19 сентября 2018 02:59
фото: Валерий Аршанский

Сильные духом

Бывшему начальнику локомотивного депо Кочетовка Марату Бендерскому – 80 лет

Дети войны... Не обласканные родителями, обделённые игрушками и забавами, рано познавшие, что такое голод, холод, непосильный труд и вечный страх мамы при виде почтальона...
Немногим ранее самого длинного дня в июне 1941-го семья начальника полковой школы капитана Бендерского собиралась в отпуск. Заранее были уложены чемоданы, дотошной мамой проверены билеты на поезд от посёлка в Черновицкой области до морского берега. Но на рассвете в дверь постучался вестовой:

– Боевая тревога!

Пообещав жене и шестилетнему сыну «слетать» в штаб, разобраться и быстренько вернуться, заспешил, не прощаясь, на выход отец. Не зная и не ведая, что увидит он теперь своих лишь после войны, через четыре долгих, страшных, трагических года.

– Семьи эвакуируемых везли на подводах к вокзалу, – вспоминает Марат Бендерский, – а навстречу нам возвращались с учений солдаты-артиллеристы, ещё не получившие сообщения о том, что началась война.

В жуткой спешке перепутав чемоданы, мама прихватила с собой в эвакуацию тот, где хранились подарки. Но, как ни странно, именно он и выручал на станциях и полустанках по пути в тыловую Оренбургскую область: за «тряпки» можно было выменять хоть какие-то продукты.

Сумятица на забитых людьми и грузами перегонах царила невообразимая; панику усиливали вражеские самолёты, бомбившие и окрестности, и эшелоны. Но не понимавшие истинного ужаса такого обстрела мальчишки и девчонки ахали от восхищения, когда посреди реки или озера вода взметалась фонтанами брызг после попадания в неё бомбы...

А у отца тем временем положение складывалось совершенно катастрофически. Его артиллерийская часть, входившая в состав 6-й армии, сражаясь на Украине, в августе 1941-го оказалась в окружении. И капитан Бендерский, тяжело контуженный, попал в немецкий плен и был помещён в лагерь военнопленных под Уманью.

С помощью обретённого в плену товарища Кости Пономаренко (так он назвался немцам, а в действительности это был лейтенант-танкист Константин Галкин), Иван Васильевич Попов (такую «легенду» выдал немцам капитан Бендерский), они смогли в удобный час бежать из плена, когда их колонну гнали близ Винницы.

И вот проявление настоящего человеческого мужества и подлинного офицерского рыцарства: Пономаренко днями раньше мог бежать и благополучно скрыться один. Уже наметил путь отхода. Но, поняв, что раненому собрату по оружию побег ещё не по силам, вернулся в строй. А скрылись они от охраны попозже, уже вместе.

В знаменитых своих послевоенных книгах «Сильные духом», «Это было под Ровно», « На берегах Южного Буга» легендарный партизанский писатель Герой Советского Союза Дмитрий Медведев, писавший о реальных людях, подробно поведал о героических действиях винницких подпольщиков, одной из групп которых командовал Бендерский. Как его бойцы помогали бежать из плена невольникам лагерей, снабжая их нужными документами. Как распространяли среди населения сводки Совинформбюро, включая те, где сообщалось о Сталинградском разгроме гитлеровской армии под командованием фельдмаршала Паулюса. Как затем, рискуя жизнью, партизаны добывали ценные разведывательные сведения для наступающих частей Красной Армии, а специально обученные подрывники вели «рельсовую войну» на фронтовых магистралях ...

Сын заслуженно гордится своим отцом-героем, бережно храня в домашнем архиве всё, что относится к той поре.

* * *

После успешной сдачи экзаменов в МИИТ в зачётной книжке Марата Бендерского значился факультет «Тепловозы и тепловозное хозяйство». Студенческие годы... Далеко не сытные. Напряжённые. Учебную, производственную, преддипломную практики студенты МИИТ проходили в различных городах бывшего СССР. Набирались ума и опыта. Что так пригодилось потом и Марату на самостоятельном пути в работе по распределению на Приволжской железной дороге.

А в это время локомотивное депо одной из крупнейших станций СССР – Кочетовки – начинало у себя внедрение тепловозной тяги. И Мичуринскому отделению тогда ещё Московско-Рязанской железной дороги квалифицированные специалисты требовались позарез. Четверо молодых инженеров-тепловозников, среди которых был и Бендерский, со всем пылом и энергией втянулись в новое дело.

– Три человека навсегда остались для меня образцом отношения к делу, к людям, – говорит Марат Бендерский. – Это начальник отделения дороги Анатолий Никифорович Карускевич, умевший без лишних слов дать понять, в чём ошибки, а в чём успех... Я в депо, однажды, работая уже главным инженером, начал ему при обходе территории рапортовать о достижениях, а НОД идёт и всё время увиденную ржавую консервную банку подфутболивает по асфальту. Я краснею, пытаюсь её подобрать, а он вновь подбивает... Так дошёл до машины, ничего не сказал, руку пожал и уехал. А я, после того наглядного урока, следил потом за уборкой территории каждый день, как за выходом тепловозов на линию. Дал шеф понять, что на производстве важно всё, и дисциплина – особенно... Таким же учителем был прежний начальник депо Юлий Александрович Фёдоров, знавший в лицо и по имени, пожалуй, всех из полутора тысяч работавших. И Аким Тимофеевич Таласов, от которого я принимал деповские бразды правления, действительно, был «Слуга царю, отец солдатам».

Добрые чувства испытывает Марат Израйлович к первому в его жизни начальнику ЮВЖД Аркадию Охремчику, его последователю в этой должности Виктору Атласову, главному инженеру Николаю Масленникову и к старшему коллеге и другу Павлу Прищепину, работавшему в Мичуринске замом у Карускевича, а затем ставшему первым заместителем начальника дороги в Воронеже.

Свидетельствую лично: редкий номер городской газеты выходил без упоминания локомотивного депо Кочетовка, возглавляемого Бендерским. Грандиозное строительство и реконструкция корпусов, в том числе, благодаря светлой голове заслуженного рационализатора РСФСР В.Н.Андреева, соорудившего новый цех со станками-автоматами капронового литья, экономившими предприятию миллионы рублей.

Переход на тепловозную тягу провела команда, ведомая сильным инженерно-техническим костяком – А. Железновым, М. Смоленским, Г. Фурманом, С. Каганом. А когда наступила эра электровозов, своё веское слово сказали специалисты Б. Золотарёв, Н. Чернушкин, Г. Жеребной, Н. Чевычелов, в рекордно короткие сроки обеспечившие выход депо на новые рубежи... Немалое число машинистов локомотивов, тружеников цехов Краснознамённого депо удостоено тогда государственных и ведомственных наград. Лучшие из лучших делегировались на съезды КПСС. Наградами Марату Израйловичу стали орден «Знак Почёта» и присвоение звания «Почётный железнодорожник», трудовые медали.

Любящая жена и верный друг – Любовь Викторовна – после окончания Воронежского училища и Ленинградской академии балета им. Вагановой понимала и разделяла фанатичную преданность мужа работе. В таком же уважении к труду родителей росли обе дочери – Катя и Настя. Деду Марату есть о чём порассказать своим пытливым внукам Семёну, Глебу и Саше. Десятки удлинённых путей на станциях Кочетовка, Пушкари, Хоботово, Кирсанов, строительство систем электрической централизации стрелочных переводов в Тамбове, Бокино, Пушкарях, Кочетовке, а ещё – жилые дома, социальные, спортивные объекты... Всё это в прекрасном тандеме с опытным организатором – начальником отделения дороги Виктором Губановым.

Казалось бы, когда человеку под 80, уже не до лирики. Марату Израйловичу так не кажется. По-прежнему не только сам много читает, но и написал, издал занятную книгу воспоминаний «Тепловоз для Хрущёва», где серьёзное соседствует со смешным, а грустное с весёлым... Не пропускает мой друг ни одну театральную премьеру, новый кинофильм. Охотно путешествует с женой, детьми и внуками по стране и миру. Но главным для него всё же остаётся общественная работа в качестве заместителя председателя совета ветеранов войны и труда Мичуринского региона.
Валерий Аршанский
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31