10 декабря 2018 23:02

Петушки имени Ерофеева

Аделаида СИГИДА<br /> Фото Павла ГОРБАТЬКО<br /> Петушки

Венедикт Ерофеев, прославивший станцию Петушки на весь мир, прожил тут всего два года. Привела писателя в Петушки страстная любовь к учительнице немецкого языка Валентине Зимановой. К ней или к какой-то другой девушке писатель бежал навсегда из Петушков в 1968 году – литературоведам неизвестно.
Венедикт Ерофеев, прославивший станцию Петушки на весь мир, прожил тут всего два года. Привела писателя в Петушки страстная любовь к учительнице немецкого языка Валентине Зимановой. По одной из версий, она и есть та девушка с косой, к которой так стремился, но так и не доехал в поэме «Москва – Петушки» ее главный герой. По другой версии, девушкой с косой была на самом деле аспирантка из института биофизики, которую Ерофеев тоже любил. К ней или к какой-то другой девушке писатель бежал навсегда из Петушков в 1968 году – литературоведам неизвестно.


В ожидании начальства

«Там каждую пятницу ровно в одиннадцать на вокзальном перроне меня встречает эта девушка с глазами белого цвета – белого, переходящего в белесый – эта любимейшая из потаскух, эта белобрысая дьяволица. А сегодня пятница, и меньше, чем через два часа, будет ровно одиннадцать, и будет она, и будет вокзальный перрон, и этот белесый взгляд, в котором нет ни совести, ни стыда. Поезжайте со мной – о, вы такое увидите!..» («Москва – Петушки»)

Я вышла на платформу. Девушек было море! Все они были в оранжевых жилетах и стояли в интересных позах, торопливо собирая окурки и осколки от бутылок в полиэтиленовые пакеты. Возле девушек гордо возвышалось полуразрушенное здание времен царя Гороха с липами на крыше. С другой стороны расположился вокзал с объявлением на стене: «Идет капитальный ремонт. Приносим вам свои извинения».

Ремонт действительно присутствовал. Но чтобы он шел, было как-то незаметно. Начальство отсутствовало, и только высокий плотный мужчина в черном костюме сновал по вокзалу, раздавая ценные указания.

– Руководство на путях, начальство встречает! – расплываясь в счастливой улыбке, объяснил мне мужчина.
– А с кассиршей можно пообщаться? – наивно спросила я.
– Кассирши тоже на путях – траву рвут.

Подготовка к торжественной встрече шла полным ходом. Женщин было много, но мусора – больше.

– Не успеваем! – сокрушались женщины. – Сюда мусороуборочную машину надо, видели такую? Мы один раз видели – едет по путям и окурки засасывает. Год мусор не убирали, а теперь за один день решили вычистить! Раньше хоть субботники проводили – каждую пятницу после работы. Вот и чисто было. А теперь смотрите, что творится! Все Петушки в прокладках, окурках и бутылках!

– Вы в Петушках работаете? – спросила я.
– Что вы! В Петушках народу – раз, два и обчелся! Нас из Владимира прислали.

– Часто вас сюда присылают?
– Как начальство приезжает, так и присылают.

Выходило, что начальство приезжает в Петушки с периодичностью примерно раз в год. А чего здесь чаще делать?
– Станция, конечно, захолустная, – пояснила женщина с надписью «ПЧ-1» на спине. – Но ничего! Скоро Петушки как Лондон засверкают. Здесь пройдет скоростная магистраль до Нижнего Новгорода. Вокзал отремонтируют, станцию забором обнесут. Вот тогда и кончится мусор!

– Куда же он денется? – удивилась я.
– Так я же говорю – забор. Почему Петушки в мусоре по уши? Потому что последняя остановка перед Москвой. Вот проводники и выбрасывают здесь весь мусор. А через забор его не перекинуть.

Творчество Венички Ерофеева оказалось хорошо знакомо женщинам из ПЧ-1. Книга «Москва – Петушки» не оставила их равнодушными.
– Этого Ерофеева надо было под суд отдать за пропаганду пьянства! – предложила инженер Елена Михайлова, толкая мешок с мусором через рельсы. – Оклеветал весь русский народ! Неужели у нас так пьют? Хотя, может, и пьют, я не знаю. Не местная я, из Сибири.


Бабки полоумные

«Какие глаза у моего народа! Полное отсутствие всякого смысла, зато какая мощь! (какая духовная мощь!). Эти глаза не продадут. Ничего не продадут и ничего не купят… Им все божья роса…»

За час до приезда высоких гостей уборка мусора была прекращена. Люди в оранжевых жилетах расселись на платформе в ожидании электрички. Ждать им предстояло четыре часа. Мужчины коротали время, распивая кока-колу и рассматривая пассажиров, спускавшихся с платформы на пути, нагло игнорируя мост.

В отличие от женщин из ПЧ-1 мужчины на облагораживание Петушков приезжают часто, иногда даже через день.
– Вот сегодня, например, сняли нас с капработ, прислали сюда. А зачем? – спросил почему-то у меня человек по имени Николай.

– Как зачем? Мусор убирать! – предположила я.
– Нет! Бревна пилить! Кто-то свалил бревна возле станции, вот мы их и пилили, – Николай показал две пилы, ручную и бензиновую.

– А потом? Вывезли дрова за пределы станции? – поинтересовалась я.
– Какой там! – отмахнулся железнодорожник. – Здесь же и складировали. Подождем месяц-другой, пока подсохнут, и начнем жечь. Когда через год начальство снова приедет, дров уже не будет.

На соседней скамейке сидели довольно элегантные женщины в деловых костюмах.
– А это наша контора! – проинформировали меня мужчины. – Даже их сегодня на мусор выгнали! Только толку что? Тут столько окурков, что лет пять убирать надо!

Мужчины докурили и подбросили Петушкам еще пару-тройку дополнительных окурков. Контора поправила помятые юбки. По платформе быстрым шагом двигался человек в отглаженной голубой рубашке. Николай Алексеевич Лаврентьев, начальник станции.
– Вы не смотрите, что станция сейчас в таком состоянии! – обнадежил он меня. – Вот этого древнего дома с кустами на крыше здесь не будет уже через 10 дней. Он сто лет нам всю красоту портил, а через 10 дней его уже не будет!

Николай Алексеевич сделал продолжительную паузу. Чтобы я могла оценить значимость грядущих перемен.
– Это бывшее локомотивное депо, ему столько же лет, сколько станции. А станции уже 120 годков! Долго добивались разрешения снести. Наконец добились. Вокзал реконструируем, скоро он будет как новый. Декоративная штукатурка, полы под мрамор.

– А памятную доску в честь Ерофеева повесите?
Вот тут начальник удивился:
– А зачем? Неужели вам его произведение нравится? По-моему, просто маразм.

Как известно, о вкусах не спорят. Тем более литературных.

– Скажите, а поклонники Ерофеева сюда часто приезжают?

Николай Алексеевич снова посмотрел на меня удивленным взглядом, словно спрашивая: какие у этого Ерофеева могут быть поклонники? Но потом вспомнил:
– Один раз приезжали. Целая электричка поклонников. Водочный завод проводил рекламную акцию. Привезли пластмассовую скульптуру девушки с косой, до которой Ерофеев так и не доехал. Выставили бедную девушку на перрон, провели митинг. Пригласили родственника Ерофеева – то ли сына, то ли брата. Он у нас в Петушках до сих пор живет, такой же пьяница. Потом они эту девушку сдали в местный музей петухов. Все. С тех пор, слава Богу, никаких почитателей Ерофеева здесь не было. Да и зачем они нам? У нас и без того станция передовая – первой на Горьковской дороге на МПЦ перевели!


Перронный контролер

«В те дни безбилетников, как индусов, сгоняли в резервации и лупили по головам Ефроном и Брокгаузом, а потом штрафовали и выплескивали из вагона. В те дни, смываясь от контролера, они бежали сквозь вагоны паническими стадами, увлекая с собой даже тех, кто с билетом».

Владимир Чирков, крепкий мужчина в черных очках, даже вблизи похожий на Джеймса Бонда, по жизни оказался всего-навсего перронным контролером. Он стоял при входе на перрон и цепким взором осматривал проходящих.

– А на выходе почему не проверяете? – поинтересовалась я.
– На выходе поток большой, – объяснил Владимир. – Пока у одного билет проверишь, остальные с платформы попрыгают и убегут.

– Ерофеева читали?
– А это кто такой? – удивился Владимир.

К нам подтянулись другие контролеры, все как один похожие на Джеймса Бонда и все как один никогда ничего не слыхавшие про Ерофеева.
– Не до писателей, – объяснили бонды. – С пассажирами бы управиться. А то по утрам работающие в Москве петушковцы без билета на платформу лезут, мы их не пускаем, а они нам – в морду. Потом жалобы пишут. Что, дескать, это не они нам в морду, а мы им.

Тут к нам подошли два сотрудника в милицейской форме. За ними бодро топала бабулька.
– Мужики, пропустите бабушку без билета, пожалуйста! – попросил сотрудник Волго-Вятского УВД на транспорте Владимир Цветков.
– Начальник, сколько можно! – протянули хором контролеры Страхов Александр Александрович и Александрин Александр Семенович.

Бабушка обреченно заголосила. Вещи на бабушке были старые, но чистые. Белая кофта, розовая панамка на голове. Звали ее Галя Ананина.

– Откуда и куда путь держите? – спросили контролеры.
– Из Воскресенска, домой во Владимир еду, – ответила бабушка Галя. – Я на помойке месяц работала, бутылки собирала. Нас там целая бригада.

– Так неужели на билет не заработала? – спросили контролеры.
– Зарплату не выдали еще, – пояснила Галя. – Зар-плату получит бригадир, потом всем раздаст.

– А бригадир где живет?
– Этого я не знаю, – честно призналась бабушка.

Галина Ананина с гордостью продемонстрировала контролерам солнечные трудовые ожоги на руках. Однако такой мелочью их было не пронять.
– Вон еще один тип на скамейке сидит. Тоже без билета уехать хочет, – показали джеймсы бонды на почерневшего от солнца субъекта, который медленно раскачивался в разные стороны в такт какой-то внутренней музыке.

– И много пьяниц высаживается в Петушках?
– В день под пятьдесят, не меньше, – рассказали милиционеры. – Чаще всего, как ваш Ерофеев – напьются, проспят свою остановку. Просыпаются, конечная – Петушки. Вылезают – и к нам: дескать, денег нет, все пропил, пустите без билета на электричку.

– И пускаете?
– Никак нет! – отрапортовали джеймсы бонды. – Только милиция у нас жалостливая очень. Вот и пускаем. А куда их девать? Не оставлять же на станции жить. Тот, который обгоревший, и так уже несколько дней тут тусуется. Пора его отправлять.

Контролеры закричали, обгоревший субъект и бабушка Галя выстроились рядком для отправки за пределы Московской области. Бабушку ждали на родине дети и внуки, страждущие получить заработанные на бутылках деньги. Бабушка торопилась, а денег не было.

Аделаида СИГИДА
Фото Павла ГОРБАТЬКО
Петушки


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выбор редакции

Летний призыв