21 ноября 2018 00:46

Десять звезд любви

Лето. В одном из вагонов агитпоезда ЮВЖД «Дорога длиною в 140 лет» едет ансамбль «Частушка», он же и съемочная группа передачи «Играй, гармонь!» Белгород. У входа в областную филармонию начались съемки телепередачи. Шум, гам, веселье, перемешанное с нервозностью. Среди всего этого «замеса» Анастасия Заволокина замечает бабушку: - Родненькая, тяжело вам стоять! Идите в зал, отдохните. Через пятнадцать минут мы начнем концерт.

Лето. В одном из вагонов агитпоезда ЮВЖД «Дорога длиною в 140 лет» едет ансамбль «Частушка», он же и съемочная группа передачи «Играй, гармонь!»

Белгород. У входа в областную филармонию начались съемки телепередачи. Шум, гам, веселье, перемешанное с нервозностью. Среди всего этого «замеса» Анастасия Заволокина замечает бабушку:

- Родненькая, тяжело вам стоять! Идите в зал, отдохните. Через пятнадцать минут мы начнем концерт.

 

Фото Сергея Киселева.И она пошла. Букетик цветов - любимым артистам. По другую сторону поддерживает бабушку женщина. Шажочек за шажком, тихонечко: тяжело даются ступеньки… И вроде бы ничего особенного: понятное дело - старость не радость. Медали? Опять же ясно: военных нет, значит - ветеран труда. Только… странные медали какие-то по правую сторону. Кавалер каких-то заслуг? Стоп, стоп! А на левой-то стороне - звезда Героя Социалистического Труда!

Журналистская стезя отправила по следу. Как раз хватило пятнадцати минут: наша героиня дошла до первого ряда. Расположилась. Сопровождающая ее женщина села рядом.

- В газете работаете? Было время - от газетчиков прохода не было. А теперь уж и забыла, когда последний раз мои слова записывали. Познакомьтесь: это дочка моя третья - Галя. Три медали? Да чем же они удивительны?! Все обычно. Это - дети. Погодите-ка… Всех по-порядочку припомню. Зина, Толик, Галя, Ольга, Владимир, Татьяна, Сергей, Тоня, Наталья и Борис. Все точненько - десять детей. Вот они и медали: за материнский героизм… Мое имя? Полина Егоровна Секиркина. Это когда-то было имя. А теперь кому, кроме детей своих, нужна?

 

- Полина Егоровна, это все… хоть восхитительно, удивительно, но понятно. Но… ведь при всем при том - звезда Героя Соцтруда! Вот уж чего неясно - как?! Сегодня три ребенка - уже редкость. Да чтоб при этом женщина работу не бросала? Или же нянечки сидят, когда деловые мамы по карьерному «склону» вверх карабкаются.

 

- Что мне говорить, судить за других?! Знаю, что в труде жизнь моя прошла, жизнь семьи моей. Свекровь, Евдокия Макаровна Секиркина, тоже Героем Соцтруда была и два ордена Ленина у звезды крепила. Папа, Егор Федорович Копченко, был солдатом на первой мировой войне. В Великую Отечественную - в плен попал. Вернулся в колхоз. Ветеринарным врачом устроился. Мама, Наталья Андреевна, тоже лиха сполна хлебнула. С шестью детишками - в войну осталась. Одна моя сестренка умерла. А я, как и все остальные: за грядкой, за плугом…

И во время войны, и после - жили трудно. Сеять нечего. Но… Все же к лучшему шло. И не только в мечтах и надеждах, но и наяву. А сейчас? Войны-то нет, но разруха во всем. Оно ж и яблочко может гладким быть, а внутри червоточина.

 

- И все же: когда успевали работать?

 

- И по дому успевала: детей в ясельки не отдавала. Кормила, обстирывала. Да и они сами друг дружке уже помогали. Старшие следили за малышами. Бабушки-соседки выручали порою. Конечно же, нелегко. Звезду Героя за труд, а не за детишек дают. Несколько раз досрочно планы пятилеток выполняла. Свинаркой обслуживала две группы хрюкающего поголовья. И дневала, и ночевала на ферме. Но о семье-то как забыть?!

В 1973 году колхоз помог: отстроили дом побольше. А то прежде вся моя гвардия в обычных «хоромах» ютилась. Помогали мне. Но и я в долгу не оставалась. Как Герой Труда - сколько раз в Москву ездила! В Кремле хорошо, уважительно встречали. На приеме у Косыгина была не единожды. Выслушают требы, запишут и… глядишь: в колхоз трактор, комбайн, машины так долго ожидаемые - приходят.

 

- Но ведь не все же на одних плечах: муж-то был рядом, помогал?

 

Прикрыли веки глаза. Пальцы обрывают листочки букета.

- Помогал… Только… более двадцати лет назад, как разошлись… Вернее - ушел к другой, что помоложе. Вот здесь тяжело стало. Болеть начала. Два инфаркта перенесла. Но… жива. Жизнь лечит. Хотя… расслабиться не дает. Десять детей, семнадцать внуков, четыре правнука. Мирно, дружно живем - всех люблю. Но… обстоятельства вынудили покинуть дом родной в деревне. Переехала в Белгород и… снимаю здесь квартиру. Живу одна, но ребятишки помогают и денежкой, и уходом. Вот видите: Галя рядом.

 

- Как же так: под конец (и такой жизни!) - квартиру снимаете?!

 

- А что поделать? На очереди двадцать пять лет стояла. Потом - перестройка. Потом - иные времена. Сейчас в Белгородской области Герои Соцтруда лишены всех льгот. А то, что я инвалид первой группы, то, что мать-героиня… кого волнует? С 96-го года вновь встала «на квартиру». Мой очередной номер 700 какой-то… Обращалась в суд. А там: «Депутаты приняли такое решение!» И потом: «Вы ничем не лучше других. Такие же инвалиды в очередях стоят!»

Вот и все. Чистый город, ухоженный. Банки кругом. Деньги большие вертятся-кружатся. Новые люди пришли к власти: ловкие, хитрые. А то, что я для страны делала… так это - когда-то. И то, что всем детям образование дала… Не очень-то и пригодилось. Я ж на своем примере жизни их учила. Не могут дети лукавить, лгать. Это хорошо, радостно. Только горько, что с их принципами никому-то они в день нынешний не нужны.

 

…А потом начался концерт. Плакала гармонь. Заливалась весельем балалайка. Русские песни сменяли одну другую.

С трудом встав, Полина Егоровна Секиркина тихонечко подошла к сцене. Ее поддерживает дочь. Медленно поднимаются руки, передающие букет тем, чье творчество… аккордом правды: «Не верь, Полина, ты очень, очень нужна! Банкиры, депутаты… это не Россия. Россия это…»

Смотрит на нас она. Платочек. Букет на коленях. Дети, внуки, правнуки… Звездой у сердца - труд. Россия это…

 

Константин Ефремов.

Белгород.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30