военнослужащих обустраивают свой быт. Холодными зимами буржуйки коптят, почти не согревая, а из-за электроплиток автомат в электрическом щитке постоянно вышибает. Продукты можно достать только в соседней латышской деревне, мыться – в солдатской бане. Не удивительно, что кто-то отправляет семьи в Россию, но большинство жён стойко переносят тяготы и лишения вместе с супругами. И только через два года в Елгаве, в 40 км от Риги, построят жильё.


– Долой русских из Латвии! Оккупанты, убирайтесь в Москву! – злобно скандируют пикетчики у КПП.

Это конец 80-х, Народный фронт Латвии выдвигает требования. Сердце холодеет при виде такой картины. И день ото дня противостояние всё усиливается, военным рекомендуют на службу не ходить в форме.


– Для нас, советских офицеров, скрываться – позор! – Алексей Богатырёв вспоминает об этом до сих пор с негодованием. – Нас открыто называли оккупантами и требовали вывода всех советских войск с территории Латвии. То же самое происходило в Литве и Эстонии. Дошло до того, что даже в городских прачечных отказывались стирать солдатское бельё.

– Товарищ старший лейтенант, нам сказали больше бельё не привозить, правительство запретило, – докладывает прапорщик.


Начальник вещевой службы к заведующей прачечной отправляется сам.

– Алексей, извините. У меня негласная команда: воинскую часть не обслуживать, – говорит с сожалением женщина.


Полторы тысячи военнослужащих! И что? Стирайтесь, где хотите?

– Давайте так, мы вам порошок, мыло, одним словом, бартер. А вы только предоставьте нам стиральные барабаны, гладильные катки и сушилки. Солдаты сами постирают, – уговаривает Богатырёв, осознавая масштаб последствий назревающей проблемы.

И удаётся убедить верным словом, интонацией, подходом.


Как получить благодарность

Ярко характеризует начальника Нижегородской ДМТО и один забавный случай. При части РВСН работала школа прапорщиков, водителей-механиков ракетоносцев. «Новеньких» выпускали каждую зиму и лето, и всегда после присвоения званий устраивали торжественный обед. Однажды исполняющему обязанности заместителя командира части по тылу капитану Богатырёву замполит дал команду организовать для него и командира отдельный стол. Естественно, указание было передано начальнику столовой. И вот Алексей Алексеевич в назначенный час заходит и не видит стола для своих командиров. Скорее на кухню, и спрашивает:


– Разве вам указание начальник столовой не давал?

– Нет, не давал.

– А где он?

– Уехал хлеб принимать...


Через две минуты начнётся торжественный обед, уже заходят новоиспеченные прапорщики с родителями, рассаживаются, а отдельный столик для командиров не готов. Что делать? Не рассказывать же замполиту, что начальник столовой забыл распорядиться! Тогда Богатырёв стал просить за одним, за вторым, третьим столиком освободить по одному месту. Входят командиры, вопросительно смотрят.


– Присаживайтесь сюда и сюда, вместе со всеми, – уверенно приглашает исполняющий обязанности заместителя командира части по тылу.

– Как? – удивляются командиры.

– Посмотрите, как хорошо! Вы из одного котелка с солдатами есть будете, а родители посмотрят и скажут «какие отцы-командиры хорошие, за отдельным столом не едят колбасу, а вместе с солдатами кашу».

Командиры подумали и согласились, и даже объявили Богатырёву благодарность.


Путь длиною в 30 лет

Позднее судьба забросила капитана Богатырёва на Украину в винницкую армию РВСН. В 1991 году Украина была провозглашена независимым государством, и всем военнослужащим, кто не хотел принять новую присягу, надлежало покинуть территорию страны.


– Я считаю так, присягу принимают один раз и на всю жизнь, – сурово говорит Алексей Алексеевич. – Поэтому вернулся в Горький и здесь продолжил службу в должности заместителя командира части по материально-техническому обеспечению. Тут-то и пригодился весь мой опыт. Я организовывал работу продовольственной, вещевой, квартирно-эксплуатационной служб, автослужбы, службы горюче-смазочных материалов, строительства и капитального ремонта объектов военной части. Под моим управлением был большой штат, но всё-таки гораздо меньше, чем сейчас на Горьковской железной дороге.


В 2002 году через два дня по истечении военного контракта Богатырёв прибыл по собственному же выражению «для прохождения дальнейшей службы на Горьковскую магистраль».


У Алексея Алексеевича много медалей за отличную и безупречную службу и знаков отличия. Но одна награда – особенно ценная. Это медаль «За отвагу». Приказ о награждении за службу в особых условиях на четвёртом Государственном испытательном полигоне РВСН был подписан ещё в 1984 году, а вручили медаль только через 30 лет через областной военкомат. Объяснение простое – затерялись документы. Так что принимал боевую награду уже офицер в запасе и начальник Нижегородской ДМТО в кругу дружного коллектива. Сегодня Алексей Алексеевич числится в мобилизационном резерве облвоенкомата Нижегородской области на должности заместителя командира дивизии по тылу в звании полковника.

Алёна Зудина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28