10 декабря 2018 20:15

Судьба железнодорожника-разведчика

Герою России Александру Феклисову исполнилось 90 лет. Полковник Службы внешней разведки РФ, Александр Семенович один из немногих, кто назубок знает историю создания советской атомной бомбы.

Первые жизненные свои университеты он прошел среди железнодорожников. Московская биржа труда, где встал на учет после окончания школы, направила его обучаться профессии слесаря по ремонту железнодорожных вагонов. А через год Александра перевели в другое учебное заведение – ФЗУ имени Дзержинского при паровозном депо Москва-1 Курской железной дороги.

Группа, в которой он учился, взяла обязательство бесплатно в сверхурочное время произвести средний ремонт двух паровозов. Практически все работы выполняли фэзэушники, а старшие товарищи лишь наблюдали, а потом принимали сделанное. Первая из машин вскоре вышла на линию, но молодые железнодорожники еще долго шефствовали над своим детищем, устраняя любую появлявшуюся неисправность. Прошло с тех пор много десятилетий, а Феклисову и сейчас памятен паровоз С-189.

Молодой железнодорожник в то время не думал не гадал, что свяжет свою будущую жизнь с разведкой. В школу особого назначения набирали выпускников технических вузов, когда Александр заканчивал Московский институт инженеров связи. Вскоре Феклисову пришлось окунуться в новый неведомый мир.

В первую командировку его направили в США. В Нью-Йорк он прибыл 27 февраля 1941 года.
– То было смутное время, – вспоминает Феклисов. – Конгресс Соединенных Штатов принимал законы, согласно которым свертывались экономические и торговые отношения с Советским Союзом. Прогитлеровски настроенными оказались автомобильный король Генри Форд, мультимиллионер Джозеф Кеннеди и другие влиятельные американские политики. После нападения Германии на СССР работать в США пришлось в особо экстремальных условиях.

Перед нашими разведчиками были поставлены главные задачи:
– получать достоверные сведения о военных планах Гитлера в войне против СССР, которыми располагают союзники;
– добывать информацию о новейшей секретной военной технике, создаваемой в США, Великобритании и Канаде.

Александр Феклисов, в частности, должен был добывать научно-техническую информацию о новинках в военной авиации и электронной технике, радарах, зенитных радиовзрывателях. И с этой задачей он успешно справился, получив высокую оценку Центра.

Но совершенно особая страница в жизни разведчика – участие в раскрытии ядерных секретов США и Великобритании.

В разгар «холодной войны» советская разведка добыла документы об американских планах применения ядерного оружия против СССР. Они появлялись с упорной последовательностью. «Тоталити» составлялся с учетом нанесения атомных ударов по японским городам Хиросиме и Нагасаки. «Пинчер» предусматривал ядерные бомбардировки крупнейших регионов Советского Союза, и в первую очередь Москвы, района Баку и территории Урала, а также основных мест дислокации наших вооруженных сил. В нем же намечалось вторжение войск США в СССР через Польшу, Балканы и Средний Восток.

Затем Объединенный комитет начальников штабов США подготовил новый широкомасштабный план ведения уже атомной войны против Советского Союза под условным наименованием «Дропшот». Главная стратегическая цель его – ликвидировать СССР как государство (!). В этот период советская разведка и получила задачу – добыть информацию о планах и реальных результатах работы ядерщиков США и Великобритании.

С сентября 1947 года Александр Феклисов находился в Лондоне. В столице Туманного Альбиона ему предстояло восстановить связь с возвратившимся из США физиком Клаусом Фуксом. На первой же встрече ученый сообщил, что его коллеги из Чикагского университета – Теллер и Ферми – приступили к созданию водородной бомбы, и разъяснил принцип ее устройства. Тогда же от него была получена информация о работе англичан над собственным атомным оружием.

Однажды Фукс, по признанию Феклисова, сказал ему:
– Уверен, что советские ученые, конечно же, смогут сделать атомную бомбу без посторонней помощи. Но, передавая им материалы, хочу, чтобы мои московские коллеги не пошли по неверному пути и не потеряли драгоценного времени. Я хочу, чтобы СССР сэкономил материальные средства и сократил срок создания ядерного оружия.

Сам Клаус был назначен руководителем отдела теоретической физики в английском атомном центре Харуэлле. По заданию советского разведчика он собрал впоследствии и передал ему подробные сведения о конструкции водородной бомбы: принципиальную ее схему и теоретические выкладки, разработанные американскими и английскими учеными.

Надо сказать, что советские атомщики сознавали, что, конструируя атомную, а потом и водородную бомбу, они работают над оружием сдерживания. И что это сделает невозможным одностороннее его применение, а значит, поможет сохранить мир. Теми же мотивами руководствовались и западные ученые, которые шли на контакт с советской разведкой. По многочисленным свидетельствам, денег за эту опасную работу они не получали. Информация научно-технической разведки СССР позволила, как заметил однажды академик Курчатов, значительно сократить срок создания собственного атомного оружия и опередить США в производстве водородной бомбы.

С этим мнением солидаризируется и Александр Феклисов:
– Наше ядерное оружие создавали ученые, инженеры, рабочие, а не разведка. В невероятно сложных условиях они сумели в короткие сроки создать атомный щит Родины. А сведения, добытые нами, только ускорили эту работу.

С 1956 года Феклисов был начальником американского отдела советской внешней разведки, а в 1960 – 1964 гг. возглавлял ее резидентуру в Вашингтоне. Он принимал непосредственное участие в урегулировании Карибского ракетно-ядерного кризиса.

Указом Президента РФ шесть сотрудников советской разведки были недавно удостоены звания Героя России за вклад в решение «атомной проблемы» в нашей стране. Среди них и Александр Феклисов.

Вячеслав ЛАШКУЛ.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выбор редакции

Летний призыв