13 декабря 2018 02:15

Вожди станции Скуратово

Аделаида СИГИДА,<br /> спец. корр «Гудка»<br /> Скуратово

Маленькая станция Скуратово Московской дороги гордится тем, что бывали на ней большие люди. Прохаживались по станции и Николай II, и Леонид Брежнев, и Юрий Андропов. Прогулку Брежнева по станции даже успел запечатлеть неизвестный художник. Картина висит в здании вокзала: Брежнев, конечно же, весь в орденах, отечески поглаживает по головкам скуратовскую детвору. «Говорят, что на самом деле он не в костюме вышел, как на картине, а в тапочках и спортивных штанах. Но не будут ведь вождя в трениках рисовать!» – объяснила директор железнодорожного музея Татьяна Голомысова.


Письмо Ельцину

Музей открыли после реставрации вокзала в 2003 году, и он стал единственным музеем в округе. Посетителей немного. Разве что корреспонденты приедут или немцы-баптисты с нехорошей миссией.

– В прежние-то годы мы были станцией второго класса, – печалится начальник вокзала Надежда Филина. – Пассажиров толпы, не то, что сейчас. Поезда стояли долго, по 10 минут, поэтому вожди, которые ехали куда-то по делам, и выходили на платформу прогуляться. Сейчас не то… Сейчас в Скуратове редко какой поезд останавливается, да и стоянка – всего одна минута.

А погубили свою станцию скуратовцы сами. Можно сказать, собственными руками.

– Станция использовалась для выгрузки мусора,– рассказала мне ее начальник Валентина Лёвкина. – Чтоб Москву не засорять. И возили его эшелонами. В 1996 году жители поселка написали письмо Ельцину. Дескать, все окончательно замусорили, всюду грязь и крысы. Хотя на самом деле крыс никаких не было – скуратовские свалки обрабатывались специальными растворами. Тем не менее письмо дошло до президента. Поднялся шум, возникла идея возить мусор до Орла. Нас вообще хотели закрыть. Слава Богу, оставили, только локомотивные бригады отобрали. Поезда стали следовать без остановки, и все Скуратово осталось без работы. Кончилось все тем, что станция стала четвертого класса, а свалка как была, так и осталась – мусор сейчас в Орле выгружают, а потом машинами к нам везут.


Железная дорога как праздник

Станция Скуратово – одна из старейших на железной дороге. Она была открыта в 1868 году. В 1869-м на станции была построена земская больница, в 1889-м – первая на Московской дороге железнодорожная школа. Здесь находился единственный на всю округу телеграф, по которому московский репортер Владимир Гиляровский передавал свои репортажи о кукуевской катастрофе, произошедшей в 37 км от Скуратова.

Отрывки репортажей висят на стене музея: «Едут 300 солдат для откопки вагонов, затянутых илом, землей и песком. Вагонов не видно вовсе». Кукуевская катастрофа, когда размыло насыпь и попадали вагоны, стала первой в истории российских железных дорог катастрофой с человеческими жертвами. В ней погибли 43 человека, в том числе племянник Ивана Тургенева, который ехал к дяде в гости.

Имя племянника история не сохранила, зато в музее бережно хранят картину «Записки охотника».

– Это ведь окрестности станции Скуратово, – объяснила директор музея, показывая на нарисованные поля и реки. – Именно здесь писатель бродил с ружьишком.

Афанасий Фет и Лев Толстой тоже имели усадьбы неподалеку, поэтому в музее на каждого из них заведен персональный стенд. Особенно хорош стенд Льва Николаевича с портретам Анны Карениной и подписью над ним: «Железная дорога, как праздник».

Следующие несколько стендов рассказывают о семействе Скуратовых, в честь которых и названы окружающие станцию поселки – Малое Скуратово, Большое Скуратово и просто Скуратово. Эти земли Скуратовым пожаловал Петр I за ратные подвиги. А вот Алексей Скуратов, который в 1734 году совершил плавание вокруг полуострова Ямал и даже составил карту его побережья, никаких земель и наград не получил. Но в Скуратове его помнят, и в музее даже стоит макет его корабля.

– Кораблик нам в дар сделали детишки из Тулы. Ну не то чтобы в дар. Честно говоря, мы его у них купили, – призналась директор.

А вот о самом известном из этой фамилии, можно сказать, соратнике самого Иоанна Грозного опричнике Малюте Скуратове в музее почему-то ничего не рассказывается. Политкорректность.


Похороны Сталина

Не только кораблик, но и многие другие экспонаты музея сделаны руками тульских умельцев. Например, памятник великим вождям. Изначально Ленин со Сталиным в виде скульптуры появились на вокзале Скуратово в начале 50-х годов. Однако в 60-х Иосифа Виссарионовича попросили покинуть здание. Остался один Ленин, который сорок с лишним лет просидел в нелепой позе, к кому-то странно извернувшись.

Во время реконструкции вокзала решили этому произведению искусства придать первоначальный вид. Узнав об этом, к начальству пришел железнодорожный пенсионер Алексей Скороткин.

– В шестидесятых он работал в НГЧ-11, на телеге мусор развозил, – рассказала Татьяна Васильевна. – И вот, говорит, еду я как-то, а поперек дороги Сталин лежит. Я, говорит, вождя на телегу-то положил, рогожкой прикрыл и повез на кладбище хоронить.

По дороге Алексей Скороткин пригласил на похороны Сталина еще одного сослуживца. Поминки продолжались две недели. А в 2003 году Алексей Скороткин решил предать огласке место захоронения, чтобы люди смогли выкопать вождя и водрузить его на законное место.

– В Скуратове скульптуру очень любили, – объяснила Татьяна Васильевна. – Возле вождей проводились торжественные мероприятия, детей в пионеры принимали. Понятное дело, все с удовольствием кинулись откапывать Сталина. Всю округу перерыли, а Сталина так и не нашли. Скороткина побить хотели, но тут приехал скульптор и объяснил, что Сталин просто разложился – гипс в земле долго не сохраняется.

Тогда в Скуратове решили создать нового вождя. Голову отлили на одном из тульских заводов, а делать туловище пригласили скульптора Юрия Уваркина.

– И все, конечно, скульптору советы начали давать,– смеется Татьяна Васильевна. – Одни помнили, что Сталин стоял, поэтому у сидящего Ленина глаза вверх. Другие точно знали, что Сталин сидел. Иначе почему у Ленина рука вытянута и ладонью вниз? Ясно, что она у Сталина на плече лежала. В итоге решили делать Сталина стоящим. Уваркина загородили щитами – от народа и от советов. А дело все равно не шло. Неделя проходит, вторая – даже ногу не вылепил. Говорит: «Вдохновения нет». Через месяц велел его в музее запереть. Оставили ему ящик пива и заперли. Через день приходим – Сталин готов.

Правда, не все скуратовцы новым Сталиным довольны. Прежний был пониже, с трубкой и на себя похож.


По ком звонит колокол

Начальник станции Валентина Лёвкина повела меня в зал ожидания, второго Сталина показать.

– Эта картина висит здесь уже полвека, – восторгалась Валентина Петровна огромным полотном. – В 90-х едва ее не лишились. Иду как-то по вокзалу, а навстречу мужчина с рюкзачком. «Что это за безобразие у вас такое? – говорит. – Культ давно развенчали, а Сталина не закрасили?» Я ему в ответ: «Сталин был? Был. След в истории оставил? Оставил. Вот и пусть висит». Через неделю приехал молодой человек из пассажирской дирекции, говорит: «Картину хотят передать Третьяковке». Я ему, конечно, не поверила. Выбежала на платформу, кричу: «Бабоньки, нашего Сталина увозят!» Торговки яблоками прибежали, Сталина грудью загородили. Так ни с чем и уехал.

После работы скуратовские железнодорожники пьют чай и предаются воспоминаниям. Воспоминание у них одно, но хорошее.

– А помните, Надежда Викторовна, как мы жили, когда были станцией второго класса? – спрашивает Валентина Петровна.
– Конечно, помню, – отвечает Надежда Викторовна. – Три маневровых тепловоза было, 145 пар пассажирских и грузовых поездов проходило через нас за сутки. Формировали поезда на Орел, железобетонные конструкции возили. Завод в Скуратове был. Сейчас завод законсервировали, подъездные пути к нему разобрали.

Надежда Викторовна показала мне оставшийся от былого величия колокол, в который когда-то звонили постоянно, а сейчас вывешивают только во время приезда высокопоставленных гостей.

– Каких, например? – спрашиваю.
– Предупредили бы, могли и вас со звоном встретить.

В музейном зале раньше располагался станционный ресторан.

– Но музей, конечно, лучше, – считают Надежда Викторовна и Валентина Петровна. – Музей – это история, а мы только благодаря истории возрождаемся. Вот и наша станция наверняка возродится. Четыре года назад приехал к нам глава Чернского района. «Хочу ,– говорит ,– вокзал реконструировать». Многие сомневались: а зачем? Работы нет, погрузки нет. Но администрация района вышла на руководство РЖД, те поддержали – и началось! За четыре месяца все отреставрировали!

Трехэтажный каменный вокзал сегодня выглядит таким же, каким он был в 1870 году. А через полгода после реставрации вокзала случилось и вовсе невероятное – в Скуратове был торжественно открыт газопровод. Теперь во многих скуратовских домах горит газ, освещая путь в светлое будущее. А в том, что оно настанет, здесь теперь нисколько не сомневаются.

Аделаида СИГИДА,
спец. корр «Гудка»
Скуратово

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Выбор редакции

Летний призыв