24 января 2018 04:55
фото: Николай Морохин

Соль земли

Балахна – самый древний из городов-спутников Нижнего Новгорода

Надо видеть удивление нижегородцев средних лет, которые впервые попадают на главную площадь этого города. Они всматриваются в памятник Кузьме Минину и находят, что он – ну просто копия того, который стоял до 80-х годов на главной площади Нижнего.

Но оказывается – это не копия, а именно тот, установленный в Горьком в военном 1943 году, чтобы зримо напомнить землякам о героических традициях предков. Гневное лицо, грозный жест – Минин, буднично одетый, словно только что оторванный от привычных дел, кричал, звал защищать Родину. Таким представил его мало кому сейчас известный горьковский скульптор Алексей Колобов... Но в начале 80-х годов памятник раскритиковали: мол, указующая на Москву рука непропорционально длинна, выражение лица просто пугает, бедноват постамент. А тут ещё и свой новый проект предложил модный столичный скульптор…


Власти Балахны попросили передать памятник в их город. Ведь, как утверждали тогда историки, Минин родился именно там. И находили по документам Мину и Домнику Анкудиновых, которые якобы приехали в окрестности Василевой Слободы, современного Чкаловска, чтобы заниматься выгодным делом – добывать соль. Балахна в ту пору быстро росла, всем давала работу: к началу XVII века она насчитывала шесть тысяч жителей, на всей Волге уступая по размерам только одному Нижнему Новгороду, и то совсем чуть-чуть.


Вердикт, который вынесен историками несколько лет назад, иной. Найдены источники, по которым можно делать вывод, что Минин – нижегородец, об этом сделаны весомые публикации.

Как же быть с памятником в Балахне?


4-2.jpgНадо понимать, что стоит он там не напрасно. Именно к балахнинцам обратились нижегородцы во главе с Мининым, собирая в годы Смуты свое ополчение. Потому что не было к Нижнему города ближе. И там они получили поддержку. А спустя десятилетие недалеко от Балахны князь Дмитрий Пожарский построил богадельню, куда могли прийти жить участники ополчения, где ухаживали за теми, кто потерял здоровье, сражаясь за Отечество. И люди эти упокоились в балахнинской земле.


Рядом с памятником – один из богатейших в Нижегородской области краеведческих музеев.

В нём мы узнаем, что историю свою Балахна ведёт с 1536 года.
В тот год на Балахну напал с войском Сафа-Гирей и многие жители погибли, «не умеючи воинского дела». Мать Ивана Грозного Елена Глинская, реально управлявшая тогда страной, повелела строить здесь крепость. Валы, где были когда-то дубовые стены, целы у впадении в Волгу речки Нетеки. Сейчас это часть городского парка – за спиной у Кузьмы Минина. Защищать здесь надо было и людей, и соль. Она на Руси всегда была в цене. А в средние века она ценилась, как сегодня нефть. Ведь именно соль давала тогда возможность людям выжить в непростых условиях, сохранить продукты. Замораживать их можно было только зимой. А летом оставалось крепко солить. И мясо, и рыбу, и овощи, чтобы обеспечить себя на будущее.


Соль – всему была началом в Балахне. Мутноватый рассол поднимали из колодцев с глубины свыше 50 метров из синеватых сланцевых слоев. Туда спускали долбленые дубовые стволы. Соль до четырех суток «варили» – выпаривали рассол на цренах, огромных, шестиметрового диаметра, сковородках. Каждая из работавших в Балахне в разное время 30 – 90 варниц давала в год по 20 тысяч пудов соли. За местной солью сюда съезжались московские и нижегородские купцы. В годы соляного голода приезжие люди готовы были балахнинцам отдать последнее за пресловутый «пуд соли» из пословицы. Ближе Балахны к Москве соляных промыслов не было. Но ценили здешнюю соль не только за это. В старину её узнавали на вкус и на цвет – откуда привезена. Балахнинская была светло-серой, своеобразно горчила и считалась лучшей для засолки огурцов и капусты.


Если верить преданиям, первопоселенцами тут были новгородцы, сосланные на «Соль у Городца».

Словом «балахна» называли что-то непомерно большое, широкое: вспомните явно родственный её «балахон». Город, и в самом деле, широко стоял по берегу Волги, ведь вырос на неудобицах, хотя и около соляных источников.


Балахна была городом мастеровым. Её плотники строили и спускали на воду огромные волжские суда. Здесь сооружался флот для победоносного Азовского похода Петра I. По всей Руси расходились балахнинские изразцы – глазурованная керамика с рисунками. Веками не меркнут их яркие краски на стенах церквей в Поволжье и храма Василия Блаженного в Москве. В Балахне самые красивые изразцы сохранила Спасская церковь. Она была построена в 1660-х годах солепромышленником Григорием Ефремовым в память о земляках, которых унесло «моровое поветрие». Женским промыслом здесь было плетение кружев.


...Истощились почти двести лет назад колодцы с рассолом. Вышли из моды изразцы и кружева. В ХIХ веке под крылом слабеющего уездного города уже росло заводское село Сормово, производившее пароходы и паровозы. Казалось, жизнь уходила из Балахны. «Глухим городишкой» назвал ее Горький, предки которого, кстати, включая бабушку, происходили именно оттуда.


Но в ХХ веке Балахна оказывается удобным местом, где разворачиваются новые производства. В 1922 году в Балахну приходит из Нижнего Новгорода первый поезд. С пуском железной дороги набирают обороты стройки. В 1925 году здесь даёт ток тепловая электростанция – тогда крупнейшая в мире из работавших на торфе. До сих пор она вырабатывает почти четверть электричества Нижегородской области. В 1928 году выдают первую продукцию картонная фабрика и бумкомбинат – тот самый, о строительстве которого Леонид Леонов пишет знаменитый роман «Соть». Вокруг комбината буквально за пару лет вырастает посёлок Правдинск с самыми комфортабельными для тех лет домами для рабочих и потрясавшим их воображение дворцом культуры. Правдинск – потому что на здешней бумаге предстояло печатать весь тираж главной газеты СССР «Правды». Сегодня слово «Балахна» известно всем полиграфистам России и означает… вид бумаги: «печатать на Балахне». Четверть всей газетной бумаги страны – именно отсюда. Новая Балахна делает чугунное литье и радиотехнику, варит стекло.

И где-то глубоко под её улицами таится, не показывая себя лишний раз, соль земли. Это – не красивый словесный образ. Соль настоящая, балахнинская.

Николай Морохин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31