19 сентября 2018 22:44

Забытый нарком

Долгие годы практически невозможно было найти сведения о народном комиссаре путей сообщения Лазаре Кагановиче

В редакцию «Волжской магистрали» поступила статья от внештатного корреспондента «ВМ», ветерана Горьковской железной дороги Евгения Салтыкова. Евгений Викторович давно сотрудничает с дорожной газетой. Его «конёк» – история. Факты и сведения из прошлого Горьковской магистрали, российских железных дорог, найденные им в архивах, музеях, всегда интересны. Как и его трактовка этой информации. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей статью Евгения Салтыкова о наркоме путей сообщения Лазаре Кагановиче.  

Встреча на путях

Летом 1958 года, во время преддипломной практики на капитальном ремонте пути Прибалтийской железной дороги, мне довелось встретиться с бывшим наркомом путей сообщения Советского Союза, опальным Лазарем Моисеевичем Кагановичем.


Однажды, когда мы работали, вдоль путей шла группа мужчин. Один из них после прохода поезда сделал замечание моему напарнику: рукавицы во время пропуска поезда кладут в шпальный ящик, под подошву рельса, чтобы их не сдуло воздушным потоком и не испачкало. Тому замечание не понравилось, он вступил в перепалку. Я поспешил к спорящим и, оказавшись неподалеку, услышал: «Пошли отсюда, Лазарь Моисеевич, молодёжь нас всё равно не поймёт и сделает по-своему». Стало понятно, что человек, к которому были обращены эти слова, – Каганович, бывший нарком путей сообщения. Оказалось, он приехал с Урала на лечение в один из местных санаториев. Я принёс извинения за своего однокурсника. Конфликт был улажен.


Затем мы немного пообщались. Каганович живо интересовался путейскими делами. А затем был готов ответить и на наши вопросы. Я спросил у него про июньский пленум ЦК КПСС прошлого года, осудивший «антипартийную группу». И услышал от Лазаря Моисеевича: незнакомым на подобные вопросы он ответов не даёт, достаточно других тем для разговоров.


«Антипартийная группа»

На вечерней планёрке я рассказал об этом начальнику ПМС-78 Виктору Васильевичу Байкову, которому в своё время доводилось встречаться с наркомом путей сообщения во время строительства линий Коноша – Воркута (1939 – 1941 годы), Свияжск – Иловля (1941 – 1942). По его словам, после совещаний у наркома всегда находились новые пути решения проблем, темпы работ повышались и дела шли быстрее.


Как сказал Виктор Васильевич, работать с Кагановичем было интересно. Он всегда находил выгодные решения. Не имея специального образования, до многого доходил самостоятельно. Специалистов удивлял глубокими знаниями в строительстве и эксплуатации железных дорог, а также хорошей памятью.


На следующий день Байков и Каганович встретились и вдоволь наговорились. После этой встречи Виктор Васильевич рассказал мне об «антипартийной группе».


Образовалась она незадолго до ХХ съезда КПСС, после чтения на президиуме ЦК КПСС закрытого доклада о культе личности Сталина. Первым против этого доклада выступил Молотов, его поддержали Маленков, Каганович и Шепилов.

Они предлагали найти для ознакомления с этим докладом другой повод, сократить количество участников и изменить дату проведения пленума.


Однако большинством членов президиума было принято решение ознакомить с этим материалом всех делегатов съезда.

По итогам 1956 года был созван пленум ЦК КПСС, который заслушал доклад первого секретаря ЦК. Именно на нём группа Молотов, Маленков, Каганович, Шепилов признана антипартийной, а её члены выведены из состава ЦК. Парторганизациям, в которых они состояли на учёте, было предложено разобраться в рабочем порядке с их партийной принадлежностью. Участникам группы инкриминировалась несовместимая с ленинскими принципами фракционная и раскольническая деятельность. Заключалась она, в основном, в критике Хрущёва по вопросам оглашения закрытого доклада ЦК «О культе личности» во время работы съезда, передачи Крыма Украине единолично, без референдума в Крымской области, и по некоторым другим.

Позднее Каганович и Маленков были исключены из партии, Молотов и Шепилов получили взыскания.


Вычеркнутые

После этого об «антипартийной группе» и о Кагановиче я долгое время ничего не слышал и не читал. И только в 1990 году в Советском энциклопедическом словаре по каждому из этой четвёрки дана краткая историческая справка. В подобном словаре выпуска 1981 года была фамилия одного только Молотова: он целое десятилетие перед войной работал председателем Совнаркома – обойти этот факт невозможно.


В сентябре 1990 года в журнале «Известия ЦК КПСС» по просьбе читателей опубликован состав руководящих органов партии с 1919 по 1990 год. И вот там даны более подробные биографические сведения по Кагановичу. Из справки следовало, что в 1920 – 1921 годах он работал в Нижнем Новгороде секретарём губкома ВКП(б) и председателем губисполкома. Рекомендованный на эти посты ещё Лениным, он неплохо себя проявил и был выдвинут на повышение.


Пресса советского периода, авторы книг старательно обходили имя Кагановича. Даже когда, казалось бы, его нельзя не вспомнить. В военные годы Лазарь Моисеевич был наркомом путей сообщения. Однако в книге «Железнодорожники в Великой Отечественной войне» (Москва, издательство «Транспорт», 1985 год) я не нашёл ни слова о нём – о наркоме, которому в 1943 году присвоено звание Героя Социалистического труда. Чтобы найти указ о награждении, пришлось обращаться в областную библиотеку. Документ этот опубликован в газете «Правда» за 5 ноября 1943 года. В указе – 127 фамилий, а в книге – из списка награждённых исключены Л. М. Каганович и его заместитель Н. И. Синегубов, чьи фотографии в 1943 году были напечатаны на первой странице «Правды».

Видимо, цензура поработала. Или самоцензура?


День железнодорожника

Определённый интерес с этой точки зрения представляет вышедшая в 1975 году книга П. Ф. Кривоноса «Магистрали жизни». Пётр Федорович Кривонос – машинист, который в 1935 году, увеличив форсировку котла паровоза, первым в стране преодолел 100-километровый участок от станции Славянка до Лозовой за 2 часа 15 минут вместо обычных четырёх. Этим была опровергнута теория «пределов».


На станции Лозовая вместе с сотнями железнодорожников и горожан его встречал нарком путей сообщения Каганович. Однако в книге об этом – ни слова. Установка «Не упоминать!» – в действии. А ведь по инициативе именно Лазаря Моисеевича была установлена премия имени Кривоноса, которая вручалась в канун Дня железнодорожника лучшим машинистам страны.


Кстати, Днём железнодорожника мы обязаны тоже ему. Праздник этот был установлен ещё в 1896 году, но после 1917-го его не отмечали. Восстановил его в 1936-м нарком путей сообщения Каганович.


К вопросу о компетентности

Но больше всего меня потрясла книга «Моя дорога», вышедшая в постсоветский период (издательство «Интекс», 2002 год). Это мемуары Ивана Григорьевича Павловского, министра путей сообщения в 1977 – 1982 годах.


В книге отмечается «глубокий упадок и кризис, в котором находилась и находится важнейшая отрасль страны – железнодорожный транспорт, где тесно переплетаются интересы руководителей транспорта и правительства. В правительстве не было людей, знающих железнодорожный транспорт, и его курировали лица, назначенные по мотивам трудоустройства, а не компетентности».


Мне, ветерану-железнодорож-нику, читать это, мягко говоря, неприятно. А к числу своих «некомпетентных» предшественников, автор, по-видимому, относит и Кагановича. Позволю себе ещё одну цитату. Лазарь Моисеевич «всегда выглядел уверенным, был спокоен и довольно безразличен ко всему. Он отличался чёрствостью по отношению к людям и незнанием работы железнодорожного транспорта. Он не почувствовал справедливого и сурового осуждения страны, на которого не подействовала даже «политическая смерть» в 1958 году».

Разумеется, каждый имеет право на свою точку зрения. В том числе и на такую. Но и я выскажу своё мнение, не претендуя на то, что это истина в последней инстанции.


Обратимся к биографии Кагановича. В партии Лазарь Моисе-евич состоял 51 год. 29 лет его избирали членом ЦК, 23 года был членом Политбюро (Президиума) ЦК КПСС. Богатый послужной список. Со Сталиным они работали совместно свыше 30 лет. Вождь доверял ему. Характеристик, подобной прочитанной у Павловского, никто из современников Кагановичу не давал. С 1935 по 1944 год Каганович трижды возглавлял Наркомат путей сообщения СССР – с перерывами на то время, когда его ставили во главе наркоматов тяжёлой и топливной промышленности. Таких «перебросок» требовала обстановка: необходимо было улучшать доставку топлива, нефтепродуктов, обеспечивать эвакуацию предприятий на восток. Его за глаза называли самоучкой с академическим уклоном. И если бы по вине Кагановича был допущен хоть один сбой в работе любого из этих наркоматов, вряд ли ему бы это простили. Работу Кагановича на железнодорожном транспорте Сталин знал лучше, чем автор книги, не работавший с ним ни дня.


За пять минут до полуночи

В своё время имя Кагановича, как государственного деятеля, присваивали предприятиям и колхозам, железной дороге и Московскому метрополитену, улицам и станции метро (современное название «Охотный ряд»). Но после июньского Пленума ЦК КПСС 1957 года всё ушло в историю и многое положительное забылось.


Сейчас жёсткое табу на имя Кагановича снято. Информацию о его деятельности как наркома путей сообщения можно найти в том числе в Интернете: и достаточно глубокий её анализ, и упоминание о некоторых интересных фактах. Например, в связи с фирменным поездом «Красная стрела». На протяжении многих лет он отправляется в рейс из обеих столиц в 23.55 – за пять минут до полуночи. Как утверждают знающие люди, это было сделано по инициативе Кагановича, чтобы ответственные работники, которые постоянно ездят из Москвы в город на Неве и обратно, могли получать командировочные ещё за один день. Вот вам и «чёрствость к людям».


В 2016 году, когда Дирекция управления движением отмечала своё 80-летие, железнодорожные СМИ отдали должное Лазарю Кагановичу. Добрым словом вспомнили наркома, который в 1936 году своим приказом разделил Управление эксплуатации НКПС на три самостоятельных управления: движения, грузовое и пассажирское.


Именно Каганович в 1937 году подписал приказ «О ревизорах НКПС по безопасности движения». Таким образом, был создан аппарат РБ, началась масштабная (успешная!) борьба с крушениями и авариями, которые в те годы были не редкость на железных дорогах.

… И кто там говорил о некомпетентности наркома?


Справка

Каганович Лазарь Моисеевич (1893 – 1991) – партийный и государственный деятель СССР, Герой Социалистического труда. Нарком путей сообщения в периоды 28.02.1935 – 25.08.1937, 5.04.1938 – 25.03.1942, 1.03.1943 – 21.12.1944.

Родился в Киевской губернии. Участник Февральской и Октябрьской революций 1917 года, гражданской войны. С июля 1922 года – заведующий отделом ЦК РКП(б), в 1924 – 1925 годах – секретарь ЦК РКП(б).

С 1925 по 1928 год – первый секретарь ЦК КП(б) Украины.

С 1928 по 1939 год – секретарь ЦК ВКП(б), одновременно в 1930 – 1935 годах – председатель комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б).

В 1934 году возглавлял транспортную комиссию ЦК ВКП(б) и Совнаркома. С 1935 по 1944 год в разные периоды занимал должность наркома путей сообщения. С 1937 года – нарком тяжёлой промышленности, а с 1939-го – и топливной (потом нефтяной), с 1938 года – заместитель председателя Совнаркома. Во время Великой Отечественной войны член ГКО и член военных советов фронтов, с 1944 года – заместитель председателя Совнаркома и министр промышленности строительных материалов. В 1947 году избран первым секретарем ЦК КП(б) Украины. С декабря 1947 года – заместитель, а с марта 1953 по 1957 год – первый заместитель председателя Совета министров СССР.

Евгений Салтыков,ветеран Горьковской железной дороги, почётный железнодорожник