21 ноября 2018 20:42

Теплые встречи в Берлине

«Гудок» уже писал о счастливой встрече через 60 лет гудковца-фронтовика Андрея Светлова и немки фрау Гизелы в Берлине. Все эти долгие годы они хранили в душе любовь, и судьба подарила им радость нового общения.

Конечно, коллектив редакции очень переживал за своего старшего товарища. Фотокорреспондент Леонид Порошков был специально откомандирован в столицу Германии, чтобы помочь нашему фронтовику в дороге. Ну и запечатлеть самые трогательные минуты радости, которые испытали двое любящих сердец.

Андрей Иванович передал в адрес главного редактора Игоря Трофимовича Янина слова искренней благодарности.
– «Гудковская премия позволила мне не испытывать никаких материальных неудобств в Германии. Ведь это так важно – чувствовать свою финансовую независимость, особенно здесь, на немецкой земле, – сказал Андрей Светлов. – Не будь этого подарка, я бы вряд ли смог оплатить поездку со своей скромной пенсии. А путь-дорога дальняя и потребовала серьезных затрат. И все же самое главное – это я почувствовал в поездке – даже не деньги, а принадлежность к государственной газете. Я не знаю, где бы еще так же искренне и по-доброму относились к старшему поколению. Так дело обстоит во всей железнодорожной отрасли.

Начальник поезда Москва – Берлин Юрий Петрович Шмырев вместе с бригадой проводников создал для Андрея Ивановича, а также для многих других ветеранов, которые отправились на торжества в Германию, очень комфортные условия в пути следования.

А на Берлинском вокзале фронтовиков уже встречали представители Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при МИД РФ и Юрий Михайлович Герасимов – полпред Компании «РЖД» в Берлине. К сожалению, наш железнодорожный чиновник не счел важным позаботиться в дальнейшем о ветеране, уважаемом человеке. Поприветствовал на перроне, и, как говорится, с плеч долой. А вдруг Андрею Ивановичу понадобилась бы помощь в чужой стране? Увы! Герасимов оказался «вне зоны досягаемости». И все это время фронтовику, гудковцу помогали люди, в общем-то, далекие от железнодорожной отрасли.

Мидовский центр больше известен как «Русский дом». Он является крупнейшим институтом культуры Российского государства за его пределами.
– За год количество посетителей «Русского дома» достигает 300 тысяч человек, – рассказал директор Анатолий Богушевский. – Кстати, историческое здание, построенное по проекту немецкого архитектора Эрхарда Гиске, хорошо известно многим берлинцам. У нас практически ежедневно организуются общественно-политические мероприятия – семинары, конференции, «круглые столы», работают выставки, детские студии и секции, проводятся выступления театральных и музыкальных коллективов, демонстрируются фильмы.

Здесь расположен своего рода островок далекой родной стороны.

9 Мая Андрей Иванович Светлов вместе с другими ветеранами, надев медали и ордена, с цветами побывал в Трептов-парке и в Карлхорсте, где Кейтель подписал акт о безоговорочной капитуляции Германии. В легендарном зале для гостей были показаны хроникальные кадры с участием маршала Жукова. Кстати, советский танк с надписью «За Родину!», с 9 мая 1945 года стоящий на постаменте перед Карлхорстским музеем, в эти дни буквально превратился в гору цветов.

Свои усилия «Русский дом» успешно координирует с недавно возникшей Германской ассоциацией российских соотечественников. Те, кто уехал из России, собираются в клубе «Диалог», который существует при «Русском доме». Есть общество русскоязычных родителей и педагогов «Митра», ассоциация выпускников и друзей МГУ и Воронежского государственного университета, объединение «Берлинские друзья народов России» и другие.

У стен «Русского дома» Андрей Светлов познакомился с бывшим немецким морским летчиком Берхардом Мрозом. Мужчина средних лет из другого поколения. Он учился пилотажному мастерству у советских летчиков в Группе советских войск в Германии уже после войны. У него много друзей в России.

Об особой общественной и культурной деятельности «Русского дома» говорила и статс-секретарь сената Берлина по культуре Барбара Кисслер. Едва ли в Берлине или Германии найдется еще такое место, как «Русский дом», где предлагалось бы столько возможностей получить информацию о России, развитии в экономике, обществе, политике и культуре. В уникальной библиотеке «Русского дома» хранится свыше 40 тысяч наименований книг и десятки тысяч журналов.

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров также не раз отмечал вклад коллектива «Русского дома» в кропотливую многоплановую работу по организации регулярных выступлений известных российских театральных и фольклорных коллективов, видных музыкантов, артистов, писателей.

Вот оценка посла России в Германии Владимира Катенева: «Все мы связываем с Российским домом науки и культуры большие надежды по дальнейшему развитию отношений между Россией и Германией в различных областях. Здесь чувствуют себя как дома все находящиеся в германской столице россияне, все те, кого привлекает и интересует наша страна».

И в этом убедились гудковцы.

Александр ДАВИДЮК
Фото Леонида ПОРОШКОВА

Фриц Шменкель – советский партизан

Время живет по своим законам. То оно стирает из памяти людской имена и события, а то вдруг ветер истории уносит наносное, лишнее и открывает потомкам неизвестных героев.

Воктябре 1964 года в советских и немецких газетах появилось сообщение о том, что 22 февраля 1944 года герой-антифашист был расстрелян немцами в Минске, а уже после войны фрау Шменкель получила за своего погибшего мужа Звезду Героя Советского Союза. Мне довелось познакомиться с ней, отыскать приказы и документы, позволяющие воскресить прошлое, познакомить с ним ныне живущих.

Кто же он, Фриц Шменкель? Родился 14 февраля 1916 года в Варсове, у Штеттина. Отец – рабочий кирпичного завода. В 1932 году был убит во время стычки с нацистами. Позже, когда огненный вал войны вовсю катился на восток, Фриц Шменкель встретится с советскими партизанами из отряда «Смерть фашизму» и скажет им: «Я, молодой коммунист, должен выполнить завет отца. Он до самой смерти активно боролся за дело рабочего класса». Но тогда, в начале тридцатых годов, после гибели отца Фриц идет работать, заботится о матери. Много читает, часто встречается с товарищами отца коммунистами, ушедшими в это время в подполье.

В октябре 1936 года Фрица Шменкеля мобилизуют на работу в Бейтен. Здесь он знакомится с Эрной Шеффер, на которой вскоре женится. Это было время больших забот. В начале 1938 года они переселяются в Глюлихен, в Шлезии, в деревню ее родителей. Отец Эрны – землевладелец и убежденный нацист. Неудивительно, что политические разногласия в этой семье не заставили себя долго ждать.

– Поначалу я сомневалась. Но потом всегда держалась стороны мужа, – рассказывала Эрна. – Фриц был первым человеком, который ко мне всегда относился хорошо. А потом мне нравились его честность и открытость.

В это время у Фрица особенно остро пробуждается ненависть к гитлеровской диктатуре. В декабре 1938 года его призывают в вермахт, но он отказывается от службы. В ответ – арест.

Находясь в камере, он многое передумал. Именно здесь он окончательно понял, что побороть фашизм можно только активным действием, в суровой борьбе, только вместе с единомышленниками. Фриц Шменкель заявил о добровольной поездке на Восточный фронт. Обман удался. Его отпустили досрочно из-под ареста и даже разрешили навестить семью.

– Это был изменившийся человек, – говорит Эрна Шменкель. – Он только сказал, что его освободили из-под ареста и что он теперь твердо знает, каким путем он должен идти.

И действительно, Фриц Шменкель знал свой путь. Как только в Смоленской области он присоединился к своей части – первому артполку 186-й пехотной дивизии, – то сразу начал искать дорогу к партизанам. И уже 20 ноября 1941 года он встретился с Михаилом Сидоровым, советским активистом, через которого связался с партизанскими частями, и вскоре вошел в состав боевой группы отряда «Смерть фашизму».

Уже на следующий день Шменкель ушел вместе с партизанами в бой. Партизанская жизнь известна – сегодня нападение на немецкий гарнизон, завтра – налет на транспорт, выход на разведку. И даже опытные бойцы партизанского отряда отдавали должное храбрости и отваге Фрица Шменкеля. Он даже был награжден тогда уже орденом Красного Знамени.

Вот несколько воспоминаний о нем его боевых товарищей. Читаю служебную аттестацию комиссара Дмитрия Горских: «Фриц Шменкель был активным участником многих боевых операций батареи. Он стоял всегда на самых ответственных и опаснейших местах и всегда доказывал свою верность нам, партизанам. Три раза батарею окружали, но она выходила из окружения, дробясь на маленькие группы, и всякий раз он приходил со своим пулеметом на указанный нами пункт сбора».

А вот еще одно донесение – от 15 мая 1943 года. Член военного совета штаба партизанского движения Западного фронта подтверждает показания крестьянки из Скерино: «10 августа Шменкель возглавил группу из трех партизан, у них было задание раздобыть пленного. После того как группа пробилась в деревню Скерино, Шменкель проявил собственную инициативу и находчивость. Переодевшись в немецкую военную форму, благодаря знанию немецкого языка он без единого выстрела захватил в этой деревне семь полицейских и доставил их в отряд. Пленные дали ценные показания о противнике».

Фашисты вскоре узнали, с кем имеют дело. Тогда же появилось объявление на русском и немецком языках: «Кто поймает Фрица Шменкеля, получит вознаграждение: русский – 8 га земли, дом и корову, немецкий солдат – 25000 марок и два месяца отпуска». Взяли в клещи и семью Фрица. Обыск следовал за обыском. Жене и троим детям отказывают от всякой финансовой поддержки.

– Я была на грани отчаяния, – созналась Эрна Шменкель, рассказывая о том времени. – Но мысли о Фрице и наших троих детях помогали не терять мужества. За это время я поняла также, что значит солидарность. Почти каждое утро я находила несколько кусочков хлеба, немного фруктов или что-нибудь из одежды для детей на моем рабочем месте. От кого это было, я так и не узнала. Теперь я все больше начинала понимать моего мужа.

В конце 1943 года Фриц Шменкель выполнял разведывательное задание. Вместе с другими партизанами его схватили фашисты. И хотя он был одет, как и все русские, но по разговору охранники узнали в нем немца. И 22 февраля 1944 года Фриц Шменкель был расстрелян.

Несколько позже Эрна Шменкель получила последнее письмо своего мужа. Священник вермахта доктор Эберхардт Мюллер тайком из камеры смертников переправил его жене с собственными пометками. «Извини меня за беспокойство, которое я вам причинил тем, что до конца шел по избранному пути, – писал Фриц. – Но я не отказываюсь от своих дел и в последние часы моей жизни. Своему расстрелу я иду смело навстречу, так как я умираю за хорошее дело».

Василий ДОРОШЕНКО,
ветеран и инвалид Великой
Отечественной войны,
почетный железнодорожник
Иркутск

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв