21 ноября 2018 00:23

«Вяжите носки и не бейтесь за транзит нефти», –

посоветовал латышам российский нефтяник

посоветовал латышам российский нефтяник

Не так давно русскоязычная латвийская газета «Телеграф» опубликовала на своих страницах интервью с вице-президентом «Транснефти» Сергеем Григорьевым. В диалоге с журналистом российский нефтепромышленник подтвердил, что Россия не намерена за здорово живешь обогащать Латвию транзитными деньгами. «Гудок» уже не раз писал о том, что до недавнего времени через Вентспилсский порт мы экспортировали нефть в Европу и за это только Вентспилс получал более 250 миллионов долларов в год. Разумеется, и выгоднее, и патриотичнее сделать так, чтобы эти миллионы доставались российским, а не зарубежным нефтетерминалам. Тем не менее интервью Сергея Григорьева сразу было названо «сенсационным», «возмутительным», «скандальным». Что же так возмутило чопорную прибалтийскую публику?

Судя по всему, прибалты начали обиженно надувать щеки по одной простой причине: вице-президент «Транснефти», как ни старался, не разглядел в Латвии великую и влиятельную страну, а потому, минуя всяческие политические кульбиты и политесы, назвал вещи своими именами. Словно неразумным детям, которые никак не хотят понять, почему строгие родители отобрали у них дорогую игрушку, Григорьев втолковывает своим прибалтийским читателям:
– Мы уже замучились объяснять, что отказ от экспорта нефти через латвийский порт – это не политика, это чистой воды экономика. Чтобы запустить вентспилсское направление, нам нужно вложить 143 миллиона долларов в модернизацию ветки трубопровода, которая идет в ваш порт. Нужно построить 25 километров нового участка трубы, увеличить мощность нефтенасосных станций.

Российский нефтяник разъясняет, но его слова просто не хотят слышать.
– Почему же это раньше не мешало транспортировать нефть в Вентспилс? – недоумевает журналист.
– Потому что сейчас мы можем выбирать, куда транспортировать нефть, – по-прежнему терпеливо поясняет Григорьев. – И, разумеется, мы будем выбирать те порты, в которых есть российский капитал. Нам невыгодно вкладывать 143 миллиона долларов для того, чтобы обеспечить прибыль латвийским нефтетранзитчикам. Почему мы должны давать вам зарабатывать на наших деньгах? Вот если бы часть вентспилсского нефтетерминала принадлежала нам, тогда другое дело.

Под таким убийственным аргументом даже «демократический» «Телеграф» начинает понимать, что хватил лишку, требуя вернуть русскую нефть в Вентспилс. И делает очень «дельное предложение»:
– Если бы вам предложили приватизировать государственную долю акций Ventspils nafta, согласились бы?
– Естественно! – отвечает Сергей Григорьев. – Ваш товарищ Лембергс, кстати, в курсе. Он приезжал на переговоры. Мы предлагали такой вариант: наши 143 млн. долларов, которые мы вкладываем в модернизацию трубопровода, в обмен на ваши акции. Но Лембергс считает, что пакет акций стоит 200 миллионов долларов. Да он сейчас вообще ничего не стоит! Нефти-то нет. И большой вопрос, найдутся ли покупатели на нефтетерминал без нефти.

Но «Телеграф» упорно не желает видеть в этой ситуации экономический интерес. Он упрямо гнет рельсы в область хитрой и «великодержавной» политики.
– В России добыча нефти увеличивается, цены на нефть высокие, государству выгодно экспортировать как можно больше нефти, потому что это живые деньги. Но вы отказываетесь от этого. Где же здесь экономика?

За этот шибко умный вопрос Прибалтика уже собиралась поставить себе круглую «пятерку», но российский профессионал от экономики тут же перечеркивает эти усилия:
– Добыча действительно увеличивается, – говорит он, – но не увеличивается мощность трубопроводов. Однако мы строим вторую очередь Балтийской трубопроводной системы с портом в Приморске, собираемся выходить на Мурманск, на Находку.

Затем, понимая, что объяснения могут пойти по второму, третьему кругу, вице-президент «Транснефти» теряет терпение и начинает рубить с плеча:
– Это наши порты, поэтому мы их развиваем. А почему мы должны развивать ваши порты? Только потому, что вы все такие белокурые и с голубыми глазами?

– Вентспилс – незамерзающий порт, – хватается за последнюю соломинку латышский «Телеграф», – его можно использовать круглый год, в то время как все названные вами порты замерзают.
– Ах, вот оно что! Теперь выясняется, что вы не только белокурые и с голубыми глазами, но у вас еще и профиль греческий – вы, оказывается, не замерзаете. А Приморск замерзает. Ну и что?! Мы как переваливали через него 1 миллион тонн в месяц, так и переваливаем. Я понимаю, что вы отстаиваете интересы своей страны. Но, с другой стороны, что вы так волнуетесь? Как сказал один ваш политический деятель, нефтетранзит приносит бюджету 0,3%. Ну и бог с ними, с этими мизерными процентами! Зачем вы убиваетесь-то так? Вяжите носки, производите трикотаж и не бейтесь за транзит. Но вы бьетесь за него! И правильно делаете. Россия тоже хочет, чтобы весь транзит проходил по ее территории, потому что транзит – это самый легкий и выгодный для любой страны источник доходов.

Вот такой получился диалог на страницах прибалтийской газеты. Заметим, что ему предшествовала самая обычная склочная кляуза латышской стороны руководству Евросоюза. Министр иностранных дел Латвии Сандра Калниете отписала комиссару ЕС Крису Патене: мол, российские власти вмешиваются в деловые отношения предпринимателей двух стран. Более того, Сандра Калниете попросила европейского чиновника повлиять на Россию – пусть, дескать, отступится от своей позиции и вернется к выгодному для Латвии и убыточному для нас варианту транзита нефти.

Разумеется, ни о каком пересмотре нашей позиции не может быть и речи. Но вот на что хотелось бы обратить особое внимание. «Сенсационное» интервью Сергея Григорьева – это не только оригинальное разъяснение прибалтийской публике элементарных рыночных механизмов. Очень важно, что в данной ситуации экономическую выгоду государства начинает отстаивать частный капитал. Похоже, он начинает понимать, что его процветание немыслимо без процветания России. В самом деле, какая, казалось бы, разница – через какой порт гнать нефтепотоки на экспорт, кому платить прогонный транзит? Лишь бы нефтяная струя не ослабевала. Тем не менее Сергей Григорьев однозначно заявляет, что стратегия «Транснефти» как раз и заключается в том, чтобы транзитные деньги оставались в стране, а не перетекали в карманы «блондинов с греческими профилями».

В заключение хотелось бы привести последнюю ремарку вице-президента «Транснефти», ставящую точку в нудном диалоге.
– Америка на грани войны с Ираком, сейчас конъюнктура подходящая, потому и шум стоит, – говорит Григорьев. – Изменится ситуация, и все забудут о Вентспилсе. Мы, конечно, можем вложить 143 млн. долларов, но в нынешней ситуации это опасно. Ведь эти затраты нужно окупить, а цены на нефть скачут. И не исключено, что нам ее выгоднее будет продавать на внутреннем рынке. А вдруг Америка победит в войне с Ираком и получит иракскую нефть. Российская ей тогда не понадобится, значит, потребность в экспорте снизится. Еще раз говорю: мы не давим на вас. Это чистая экономика.

Хотелось бы добавить – чистая экономика в интересах России.

Владимир ПОПОВ.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв