21 ноября 2018 20:40

Машинистам нужна помощь

На одной из планерок в депо Карымская Забайкальской железной дороги машинист Валерий Иванов задал простой и в то же время важнейший вопрос:
– Когда же мы перестанем мерзнуть в кабинах электровозов?

Конечно, он получил в ответ разъяснение, что осенью Забайкальская железная дорога приобрела около двух тысяч электропечей и в каждой кабине их по пять штук установлено. Но стоит пройти по депо, заглянуть в кабины локомотивов, и станет ясно, что правда не в отчетных данных, а в словах машиниста, который тридцать лет водит поезда. И пять печек, чего требуют нормативы, не спасают от сквозняков, раскрыть природу которых несложно.

Когда монтируют новые приборы автоматики и радиосвязи, то в стенках кабины появляются новые дыры. Недавно, например, внедрили систему САУТ. Нередко она бездействует, но вентиляторы упорно гоняют по кузову и кабине массы ледяного воздуха. И нет светофильтров, защищающих глаза от яркого солнца, нет горячего обдува замерзающих стекол, «дворников» тоже нет.

Машинист Иванов – человек авторитетный среди забайкальских железнодорожников. Несколько раз его избирали членом дорпрофсожа. Локомотивная секция, которой руководит Иванов, самая боевая в комитете. Это она подняла вопрос в прошлом году о том, что локомотивные бригады депо Белогорск прямо-таки бедствуют: огромные переработки, бесконечная езда пассажирами... На заседание президиума дорпрофсожа был приглашен начальник дороги, и дело стало выправляться.

До сих пор много осложнений связано со станцией Карымская – одной из решающих на магистрали. Долго и трудно давалось здесь путевое развитие. Теперь с обоих направлений можно принимать длинные поезда. Но сортировка составов идет со сбоями. И вагонники срывают график отправления поездов. Не сокращается количество остановок на перегонах из-за неисправности вагонов. Все это выливается в переработку по времени локомотивных бригад.

Валерия Георгиевича беспокоят беды не только родного узла. В оборотном депо Чернышевск-Забайкальский он постоянно встречается с коллегами из Зилова и знает их проблемы. Вот уж кто при внедрении новых технологий перевозок оказался в «мертвой зоне»! С конца прошлого года Зиловский подменный пункт включен в обслуживание удлиненных тяговых плеч. Одно из них составляет 321 километр. А оплата за более тяжелую работу запаздывала. Вот председатель Могочинского райпрофсожа Юрий Титяев и Валерий Иванов помогали им привести в соответствие одно с другим.

К сожалению, этим мытарства Зиловского подменного пункта, включенного в состав Могочинского локомотивного депо, не ограничились. Спецодежда стала поступать не нужных размеров, а «по остаточному принципу». Отправляли в Зилово те валенки и зимние куртки, которые не разобрали в Могоче. Даже копеечные канцелярские принадлежности становились дефицитом.

Долго не находилось средств на ремонт здания подменного пункта, хотя с паровозных времен в Зилове, как говорится, все удобства во дворе. Такое отношение породило слух: подменный пункт закроют... А это значит, что 400 человек с семьями должны будут переезжать на другие узлы или поблизости искать любую работу. Пока что закрыли единственное в поселке родильное отделение железнодорожной больницы. Подсуетилась и районная власть – сократила в поселке должность нужного всем работника. Стали зиловчане ездить за 80 километров в райцентр для регистрации брака, за свидетельством о рождении ребенка и другими документами. Тут уж машинист Иванов ничем не мог помочь. В январе у них терпение лопнуло – собрались на сход. Пригласили и железнодорожное руководство. Начальник Могочинского отделения дороги Геннадий Матинин со сцены поселкового клуба твердо сказал:
– В ближайшие пять лет Зиловский подменный пункт не будет закрыт. Ведь вы обеспечиваете девяносто процентов поездной работы на трудном участке...

А заместитель начальника дороги Александр Седин пообещал посодействовать возобновлению работы родильного отделения. Сделали выводы и районные власти: вернули зиловской поселковой администрации право оформлять жителям все необходимые документы.

На сходе никто не обмолвился о трудностях производственного характера. Зато потом как прорвало. Дежурный по подменному пункту Александр Токарев возмущен, что нормальной работе мешают организаторы движения. Они дают противоречащие здравому смыслу команды. Ведь утверждены документально пункты замены бригад на большом тяговом кольце от Могочи до Чернышевска-Забайкальского. Но, увы, даже локомотивные диспетчеры это игнорируют, дают команду проезжать бригадам два раза Зилово без подмены. И еще угрожают: «Не сделаешь – голову оторву!»

В доме отдыха локомотивных бригад депо Чернышевск-Забайкальский царит антисанитария. На машиниста Павла Карпушина там набросились насекомые. Этой безрадостной новостью он поделился с дежурной, а в Зилове сделал соответствующую запись в книгу замечаний. Но санитарные врачи никаких мер не приняли. И двое суток спустя машинист, оказавшись снова в Чернышевске-Забайкальском, не согласился там отдыхать, попросил диспетчера отправить его домой пассажиром. А на следующий день строптивого машиниста срочно вызвали в Могочу на разбор. Не наказали, но понапрасну издергали.

Вняв совету людей, я проехал с машинистом Михаилом Косовым, потомственным железнодорожником. Его отец всю жизнь проработал на паровозе. Но когда младшему Косову пришло время выбрать профессию, отец был против того, чтобы сын пошел в локомотивщики: слишком тяжелый хлеб!

До армии и после Михаил Федорович крутил баранку грузовой машины. Но увеличилась семья, и он последовал примеру друзей – поступил на курсы помощников машинистов.

Зилово постоянно страдало из-за нехватки кадров. Поэтому очень скоро Косов стал ездить за правым крылом тепловоза, а последние десять лет уверенно управляет электровозом. Только до сих пор не может привыкнуть отогревать «факелом» из газеты обледеневшие стекла кабины. На тепловозах такого не требовалось.
– А вот сущая мелочь, – говорит Михаил Федорович, – ручка у створки окошка оторвана. Запись в журнале об этом сделана еще месяц назад. Реакции никакой. Приходится придумывать, как быстро и часто открывать оконце и при этом пальцы уберечь...

Как большинство зиловских железнодорожников, Михаил Косов живет в деревянном домишке. Раньше после студеной поездки можно было помыться в душе подменного пункта. Да вот уже второй год блага этого нет. Трубы канализации сгнили.

В нынешнем марте Михаил Федорович оформляется на пенсию. А у его 33-летнего помощника Леонида Вологдина еще многое впереди. Казалось бы, дерзай и радуйся жизни. Но и его уже затянула воронка социальных неустройств. Дочка и сын растут, а детский садик в поселке закрыли. Жене приходится четырехлетнего Артемку брать с собой на вечернюю смену.

На недавней профсоюзной конференции машинист Сергей Андросов из локомотивного депо Белогорск прямо сказал:
– В прошлом остался высокий престиж профессии машиниста! Это особенно остро проявилось при переходе на новые технологии перевозок...

Что он имел в виду? Обманули белогорских машинистов с оплатой труда за освоение удлиненных тяговых плеч. Два года назад они начали ездить на 386-километровом участке – до станции Магдагачи. Больше года пришлось «выбивать» положенную за это доплату. И сегодня остаются нерешенными некоторые вопросы. Как можно мириться с тем, что в пунктах оборота – Магдагачи и Облучье – не хватает мест в комнатах отдыха локомотивных бригад? Да и с питанием не все отлажено. Станция Облучье – уже соседняя Дальневосточная железная дорога. Цены в столовой там намного выше, чем в Амурской области, а разнообразия в блюдах мало, и вкусом они не блещут. Короче говоря, Сергей Андросов закончил свое выступление неутешительным прогнозом: как только в Амурской области встанут на ноги заводы, фабрики и леспромхозы, машинисты распрощаются с железной дорогой.

В словах исполняющего обязанности заместителя начальника локомотивного депо Белогорск Сергея Кабалыка я тоже не обнаружил ноток оптимизма. Годами идут разговоры, что технические занятия отнимают у людей время отдыха, а оплаты за это – никакой. Уже закономерностью стало для машинистов подниматься в кабину электровоза в Белогорске-2, когда состав еще не подготовлен. Дошло до того, что локомотивные бригады сами уменьшают себе количество рабочих часов, иначе их подменят и оставят без зарплаты.

Не лучше ситуация и в одном из базовых локомотивных депо – Магдагачи. Чуть больше года назад случилась тут большая беда. Ослабил машинист бдительность и проехал красный входной сигнал станции Гонжа. Три грузовых поезда сошли с рельсов, погибли машинист с помощником из Сковородина. После разбора причин той трагедии была поставлена задача лучше подбирать и обучать кадры. Высветились и больные вопросы бытового характера. Ведь нормально отдыхать дома машинист не мог: холодную воду часто отключали, горячей не было вообще.

Тогда за Магдагачи взялись серьезно. Для нормального обеспечения семей водой пробурили новые скважины. Затем построили жилой дом. В новое здание перевели больницу. Подготовлена документация на строительство современных комнат отдыха локомотивных бригад. На узле Магдагачи часто бывают и подолгу работают руководители дороги. В то же время здесь остро не хватает локомотивных бригад. На удлиненных тяговых плечах – большая переработка. В январе сверхурочных часов было в два с половиной раза больше допустимого КЗоТом.

Еще хуже положение у локомотивщиков на напряженной линии от станции Тарская до пограничного перехода в Забайкальске. Грузовые поезда тянут разбитые тепловозы. Эту линию обслуживает локомотивное депо Борзя. Да, в его недавней истории были хорошие показатели: по три срока без заводского ремонта работали тепловозы 3М60. За последние два года они совсем износились, их заменяют другими – 2ТЭ10. Но техническое состояние парка в депо продолжает ухудшаться. Ведь сюда присылают не самые лучшие машины. Их перегоняют с электрифицированных участков Дальневосточной дороги и запасных баз. Часть этих стареньких тепловозов восстанавливают на заводе в Уссурийске. Но и они борзинцев не радуют. Заводчане, к сожалению, не владеют технологией промывки охлаждающей системы дизелей, что для тепловозов очень важно, особенно зимой. Из-за критического состояния локомотивов борзинские машинисты и помощники стараются уходить в отпуск зимой. Им не хочется стыть в холодных кабинах. Верно сказала начальник резерва борзинских локомотивных бригад Татьяна Коваленко, что надо молиться на тех, кто на такой аварийной технике умудряется тянуть поезда. Дается им и другим деповчанам это очень тяжело. Из четырех тысяч человек, обследованных в 2001 году, у 888 зафиксировано повышенное кровяное давление, язва желудка и другие заболевания. А в прошлом году у всех локомотивных бригад на дороге (около шести тысяч человек) было 2334 дня нетрудоспособности.

Психофизиологическая лаборатория передает итоги своих обследований локомотивной службе. По поручению дорпрофсожа медики анализируют состояние здоровья локомотивных бригад. Обобщенные данные служат основанием для очередных решений. Тут ведь плотно сливаются судьбы людей и самый первый транспортный показатель – безопасность движения. А он далек от нормы. В прошлом году допущено 128 случаев брака. И в январе – феврале «черный» список пополнился.

Виктор ГРАНИН,
соб. корр. «Гудка».
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв