19 сентября 2018 05:05

В объятиях войны и мира

Сын полка Николай Минаков: о жизни и работе

Ворота закрыты. Телефоны не отвечают. Хлопья утреннего снега укрывают стёжки вчерашнего дня. И уже заметается надежда на встречу, когда со стороны двора слышится скрежет лопаты по наледи. Хозяин трудится.
foto.jpgСквозь пар заварки Николай Семёнович Минаков интересуется, какова тема беседы: его работа машинистом, председательство в совете ветеранов депо Отрожка, депутатство в городском совете? Война? Задумывается хозяин, ладонью веки прикрывая: «Война началась задолго до моего рождения».

Его отец служил у Будённого. И когда бело-казаки прорывались к Воронежу, на равнине села Хреновое скрестились шашки двух конных армий. Рубились люди русские. И цвет крови тогда победил. Маршем победным гарцевал Семён сквозь порядки села Рыкань и… пыль дорог омыл взгляд молодой селянки. Три года ещё шашка в ножнах не была. А когда расседлал коня, вернулся в Рыкань, не представляя мирную жизнь без взгляда Александры.

Соединили свои судьбы. Семён взял в руки плотницкий инструмент. Возводил цеха Воронежского авиазавода. Снимал тесную комнатёнку, в которую и перевёз жену. В 1930 году на свет появился первенец. Николай родился в Рыкани под праздник Казанской Божьей матери: хатёнка дедушки с бабушкой была просторнее городского закутка. Приехал и отец. Может, на него кто зло держал за старые времена: ночью спалили хату. Чудом семья осталась жива: страшный сон разбудил маму…

Отец получил квартиру в городе. Через семь лет у Николая брат Виктор появился. Отстроили новый домик в деревне. Всё лето – там. Свидетель сбрасывания колоколов с церкви, свидетель появления доселе невиданных тракторов.

Маленький участник непосильного крестьянского труда, вступающего в новую фазу сказочной жизни. А как иначе: ведь в городе уже поднялся в небо первый самолёт с красными звёздами на крыле!

Счастье детства оборвалось с началом войны. Завод, ставший на крыло, эвакуируют. У отца бронь, но взять семью с собой не может. Бронь не спасла. На станции Ряжск бойцы заградотряда снимают с рейса специалистов призывного возраста, ставя под ружьё. Последнее письмо отца пришло со станции Окуловка. А в 1942 году – извещение: «Ваш муж и отец пропал без вести».

По сей день посылает сын запросы в Государственный архив, в надежде узнать, как и где погиб отец… А тогда, покидая город со скудными пожитками, не надеялся дойти до села своего. Колонны стариков, женщин, детей фашистская авиация расстреливала нещадно. Дошли!

В Рыкани, как и в близлежащих сёлах, организовались военные госпитали. Роются укрытия от авиабомб. Мама помогает врачам. Очередной авианалёт. Раненый боец на носилках. Надо успеть в укрытие. Не успели… Осколок, прорвавший печень, через трое суток оборвал жизнь…

Дедушка умер. Бабушка осталась с двумя внучатами. Есть нечего. Одеться не во что. И решает Коля вернуться в городскую квартиру: вдруг, что из одежды осталось. На фронтовую территорию не пускают заградотряды. Несколько попыток увенчиваются успехом. От дома остались лишь развалины. Задерживает патруль. Запирают в подвале, чтобы потом отправить в тыл. Удалось сбежать. Страшно хочется есть, пить. У горящего элеватора разыскивает нетронутые огнём зёрна. На руинах две собаки. Взгляды пересекаются. Молчаливое ожидание прерывают разрывы бомб. Собаки шныряют под плиты в щель. Он – за ними. Проваливается в сон. Когда открывает глаза – собаки спят, грея его своим теплом. Рядом задушенные ими крысы, сложенные в рядок: наверное, поделились…

Надо возвращаться к родным. Но с чем? Даже питьевой воды в городе нет. Вспомнил о загородном ветродвигателе, качающем грунтовые воды. Направился туда. Вновь замечен советскими бойцами. Оказывается, разведчики тоже ищут воду. Ему дают два термоса и отправляют на первое задание. Первые слёзы обиды: один из бойцов не верит, что мальчишка вернётся.

Свободно добрался по знакомым тропкам. Напился. Набрал воды. Отправился в обратный путь, когда два мессершмитта легли на бреющий полёт. Упал на землю. Пулемётные очереди – рядом. Второй заход самолётов. Когда гул стих, понял, что весь в крови. Цел! Это вода! Пробиты два термоса. Как быть? Домой? Значит, предатель. Он возвращается. Получает нагоняй от старшего группы за несоблюдение маскировки. Находят какие-то грязные бидоны и, уже в сопровождении бойца, попытка увенчивается успехом. 

Так он попадает во взвод разведки. Часть роты 103 дивизии. Домой? Так ведь там он обузою! Бабушке с братом и без него нечего есть! Но как остаться, кому он здесь нужен? Напоили чаем, накормили кашей. Дальше что? Бойцы уснули. Чтобы как-то оправдать своё присутствие, вычистил всем ботинки, просушил обмотки. День, второй, третий… Прижился. Нашлась и обязанность: дежурить у телефона. Разные люди были. Повезло со старшиной: Григорий Иванович Баля опекал. А были и такие вояки, от которых, кроме тумаков, ничего не дождёшься. Лейтенант Серёжа не просто давал посмотреть в бинокль, но и брал с собою, когда изучал позиции немцев. В тыл врага уходили разведгруппы. Иные не возвращались. Готовилась высадка на Чижовский плацдарм. Всё просчитывалось до мелочей. Тайно переправлялись на правый берег. Окапывались, укреплялись. Немцы спохватились поздно. Но бои за плацдарм завязались затяжные и страшные.

Покинул левый берег и Колька, пробравшись тайно на плацдарм в одной из переправляющихся лодок. Помогал в блиндажах, чем мог. Однажды на свежевырытые советские окопы выехал немецкий танк, чтобы сравнять их с землёй. Танк подбили. Услышал Колька разговор бойцов: шоколадки там, наверное, остались да оружие. О шоколадках знать не знал, но оружие – крайне необходимо! Вот нашёл револьвер. Отобрали! А как же на воине без автомата? С наступлением ночи пополз к танку. Пробрался внутрь через нижний люк. Точно: два автомата, ящик с патронами! Люк башни сорван. Осветительная ракета и… зрачки немецкого танкиста – в глаза пацану! Это был не страх, а долгое оцепенение. Танкист был мёртв, но… Его глаза до сих пор приходят страшными снами… Очнулся, когда услышал тихую немецкую речь. Фашисты пробирались за своим товарищем, чтобы похоронить. Забравшись в башню, притаился наверху. Обошлось. Не заметили. Убитого утянули на плащ-палатке.

Ползком, к своим позициям. Канонада началась. Кругом разрывы. Силы на исходе. Автоматы, ящик… Не выдержал: вскочил в полный рост. И бежать, сил-то уже нет! Солдат рванулся навстречу – вынес паренька, вцепившегося в свою добычу.

[Окончание следует]
Константин Ефремов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28