10 декабря 2018 21:35

Кинорежиссер Василий ПАНИН: «Нести людям радость»

В железной дороге – особая философия. И, быть может, только искусство помогает нам сделать остановку на каком-то заброшенном полустанке, где тоже сплетаются судьбы и разыгрываются простые и непростые человеческие драмы. Наш сегодняшний собеседник – почетный железнодорожник, кинорежиссер Василий ПАНИН. Среди его работ есть и фильм «Человек на полустанке» – проникновенный рассказ о судьбе одинокого «станционного смотрителя». Роль того «маленького человека» блестяще воплотил большой русский актер Николай Крючков.

Помните, живет пожилой стрелочник, встречает и провожает поезда, и ничего, казалось бы, в его одинокой жизни не должно случиться, потому что все уже было: и большая любовь, и большая война. Ан нет, судьба вдруг подбрасывает ему неожиданный подарок – мальчонку. Богом данного внука...

– Василий Степанович, в большой кинематограф вы, похоже, попали по железной дороге. Ведь «Человек на полустанке» был вашим первым фильмом?
– В большой кинематограф я действительно попал по железной дороге. Директор «Мосфильма» Сизов вызвал меня и сказал, что надо большое кино делать, мол, у нас известнейший актер Николай Афанасьевич Крючков давно не снимался. И был предложен сценарий картины о судьбе старого железнодорожника.
Весь наш небольшой коллектив трудился очень слаженно – Елена Цыплакова, молодая, красивая, изящная, Владимир Дружников, Раиса Рязанова, Александр Фатюшин. Железнодорожники сделали все возможное и невозможное, чтобы у нас не возникало никаких трудностей: и консультации, и бригады, и массовки – всегда пожалуйста. Снимали мы на станции Одинцово в районе Звенигорода, и та ветка стала для нас родным домом. Там к нам было искреннее и очень доброжелательное отношение. Потом у нас была премьера в Доме культуры железнодорожников, и нашими первыми зрителями были люди этой благородной профессии.

– Вас, похоже, увлекла железнодорожная тематика. Ведь вы сняли и полнометражную ленту по рассказу Андрея Платонова «Опять надо жить»...
– Есть такая картина. Назвали мы ее «Опять надо жить» потому, что к тому времени у меня уже был фильм о моем земляке – поэте Кольцове, озаглавленный строкой из его стихотворения – «На заре туманной юности». Ленту мы снимали под Воронежем, на станции Латная. И вот какое вышло интересное совпадение – о нем нам рассказал один из наших местных кураторов от управления Юго-Восточной дороги – именно на этой ветке в двадцатых годах осваивал профессию помощника машиниста и сам Платонов, там же в местной отраслевой газете он напечатал и свои первые рассказы. Мы это его отношение к железной дороге и профессии машиниста попытались передать в картине. Помните: «Железная дорога на то и существует, чтоб державу на колесах катать»? Героиня фильма Ольга, которую сыграла молодая актриса Анна Синякина, поступает на железнодорожные курсы и находит свою судьбу.

– Вы в основном предпочитаете снимать фильмы, как-то связанные с вашим родным среднерусским краем и в основном музыкальные, как, например, «Певучая Россия».
– История единственного в мире профессионального народного хора, созданием которого увлекся Митрофан Пятницкий, мой земляк, – это большая тема. Главную роль сыграл Юрий Соломин, музыку написал Вячеслав Овчинников. Потом были такие экранизации, как «Захочу – полюблю» по Брюсову с Верой Сотниковой и Анатолием Васильевым, «Исчадие ада» по книге Савинкова «Конь бледный». Я предпочитаю делать серьезное кино на основе серьезной литературы.

– Недавно вы осуществили экранизацию рассказа Льва Толстого «Дьявол» (в «Гудке» опубликована рецензия на этот фильм. – Ред.) «Покаянная любовь», а теперь что планируете снимать?
– Хочу снять фильм о земле – нашем золотом кладе. Мы не привыкли ценить землю, а в годы войны фашисты вывозили эшелонами наш чернозем в Германию. Они срезали и вывозили по два-три метра чернозема. Сейчас все стенают: верните картинки, рисунки, а кто нам землю вернет? Снимать будем на благодатных черноземах, на границе Курской, Воронежской и Белгородской областей. Это фильм о проблемах сегодняшнего села и нашей многострадальной земле. Сколько ж ей пришлось вынести! Вначале было раскулачивание. Только-только крестьянин почувствовал власть над землей, потом хозяев, которые умели управляться с этой землей, начали убирать с нее. Вот мой дедушка, воронежский крестьянин Лавлинский Иван Трофимович, тоже имел землю небольшую, мельницу на реке Девице. Днем и ночью работали на полях, зимой валенки валяли. Но наступило время, и попросили поделиться землей: поделились, все разделили, а в итоге ни себе, ни другим ничего не досталось. Дедушку сослали, и до сих пор не знаем, где его косточки – то ли на Соловках, то ли на Беломорско-Балтийском...
Война нагрянула. Если б не она, Россия ох как далеко ушла бы даже при тогдашних условиях. Началась война, и отец на второй день был призван. Служил на линкоре «Октябрьская революция» в Кронштадте, защищал Севастополь. В итоге попал в плен. И в феврале сорок шестого вернулся домой. Мне тогда уже десять лет было, а сестра совсем маленькая была – она его только по фотографиям и помнила. Когда он появился в нашем селе, она бежала с горы и кричала: «Папа, папа, я тебя знаю, я тебя люблю». Она узнала отца по фотографии. Такая была радостная встреча. Ну а потом началась мирная борьба за жизнь... А вообще мне хотелось бы продолжать серьезную дорогу в кино. Для этого у нас есть серьезная отечественная литература, которая еще не до конца освоена кинематографом. У меня лежит сценарий по повести Всеволода Гаршина «Натурщица». Наконец, если говорить о ныне модных сериалах, то хотелось бы снять фильм по романам Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». Вот это достойно нашего зрителя.

– А на телевидении у вас не было желания поработать?
– Телевидение? У меня с ним очень сложная история взаимоотношений. Скажем, есть интересная тема с яркими возможностями, которые, к сожалению, никем не освоены. Есть форма, возможности режиссуры и авторского видения, яркого изобразительного и звукового ряда. Это тема – судьба уникальных творческих коллективов, которых на Руси сейчас свыше десятка: Воронежский хор, Уральский, Сибирский и так далее. Кроме названия этих коллективов, у них есть и судьбы. Это ли не тема?
У меня мечта сделать картину, отдать дань поколению наших матерей, которые в годы войны все вынесли на своих плечах, все тяготы войны. У меня есть сценарий на эту тему. Он так и называется – «Она ждала». Евгений Семенович Матвеев когда-то прикасался к этой теме, и он делал это достойно.

– Несколько лет назад вы стали инициатором проведения народного кинофестиваля на воронежской земле...
– Рождение этого фестиваля было закономерным явлением. Это был отголосок того, что делается сейчас в нашем кинематографе. Современные фильмы, которых сейчас так мало, перестали быть доступны нашим зрителям в глубинке. В Воронеже, например, было пятнадцать кинотеатров, а осталось два или три, да и те приватизированы.
Народный кинофестиваль России, Сельский кинофестиваль – это его второе название. Президентом стал народный поэт России Егор Исаев. Три фестиваля уже состоялись. Народ благодарен. Мы поехали не в Сочи или Анапу, где на просмотры приходят человек пятнадцать, а в село. Там в стареньких клубах собираются по пятьсот, по тысяче человек, и мы несем им радость.

Татьяна ДАНИЛОВА.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выбор редакции

Летний призыв