13 декабря 2018 18:51

Самый зеленый вокзал

Говорят, что вокзал – ворота города. Не согласна. Что есть ворота? Обычный проем в заборе или стене: вошел, вышел и пошел, не оглядываясь. Нет, вокзал – это временное пристанище, пассажирский дом, как его называли в старину. И от того, как он примет тебя, будет зависеть и успех путешествия.

За окном холодно. А на Тверском вокзале, как в Сочи, – пальмы чуть не до потолка, по окнам сползают экзотические лианы с листьями, похожими на виноградные. Словоохотливый старичок, заметив мой интерес, стал объяснять:
– Вот это – миртовое дерево, в Древней Греции оно считалось священным. А вот имбирь. Говорят, его Афанасий Никитин из своего «турне» привез. Знаете, под каким деревом мы с вами сидим? Под банановым!

Да, не на всех вокзалах такая благодать. Не зря Тверской считают одним из лучших в России – не раз был призером отраслевого соревнования. И уж точно он единственный, при котором есть удивительной красоты зимний сад и оранжерея. Между прочим, во времена царской России наличие таких зеленых уголков было обязательным требованием при обустройстве вокзалов. Так что, можно сказать, в Твери эту традицию чтут.

Но вряд ли об этом думала Галина Сукова, когда мастерила на платформе деревянные пирамиды, обсаживая их яркими петуниями. Тогда, в 50-е годы, вообще о буржуазных традициях старались не вспоминать, а за фикус в доме запросто могли в мещанстве обвинить. Просто молоденькой начальнице вокзала хотелось, чтобы на вверенной ей территории было красиво: поезд подойдет к платформе, пассажиры увидят цветы и улыбнутся.

Галина Федоровна родилась в Ржеве, а учиться приехала в Калинин в вагоностроительный техникум. Здесь и счастье свое нашла. Работать пошла по специальности, на железнодорожную станцию. Сначала была учетчиком, затем – инженером в техническом отделе, а с 1954-го целых 45 лет до ухода на пенсию возглавляла вокзал.

Каких только наград и званий не получила! Ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», знак «Почетный железнодорожник», звание «Почетный работник Октябрьской магистрали». А будь моя воля, учредила бы награду за верность зеленому другу и непременно вручила бы ее Галине Федоровне. Не каждый способен столько лет отдавать душу и время делу, не входящему в круг служебных обязанностей, которых и без того хватало.

...Просьба молоденькой начальницы тогда многих удивила – принести из дома цветы, семена, отростки – у кого что есть. Но потом все заразились этой идеей и устроили в зале ожидания оранжерею. Между креслами поставили ящики с землей и засадили разными растениями. Старались в каждый уголочек втиснуть горшок с цветком.
– Где я ни бывала – в учреждении, в больнице, в кафе, – вспоминает Галина Федоровна, – глаза невольно цветы высматривали. Увижу, каких у нас нет, – выпрашиваю.

Время шло, а увлечение работников вокзала озеленением не проходило. И когда началось строительство нового здания, вопрос – озеленять его или нет – даже не возникал. Галина Федоровна ездила по заводам, заказывала вазоны, ящики, кадки, кашпо. Это сейчас на каждом углу магазины с экзотическими растениями. А тогда попробуй достань пальму! Достала. И голубые ели из Клина привезла, и белую акацию, и розу какую-то необыкновенную раздобыла. Высадили их вокруг вокзала.

...Но вот все готово к сдаче объекта, хозяйка хлопочет, дает последние распоряжения.
– Вдруг подходит ко мне молодой человек, – рассказывает она, – и говорит: возьмите меня на работу, я буду за вашим садом ухаживать, таких невиданных растений вам привезу, что все ахнут. Тогда ни в голове, ни тем более в штатном расписании вокзала должности садовника не было. Этого уже потом мы добились. А предложение заманчивое. И молодой человек мне понравился, чувствую: горит идеей. Что делать?

– Станционным рабочим пойдете? – спрашиваю. И, представьте, пошел, а ведь имел университетский диплом и редкую специальность – геоботаник. Ох и помучил он меня – то ему керамзит нужен, то лампы, то земля... Но все его просьбы я старалась выполнять, видя, с какой любовью он за нашим зеленым хозяйством ухаживал. Представляете, даже «больницу» для растений устроил – оборудовал специальное помещение, куда заболевшие цветы переносит и лечит.

10 лет прошло с тех пор, как Евгений Коровицин пришел на вокзал. Он уже давно на инженерной должности, ведает вопросами экологии и, конечно, зеленым хозяйством. О растениях знает все. От прикосновения его заботливых рук заболевшие выздоравливают, пустоцветы расцветают, заморские приживаются, хотя им здесь и не климат. Не верите? Поезжайте в Тверь и убедитесь, как прекрасно чувствует себя евангельская смоковница, она же инжир. Правда, пока не плодоносит, молода еще, а вот урожай бананов уже собирали.

За эти годы хозяйство сильно разрослось – в двух зданиях вокзала уже более 200 видов и сортов редких растений. Коровицин привозит их отовсюду, где бывает в командировке или отпуске, получает из ботанических садов Москвы, Питера, Киева.
– У нас есть коллекции миртовых, тутовых, имбирных растений, перцев, – рассказывал Евгений Сергеевич. – А на территории вокзала мы посадили два дерева настоящей японской софоры. Им уже два года. Представляете, прижились в нашем суровом климате абрикосы, шелковица, алыча, амурская сирень и даже магнолии. А еще я мечтаю...

Да, при таком размахе «цветочная эпопея» в Твери вряд ли будет завершена!

Наталья ЧАРУХЧЕВА.
Тверь.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выбор редакции

Летний призыв