10 декабря 2018 20:08

Информационное невежество

Есть у меня в Берлине друг, Карл-Хайнц Каден. По-русски говорит, как мы с вами. Железной дороге предан до самозабвения. В начале 60-х годов впервые влез в будку паровоза – и в середине 90-х ушел на пенсию с высокой должности в министерстве транспорта Германии.

Теперь Карл-Хайнц работает в мемуарном жанре и глубоко интересуется историей и развитием мирового железнодорожного транспорта, но прежде всего – российского. Недавно он звонит мне и сетует: дескать, не успеваю угнаться за вашими новостями – смотрел телеканал НТВ и узнал, что в России новая железная дорога появилась...

Заблуждался мой друг недолго – разобрались, что к чему. Все мы помним, как 12 июня на перегоне Узуново – Боготищево павелецкого направления Московской железной дороги террористы подорвали поезд № 382 Грозный – Москва. Рассказывая об этом, ведущий блока новостей канала НТВ Алексей Суханов пустил по миру «утку» о существовании в России некой Павелецкой железной дороги, на которой якобы и случилась беда. Следом за НТВ эту неточность поспешили растиражировать и другие телеканалы.

Можно с пониманием отнестись к какой-либо невольной оговорке диктора, но в том, что подобный прокол не случайность, а порочная система, убеждает ленивое безразличие редакторов НТВ, с которым они спустя две недели (1 июля с.г.) подсунули информацию с упоминанием все той же несуществующей Павелецкой железной дороги ведущей программы «Сегодня» в 22.00 Асет Вацуевой. Минуло еще три недели – и вот 20 июля уже телеканал «Столица» в лице ведущего программы «Новости» Михаила Баранова в очередной раз попытался убедить телезрителей в том, что теракт полуторамесячной давности был совершен на... Павелецкой железной дороге.

Понятно, что Суханов, Вацуева и Баранов в упомянутых эпизодах не больше чем жертвы некомпетентности и безответственности телередакторов, пишущих информационные тексты. Но, с другой стороны, коль скоро ты взял на себя ответственность правдиво и достоверно – а другого нам не надо! – освещать события в мире, то уж будь любезен сам постоянно совершенствовать свои знания. А не желаешь – так подавайся в «Аншлаг» или в «Кривое зеркало».

Иные корреспонденты у нас весьма своеобразно понимают снятие всяческих ограничений с возможности излагать свое мнение, подразумевая под этим безраздельное отступление от всех норм и правил в обращении со словом. К примеру, чуть больше года назад довелось видеть репортаж специального корреспондента НТВ по Кемеровской области Дмитрия Сошина. Речь шла о взрыве на шахте «Тайжина». Вот его слова: «Шахта считалась, применяя советское слово, передовой»... До сих пор тщетно силюсь понять: чем слово «передовой» и все производные от него, звучавшие в советское время, отличаются от тех же слов, произносимых нами ныне или использовавшихся еще в царской России? Но вот месяц назад снова встречаюсь на экране с Д.Сошиным, теперь уже спецкором телеканала «Россия». Он ведет репортаж о состоянии городских пляжей в регионе: «...Пляжи напоминают военный полигон – кучи мусора и груды песка». Понятно, что корреспондент горит желанием преподнести телезрителю яркий образ, только при чем здесь территория, на которой располагается комплекс сложных инженерно-технических сооружений, предназначенных для испытания оружия, боевой техники и для боевой подготовки войск?

В наше «вывихнутое» время, когда стремительно разбогатевшему человеку не составляет труда назвать кличкой любимой болонки некую безымянную планету в соседней галактике, приобрести дворянский титул или забронировать место на лунном погосте, даже смешно говорить о его возможности потешить личное тщеславие, «засветившись» на телеэкране или выпихнув туда свое чадо. Вот и замелькали на телеканалах в качестве ведущих непотребных зрелищ с участием находящихся в федеральном розыске уголовников бездарные, косноязычные, но чудовищно амбициозные отпрыски нуворишей. Каждый день реклама уверяет нас, что некая кузница кадров на телецентре готовит для отечественного телевидения высокопрофессиональных специалистов, будущих телеакадемиков. Но стоит только рекламе погаснуть – и тотчас на головы телезрителей вываливается целый ворох непростительных для профессионалов ошибок: «военноначальники» и «преценденты», «одетые» платья и «поднятые» тосты, «инцинденты» и «близлежащие» дома... Ну как втолковать автору телерепортажа, знакомому с армией и военной службой только по сериалам «ДМБ» и «Солдаты», что каждой весной и осенью домой возвращаются не «демобилизованные» воины (ибо в стране не объявлялась мобилизация), а уволенные в запас по окончании прохождения срочной службы солдаты и матросы? А как убедить самоуверенного горе-профессионала с телеканала «Культура» в том, что увертюра к фильму «Дети капитана Гранта» была написана И.О. Дунаевским к одноименной киноленте, но уж никак не к экранизации романтико-фантастической повести Александра Грина «Алые паруса»?..

В чем же еще «преуспели» наши электронные СМИ? С заразным явлением под названием «как бы» сегодня бороться, видимо, уже бесполезно. Если уж неуместное применение этого условно-предположительного сравнения, в корне искажающее смысл сказанного, стало нормой для участников программы «Культурная революция», которую на телеканале «Культура» ведет экс-министр культуры (?!) М. Швыдкой, то становится даже совестно строго спрашивать с других, «некультурных» каналов. Печальное явление это давно перешагнуло границы эфира и приняло размах национальной лингвистической эпидемии – остается только уповать на время, добросовестного лекаря.

Однако неверное употребление представителями СМИ деепричастных оборотов совершенно непростительно. Вот 1 августа с.г. смотрю по телеканалу RenTV в программе новостей «24» репортаж о начале курсирования между Москвой и Киевом фирменного скоростного поезда. Расписывая блага, которые уготованы счастливым пассажирам этого экспресса, телеведущий Виталий Бузуев выдает в эфир такой перл: «Купив билет, пассажиру предоставят уют и комфорт». Вот чудеса реформ на транспорте: мало того что железнодорожники предоставят уют и комфорт, так они тебе еще и билет сами приобретут!

Сегодня, как известно, реальную угрозу миру представляет международный терроризм, то есть насильственные акты, совершаемые при содействии или попустительстве одного государства против лиц или объектов своего или другого государства, находящихся под защитой международного права. Если эту формулу применить к отношениям, складывающимся сегодня между телевидением и телезрителями России, то действия руководителей электронных СМИ, проявляющих вопиющее равнодушие к низкому профессионализму своих работников, которые ежедневно совершают акты насилия над интеллектом граждан, находящихся под защитой Конституции РФ, иначе как информационным терроризмом назвать нельзя.

Михаил СЕРГЕЕВ

Прощай, наш лес!

Многие известные прозаики, поэты, художники воспевали в своих творениях красоту березовой рощи и соснового бора, «зеленое море тайги».

Однако известный каждому с детства лозунг «Лес – наше богатство, береги его!» вскоре будет предан забвению, так как Государственная Дума преподнесла измученному монетизацией и прочими реформами населению очередной сюрприз. С легкой руки народных избранников лесные угодья будут вовлечены в гражданский оборот. 11 августа 2005 года должны вступить в действие поправки к Лесному кодексу РФ (в редакции от 09.05.2005г.). Говорят, что финские лесорубы с воодушевлением восприняли этот законопроект.

Прикрываясь фальшивыми целями и задачами лесного законодательства по «обеспечению рационального и неистощительного использования лесов, их охраны, защиты, воспроизводства, удовлетворения потребностей общества в лесных ресурсах», законодатель на самом деле разрешает передачу лесных ресурсов физическим лицам фактически в бессрочное пользование. От алчущих отщипнуть «кусочек счастья» требуется немного – выиграть лесной конкурс и получить порубочный билет. Поговаривают, что уже отпечатан первый миллион порубочных билетов для китайских дровосеков.

Устанавливая правила предоставления лесного фонда в аренду, законодатель лукаво предписывает, что при этом должны учитываться интересы населения, проживающего на соответствующей территории. Так и видится картина, как в деревнях и весях проходит сбор голосов в поддержку арендатора: бутылка водки – роща, а за ящик ее, родимой, – целый лес. Впрочем, потратиться придется только один раз, так как срок может быть установлен до 99 лет (ст.32 кодекса). На такой же срок государство сдает в концессию (под вырубку) участки лесного фонда (ст.37 кодекса).

Чем руководствовался «мудрый» законодатель, устанавливая такой срок? Наверное, грезами о том, как молодой арендатор будет всю свою жизнь рубить деревья, а затем, спустя столетие, придет расторгать договор аренды. Конечно, лесоповал закаляет организм, но не на такой же срок. Да и доверчивое население, наверное, не доживет до окончания срока вырубки, а следовательно, так и не узнает, что же там находилось за краем дремучего леса. Если, конечно, он останется.

Формально кодекс запрещает гражданину-лесопользователю – так закон ласково называет будущих лесных олигархов – выкуп арендованных на 99 лет участков. Но чтобы не обидеть наследников «лесных братков», думские мужи в ст.23 кодекса угодливо предусмотрели их права: «В случае смерти гражданина-лесопользователя принадлежащее ему право пользования переходит к другому лицу в соответствии с завещанием или законом». Таким образом, данная норма в завуалированной форме под видом наследования права аренды узаконивает право собственности на участок леса. Не исключено, что наследником будет иностранный гражданин, и тогда русские березки станут... заморскими. Мошеннических способов много. Достаточно оставить в законе «игольное ушко», а через него и верблюда протащат.

Хотелось бы также знать, что будет с участком векового леса через 99 лет после такой концессии и что будет с животными, обитающими в таком лесу. Может быть, добрые концессионеры позаботятся и вырастят новый лес, а животных переселят на соседний лесной участок? Только кто же этому поверит?

Интересно отметить, что право пользования лесным участком может возникнуть также из судебного решения. Трудно, но при желании можно представить следующую конфликтную ситуацию. Встретились на опушке леса два беженца (путника) из солнечных республик и заспорили, у кого из них больше прав на русский лес. Тут бы им медведь судья, но нет, дорога через две сосны ведет прямо в суд.

Для придания законности процедуре передачи участков лесного фонда арендаторам и концессионерам в кодексе предусмотрено проведение лесных конкурсов. Кто будет победителем в этих конкурсах, легко догадаться – достаточно взглянуть на список в журнале «Форбс». Об остальных гражданах, не вошедших в этот список, законодатель тоже позаботился и определил их место в лесу. Ст.68 кодекса так и называется «Пребывание граждан в лесу», что по-русски означает ходить в лес по ягоды. Население может гордиться обретенным правом, которое звучно называется «публичный лесной сервитут» (ст.21). «Сервитут» – слово хорошее, но позволят ли им воспользоваться новоиспеченные арендаторы, а про концессионеров и говорить нечего – после них только одни пеньки останутся. Хотя в отношении пеньков лесной закон суров и требует их выкорчевки. Какие уж там грибы!

Угодливые депутаты не забыли и о правах участников лесных отношений. Согласно ст.84 кодекса нарушенные права лесопользователей подлежат восстановлению, а убытки – возмещению: кто к нам в лес за хворостом придет, тот за этот хворост и заплатит.

В бессмертном романе известных гудковцев И.Ильфа и Е.Петрова концессионеры несли расходы пополам. Примечательно, что депутаты переложили все бремя затрат по охране, защите и воспроизведению лесных объектов только на одного концессионера – субъект Российской Федерации или муниципальное образование.

В общем, не законопроект получился, а елки-палки какие-то. Депутат, не руби сплеча!

Сергей ЕЛИСЕЕВ