15 ноября 2018 15:13

Долгих лет вам, товарищ Долгих!

Двадцатый век озарен в истории страны деяниями многих выдающихся россиян, оставивших заметный след во всех сферах человеческой деятельности, будь то наука или литература, транспорт или производство... И хотя в летопись страны вписано и немало страниц трагических, много было и созидательного, светлого, чарующего... Тем достойнее судьбы тех людей, которые невзирая на невзгоды и тяготы жизни, можно сказать, из мрака преисподней несли людям радость побед. И несли свой крест так, что им даже завидовали. Они не кичились своим геройством, больше того – они вовсе не считали самих себя героями.

Отрадно, что многие из них еще благополучно здравствуют, находятся в гуще событий, и мы счастливы, что опыт жизни этих выдающихся людей служит нам и окрыляет на новые дела и поступки. Таким государственным деятелем огромного масштаба был и остается Владимир Иванович Долгих.

Да, богата талантами Русская земля. И что характерно, большинство самородков из глубинки. Яркий пример – Ломоносов, долго был вообще неграмотным, а потом – человек-академия! А взять поближе к нашему времени – советских маршалов. Все маршалы наши из мужиков, все из деревни, все, как говорится, лапотники. И смотрите, в каких великолепных полководцев выросли. Вот и Владимир Иванович Долгих – из таких же людей.

«Родился я в поселке Иланском, – рассказывает Владимир Иванович. – Это железнодорожный поселок на пути между Тайшетом и станцией Клюквенная. Отец в депо ремонтировал паровозы, причем слесарем был неплохим, занимался ремонтом золотников. А это тонкая вещь – сердцевина сложнейшей машины. А мать типичная крестьянка. Семья восемь человек была.

Я самый младший. Причем появился на свет, можно сказать, по счастливой случайности. И так уже семь человек, да двое еще умерли. Ну и снова она в положении, пошла... Словом, избавляться от меня, еще не родившегося, собралась. Не дошла еще до больницы, ее встретила соседка. Куда идешь? Да вот так и так. Решила вот... Но та ее уговорила. Да ты что, да знаешь, он у тебя останется последним и, быть может, самым счастливым.

И она как в воду смотрела и, так или иначе, увела ее. Так и появился я, самый последний. Было нас четыре брата и две сестры...

Навсегда запомнились хозяйство, огород, заготовки сена, квашеной капусты... Огород подкармливал, но в основном мать да дети им занимались. Отец-то был железнодорожник».

...Война. Он учился в девятом классе. Вызвали в райком комсомола: сколько у вас ребят 1923 года рождения? Оказалось, 18 человек. «Ну что, ребята, боитесь на фронт идти?» И все записались. И он, Володя Долгих, записался, сам себе прибавил год. После недели учебы направили их в школу истребителей танков. Он воевал под Москвой семнадцатилетним пареньком в составе Cибирской дивизии под командованием генерала Афанасия Белобородова. Эта дивизия сыграла решающую роль в разгроме врага в ходе битвы за Москву.

А в феврале сорок третьего в бою за железнодорожную станцию Змеевка на орловской земле замполит роты Долгих оказался рядом с разорвавшейся миной. Его уж и не числили в живых. Кто-то даже сорвал с его головы ушанку: мертвым не больно! Но санитары дотащили-таки его в эвакогоспиталь, оказалось – еще дышит...

– Когда я в госпитале был, то о гражданской жизни не думал, – вспоминает Владимир Иванович сегодня. – Считал, что вылечусь и – снова в строй. Но... Девять месяцев по госпиталям, пять операций. Словом, признали нестроевым. И приехал в Иланск – что делать? Сначала сестра меня в Тайшет звала: будешь историком, у нас нужны такие. Ты обучишься. А брат работал начальником распорядительного отдела Восточно-Сибирской дороги, очень такой оперативный отдел. Ну он боевой был – только ко мне! И я приехал в Иркутск, у них там в одной комнате жена, маленький ребенок, и еще меня приняли.

Металлургом высшей пробы он, конечно же, стал не сразу. Однако предпосылки к этому обнаружились рано. Впервые он приехал на Красноярский аффинажный завод на практику, будучи студентом Иркутского горно-металлургического института. Это было летом 1948 года. А уже на следующий год, получив диплом, стал мастером в цехе.

Вскоре Долгих стал главным инженером завода. Потом Норильский горно-металлургический комбинат. Не будь его, советская военная промышленность не имела бы танковой брони, превосходившей германскую.

В 1958 году Владимиру Ивановичу предложили должность главного инженера Норильского комбината. А затем он стал директором гигантского предприятия, по сути хозяином Таймыра.
– Я изумился, – рассказывает Владимир Иванович, – когда увидел, что такое есть Норильский комбинат – тридцать восемь крупных предприятий, причем такие, как рудники – открытые, подземные, шахты, десять тысяч шахтеров добывали уголь, плюс к тому обогатительная фабрика, два металлургических завода, а еще – строительные материалы, цементные, кирпичные, железобетонные заводы... Строили, расширяли комбинат. Город на комбинате!

Таймыр – это целая страна в Заполярье, самый северный на планете край. Несметные богатства угля и медно-никелевых руд были известны еще во времена Ивана IV, но только в 1919 году экспедиция Николая Урванцева близ реки Норилки отыскала угольные пласты и плюс к тому нашла месторождение цветных металлов.

Пока геологи трудились на Таймыре, ленинградские ученые исследовали образцы найденных Урванцевым руд и нашли в них элементы платиновой группы. Представьте: разруха, бурили вручную и летом 1924 года добыли страшной ценой первую тысячу тонн руды.

В том году родился Владимир Долгих. А через одиннадцать лет после первой выдачи руды на-гора был заложен город Норильск.
– Я проработал там одиннадцать лет, – вспоминает Владимир Иванович. – Считаю Норильск главным делом своей жизни. Когда я приехал, только бедные руды остались. И встал вопрос чуть ли не о консервации комбината! Ученые авторитеты вообще говорили о том, что искать нечего, все обыскали, но наши геологи в 61-м году открыли-таки богатые руды на другом берегу реки Норилки. Нам удалось у Микояна подписать распоряжение о строительстве разведочно-эксплуатационной шахты. Эту шахту мы спланировали на полтора-два миллиона тонн руды, причем руды богатой. К моменту, когда я сдавал комбинат, мы уже в разы увеличили производство.

В 1965 году за выдающиеся заслуги в увеличении производства цветных металлов Владимиру Долгих присвоено звание Героя Социалистического Труда.

– Ну а сейчас на базе этих месторождений комбинат на порядок увеличил производство цветных и других...

– А сейчас там кто хозяйничает? Олигархи?
– Потанин купил, и сейчас это частное предприятие. ООО. Но в общем и целом ребята ведут саму технологию на достаточно неплохом уровне с привлечением иностранной техники.

А тогда... Владимиру Ивановичу Долгих пришлось расстаться с комбинатом – избрали первым секретарем Красноярского крайкома партии. Огромные масштабные горизонты открылись в ту пору перед созидателями.

– Вот знаменитый Канско-Ачинский комплекс – КАТЭК, – вспоминает Владимир Иванович. – Мы начали строить КАТЭК не только потому, чтобы добыть уголь. Там речь шла о создании такого комплекса, который бы добывал уголь, обеспечивал производство электроэнергии, и из этого угля получали полукоксик, и мы уже получали опытные образцы нефтепродуктов. Вот это масштаб! В связи с развитием горной промышленности мы стали строить завод, который должен был обеспечивать горным оборудованием всю Восточную Сибирь. Параллельно развивалась и вся инфраструктура.

– Как секретарь ЦК, вы были куратором всей промышленности?
– Нет, сначала только тяжелая промышленность у меня была – уголь, металлургия, геология, газовая промышленность, нефтяная... Постепенно мне добавляли: электроэнергетику, транспорт, строительство...

– А что значит, Владимир Иванович, курировать? Что под этим подразумевается?
– Курирование – это в первую очередь кадровое обеспечение. Эту систему номенклатуры сгоряча развенчали, а потом вернулись к ней, потому что другой-то нет. Министры проходили через Политбюро. Заместители – через секретариат. Мы подбирали людей на должности директоров, главных инженеров крупных предприятий. И курс был такой, чтобы у каждого директора была пара-тройка людей, на которых можно ориентироваться. Мы их направляли изучать опыт других предприятий, в комиссии различные включали, за рубеж отправляли. Шла целенаправленная подготовка кадров. С тем, чтобы предприятие не оказалось вдруг в тяжелом положении.

Вроде бы типичный «продукт эпохи», Владимир Иванович не только интеллектом и обширными знаниями превосходил многих номенклатурных бонз, но и нравственными достоинствами. На любом посту был далек от чванства, оставался истинным демократом, мудрым и скромным подвижником, у которого прежде всего во главе угла было государственное служение. Вот и две Звезды Героя Социалистического Труда получены им не к каким-то юбилейным годовщинам, что сплошь и рядом практиковалось среди небожителей Политбюро, а по конкретным заслугам.

Не менее примечателен и такой факт: Владимир Иванович категорически воспротивился, чтобы на его родине – в крохотном сибирском городке был установлен при жизни его бронзовый бюст, что полагалось по статусу героев, дважды удостоенных медали «Золотая Звезда». Он отказывался «бронзоветь», что, кстати говоря, было совсем несвойственным для понятий того времени и даже в некоторой степени рискованным вызывающим актом. Все равно что отказаться от награды – так это могло быть истолковано.

И ничего нет удивительного в том, что и работа, и сама судьба сближали его с людьми, исповедующими принципы гуманизма и созидания, самоотверженного служения Отечеству. Таков, к примеру, нынешний президент ОАО «РЖД» Геннадий Матвеевич Фадеев.

Судьба не раз сводила их и на производственном поприще, а особенно сблизил их Красноярский край. Именно начальником Красноярской дороги стал Фадеев в далеком уже 1979 году. И Владимир Иванович Долгих, хотя и работал уже в Москве, связи с земляками не терял. Долгих не мог не заметить, как успешно «разруливает» Фадеев годами скапливавшиеся узлы на Красноярской дороге. Затем Геннадия Матвеевича направили вытаскивать из прорыва Октябрьскую магистраль. И именно Долгих настоял впоследствии, чтобы Фадеев был направлен на укрепление штаба отрасли – вначале заместителем министра путей сообщения. А дальнейшее уже известно.

И сейчас впору только удивляться прозорливости Владимира Ивановича Долгих, который не только сам кропотливо пестовал кадры, но и умел разглядеть истинные самородки из множества управленцев, окружавших его в разные времена карьеры. Ведь когда Геннадий Матвеевич Фадеев занимал пост главы МПС (в 1992 – 1996 годах), Владимир Иванович Долгих уже не влиял активно на политическую жизнь страны. Но именно его, можно сказать, «крестник» Геннадий Фадеев уберег государствообразующую отрасль от «перестроечного» развала. Так что и потом, когда Фадеев вновь возглавил Российские железные дороги, все транспортники вздохнули с облегчением.

Получилось так, что в свое время премьер Косыгин, что называется, «положил глаз» на подающего большие надежды организатора производства Владимира Долгих. А затем, видимо, и Долгих сумел не менее дальновидно разглядеть в молодом специалисте-железнодорожнике Геннадии Фадееве будущего спасителя и реорганизатора важнейшей отрасли народного хозяйства. Налицо глубоко символическая преемственность поколений созидателей – словно от отца к сыну, от старшего к младшему, от учителя к ученику цепочка государственных мужей, для которых цель работы и всей жизни – служение на благо Отечества.

И всегда во всех своих начинаниях Фадеев находил поддержку в Москве: Владимир Иванович Долгих никогда не оставлял пожелания и предложения земляков без внимания.

Его авторитет был очень высок. Он не обрел тех свойств, которые отличали высокопоставленных чинуш. Главное для него – интересы государства. Многим было ясно – это наилучшая кандидатура на пост главы правительства после ухода Косыгина. Но возобладали интересы днепропетровского клана – председателем Совмина сделали безынициативного Николая Тихонова. Но и тот прекрасно понимал, что без помощи, советов Владимира Ивановича ему не обойтись, – постоянно приглашал Долгих на заседания правительства. Это злило Горбачева, которого устраивали только тусклые посредственности в окружении. «Вождя хотят из него сделать», – раздражался свежеиспеченный генсек.

А Долгих понимал, что время экономических перемен назрело. Но не тех, за которые ратовали недоучившиеся демагоги, не шоковая терапия была нужна. На заседаниях Политбюро Долгих не вступал в перепалки, лишь высказывал взвешенные продуманные предложения.

И именно такой человек оказался лишним в слаженной команде «перестройщиков». В 1988-м куратора тяжелой индустрии и топливно-энергетического комплекса, полезнейшего в Кремле специалиста спровадили на «заслуженный отдых». И это в расцвете творческих сил!

Разрушителям державы созидатель был не нужен. И когда Долгих передавал на имя Горбачева письма с просьбой разрешить ему хоть что-то делать, дать какую-нибудь работу, тот отпускал сквозь зубы реплику: «Ишь чего захотел. Пусть отдыхает...»

Да, созидатели не были нужны «реформаторам». Так же помехой оказался в разгар повальной приватизации и Фадеев. Впрочем, Геннадию Матвеевичу удалось главное – не допустить развала сети железных дорог, не разбазарить их по частным компаниям. Слава Богу, у пришедших на смену Ельцину руководителей страны хватило мудрости поставить все на свои места – и Фадеев снова возглавил отрасль, чтобы успешно провести мягкий вариант реформы.

Развитие событий на сети Российских железных дорог, охватывающей практически всю страну, наглядно подтверждает правильность кадрового решения Президента страны Владимира Путина, ибо именно Геннадий Фадеев оказался тем локомотивом насущных реформ, без которых отрасль или забуксовала бы, или разделила нерадостную судьбу тех отраслей, которые были подвергнуты скоропалительной тотальной приватизации. И тут нельзя не заметить знакомого нам почерка – подобно тому, как Владимир Долгих поднял на ноги пошатнувшийся было «Норильский никель», так и Геннадий Фадеев сегодня уверенно ставит на твердые рельсы набирающую новый разбег отрасль.

...Сейчас Владимир Иванович Долгих возглавляет землячество красноярцев, которые волею судеб сделались москвичами. Цель этого общества – объединение всех здравомыслящих сил в Москве и Красноярском крае для противодействия тенденциям сепаратизма, для сохранения единства территории края. «Очень важно, – считает Владимир Иванович, – использовать потенциал южных районов Красноярского края, чтобы обеспечить потребности Севера. Это и дополнительные рабочие места на юге, и в то же время дешевая сельскохозяйственная и другая продукция для северян».

Не случайно в «Красноярском землячестве» Москвы был создан Совет содействия развитию производительных сил края. В него вошли многие десятки профессионалов в области управления производством, опытные экономисты, ученые.

И сейчас Владимир Иванович продолжает не просто оставаться в курсе дел и забот далекого, но так близкого ему Красноярского края, но и пользуется громадным авторитетом среди земляков, оказывает существенное влияние на его жизнь. Скажем, во время не столь давних выборов красноярского губернатора большое значение сыграло обращение к жителям Красноярского края и претендентам на губернаторский пост председателя правления общества «Красноярское землячество» Владимира Долгих. Об этом не устает говорить и избранный губернатор Александр Хлопонин, который, как и Долгих, тесно связан с Норильским горно-металлургическим комбинатом.

«Я благодарен Владимиру Ивановичу Долгих, патриоту Красноярского края, за моральную поддержку и солидарность с моей собственной позицией, – говорит Хлопонин. – Полностью согласен с Владимиром Ивановичем: политик, противопоставляющий север и юг края, обречен. Он не сможет объединить и поднять Красноярье. Невозможно быть эффективным руководителем территории, если исповедуешь лукавый принцип «разделяй и властвуй». Жители края могут справиться с существующими на всей территории края проблемами только вместе, только в едином стремлении сделать жизнь в крае лучше».

Символично, что день рождения Долгих совпадает и с датой решающей битвы за Москву в 1941-м. Когда на 41-м километре Волоколамского шоссе, в деревне Ленино Истринского района, был создан мемориал воинам-сибирякам, защитникам Москвы, право открыть памятник было предоставлено также председателю попечительского совета фонда «Мемориал сибирякам» Владимиру Долгих.

Заполярная сокровищница драгметаллов сторицей отозвалась в судьбе нашего героя. «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд...» Как раз про него эти золотые слова, про Владимира Ивановича Долгих – фронтовика, металлурга, ученого, выдающегося организатора и просто душевного и отзывчивого человека. Радует, что он бодр и деятелен. Он востребован, он нарасхват, а досуг, коли таковой появляется, Владимир Иванович проводит на теннисном корте, за шахматной доской или с удочкой на водоеме. А его десять внуков и шесть правнуков! Времени скучать не остается...

Завтра он будет принимать поздравления, и мы сердечно приветствуем Владимира Ивановича Долгих и желаем, чтобы он здравствовал еще на радость всем долго-предолго, то есть во всем бы оправдывал свою давно уже знаменитую фамилию.

Владимир КАРПОВ,
писатель,
Герой Советского Союза,
гудковцы

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв