Новости

10 ч
12 ч

Реклама

Женщины уходят от запретов
 

Социальная политика | Вторник | 24.04.2018 | 22:20
Вместо «неженских» профессий Министерство труда РФ планирует узаконить отдельные виды работ, где не должен применяться женский труд
Женщины уходят от запретов
фото: Сергей Зоничев/ИД "Гудок"
Минтруд предлагает отказаться от перечня профессий, запрещённых для женщин, и вместо него утвердить перечень вредных факторов, при которых применение женского труда должно быть ограничено. Новую концепцию ведомство презентовало на IV Всероссийской неделе охраны труда в Сочи. «Гудок» разбирался, какие железнодорожные профессии могут стать доступными для представительниц слабого пола. 

Перечень работ, на которых запрещается применение труда женщин, правительство утвердило в 2000 году. Тогда в список попали 456 вредных для женского здоровья профессий более чем 30 отраслей: от металлургии и химической промышленности до кожевенного дела и обработки камня. Но за без малого 20 лет некоторые из этих профессий устарели и перестали существовать, другие значительно изменили своё содержание. Перечень как таковой перестал устраивать работодателей, государство и самих женщин. 

Теперь Министерство труда РФ предлагает новый документ. Как следует из проекта ведомственного приказа, который сейчас проходит общественное обсуждение, вместо 456 «неженских» профессий ведомство планирует узаконить отдельные виды работ (всего 26), где не должен применяться женский труд. К ним относятся, к примеру, подземные работы и операции, связанные с подъёмом и перемещением тяжестей вручную. Женщин запрещено привлекать непосредственно к тушению пожаров, чистке и ремонту котлов и канализационных сетей, очистке и обслуживанию труб, печей и газоходов. 

В отношении других видов профессиональной деятельности позиция Минтруда такова: необходимо ограничивать применение женского труда при выявлении определённых вредных производственных факторов и разрешать его, если условия допустимы. Все вредные факторы перечислены в проекте приказа. 

Больше всего в документе химических факторов. Так, женщинам нельзя работать в контакте с химическими веществами 1-го и 2-го классов опасности, канцерогенами, умеренно опасными и высокоопасными аллергенами, некоторыми лекарственными препаратами и ещё 156 химикатами, опасными для репродуктивного здоровья. 

Если сравнить с практикой других стран, то в американском Законе о технике безопасности и гигиене труда – OSHA – фигурируют всего три вещества с явной репродуктивной токсичностью, с которыми женщины не должны контактировать: свинец, дибромхлор-пропан и окись этилена, а также ионизирующее излучение.  

«Несмотря на то что в структуре всех факторов, вызывающих профессиональные заболевания, химический составляет всего 6%, он представляет особую опасность, поскольку может действовать избирательно и нарушать функции женского организма», – объясняет повышенное внимание к химикатам заведующая лабораторией профилактики нарушений репродуктивного здоровья работников НИИ медицины труда им. академика Н.Ф. Измерова Марина Фисенко. 

Практика показывает, что нарушениями репродуктивного здоровья из-за близости к химическим реагентам чаще всего страдают женщины, работающие в металлургической отрасли, в области органического синтеза химпромышленности и медицинские работницы, где к химическому фактору добавляются высокая напряжённость труда и стресс. 

Однако, по мнению директора Департамента по науке Клинского института условий и охраны труда Надежды Симоновой, ограничивать применение женского труда нужно не при контакте с вредным веществом, а при превышении гигиенических нормативов по его концентрации. «Контакт с веществом не является опасным фактором, потому что в этом случае нам надо запретить и в трамваях ездить, и духами дышать. Вредно, когда показатели превышают предельно допустимую концентрацию», – замечает она.

Как бы там ни было, а на железнодорожные специальности, где есть химический фактор вредности (например, аккумуляторщик), женщинам дорога по-прежнему закрыта.
   
Среди параметров предельно допустимого воздействия физических факторов – вибрация, инфразвук, ионизирующее излучение и микроклимат (не соответствующий действующим СанПиНам). 

Принципиальный момент для РЖД – уровень вибрации, который лишает женщин возможности работать машинистами и помощниками машинистов. В компании неоднократно отмечали, что локомотивы нового поколения по уровню вибрации вполне подходят для дам. К слову, прецедент в России уже есть – в компании «Аэроэкспресс» помощником машиниста трудится молодая женщина.

Минтруд предлагает установить конкретное пороговое значение для женщин: по оси X и Y общая вибрация при эквивалентном ускорении не должна превышать 112 дБ, по оси  Z – 115 дБ. Ограничение локальной вибрации при превышении корректированного уровня виброускорения – 126 дБ. Подразумевается, что там, где показатели ниже этих значений, женщина может работать. 

«Это не новые для нас цифры. Сегодня такие требования по вибрации на рабочем месте действуют в отношении всех работников. Все существующие серии локомотивов, которые нам поставляют производители, должны соответствовать этим требованиям», – прокомментировал «Гудку» начальник службы охраны труда, промышленной безопасности и экологического контроля Дирекции тяги – филиала ОАО «РЖД» Сергей Саврико. 

Получается, что теперь ничто не помешает женщине работать в кабине локомотива. Но, по словам Сергея Саврико, к основным факторам вредности для локомотивной бригады относятся сегодня не шум и вибрация – их как раз привели в норму, а напряжённость труда. 

«Да, напряжённость труда увеличилась, повысился уровень нервно-эмоционального напряжения, особенно на скоростном, высокоскоростном подвижном составе, – соглашается с ним заведующий лабораторией медицинского психофизиологического обеспечения безопасности движения и проблем цветового зрения Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожной гигиены (ВНИИЖГ) Виктор Викторов. – Одно дело, когда вы перемещаетесь со скоростью 60 км/ч и совсем другое – 260 км/ч. Количество перерабатываемой информации резко возрастает. Получается, один вредный фактор ушёл, другой прибавился, а в сумме – общее неблагоприятное воздействие условий труда сохраняется». 

При этом показатели напряжённости труда, которые нельзя измерить, а к ним как раз относится нервно-эмоциональное напряжение, при проведении специальной оценки условий труда во внимание не принимаются, замечает Виктор Викторов. «Но если мы этого не оцениваем, это же не значит, что этого фактора нет», – говорит эксперт. 

Поскольку о таком вредном факторе, как напряжённость труда, в проекте приказа Минтруда ничего не сказано, ряд железнодорожных профессий теоретически может стать доступным для женщин. К примеру, составитель поездов или электромонтёр. «Класс вредности 3.1–3.2 для этих профессий при проведении спецоценки устанавливается именно по напряжённости труда. Все остальные параметры для них допустимы, – говорит главный технический инспектор труда Роспрофжела Алексей Налётов. – Скорее всего, Минтруд не указал этот фактор, потому что он недостаточно конкретный, и под него могут попасть профессии, где женщины давно работают. С другой стороны, в том виде, в котором проект приказа представлен, он подразумевает, что все эти профессии станут доступны для женщин, а это неправильно». 

Против допуска женщин к работе составителями поездов, их помощниками, регулировщиками скорости движения вагонов и электромонтёрами  возражает и эксперт ВНИИЖГа Виктор Викторов. «Вы представляете работу составителя поездов?! Это одна из самых тяжёлых физически и травмоопасных профессий, как и регулировщик скорости. Как туда женщин допускать?» – недоумевает он.

Что касается других «неженских» железнодорожных профессий, то Роспрофжелу ещё предстоит проанализировать основные вредные факторы и сопоставить их с предложенным списком Минтруда, уточняет Алексей Налётов. «Наши замечания мы обязательно направим в министерство», – говорит он. 

В Минтруде уверяют, что готовы прислушаться к мнению всех заинтересованных сторон. «Это очень деликатный вопрос. Есть связь определённых химических, физических и иных факторов с репродуктивным здоровьем, состоянием здоровья женщины и потомства, и есть факторы, где эта связь не настолько очевидна. Мы должны этот водораздел найти. Почему на какой-то работе наклоны считаются вредными, а на фитнесе – полезными? Все поступившие предложения и замечания будут рассмотрены и тщательно проанализированы: мы посмотрим, что можно включить в проект, либо аргументированно откажем», – отмечает директор Департамента условий и охраны труда Минтруда России Валерий Корж. 

Эксперты настоятельно рекомендуют Минтруду обратить внимание в том числе на нехватку доказательной базы воздействия тех или иных вредных факторов на женское здоровье. «Литературные данные, диссертационные исследования надо временно отложить в сторону. Необходимо получить или взять общемировые, абсолютно доказанные и известные факторы, против которых общество и наука бессильны, и от чего женщин и их потомство надо действительно защищать. У нас нет не только высокой, умеренной или низкой доказательности для отечественных исследований, у нас даже и недостаточной почти нет. Есть только единичные срезы, эксперименты, разовые исследования в трудовых коллективах», – замечает Надежда Симонова. 

По её мнению, «подход должен быть индивидуальным, точечным и во многом – рекомендательным. Запрещение может касаться только каких-то очень жёстких и обязательных доказанных факторов, которые нанесут непоправимый ущерб будущему поколению россиян. Мы предлагаем использовать принцип информированного добровольного согласия при приёме на работу в случаях вероятности контакта с вредными факторами рабочей среды и трудового процесса, в том числе способных оказывать негативное влияние на репродуктивное здоровье».

Надежда Симонова также предлагает отменить СанПиН «Гигиенические требования к условиям труда женщин». «Вся его идеология устарела, документ не может быть реализован в условиях современного общества, но его пока никто не отменил, он продолжает оставаться обязательным для всех работодателей», – говорит эксперт.  
Мария Хлопотина

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ