17 ноября 2018 12:07

Генерал в юбке

На железнодорожном транспорте было немало женщин, которые «коня на скаку остановят»

В редакцию пришло письмо из Екатеринбурга от Ирины Морозовой: «Расскажите, пожалуйста, о Зинаиде Троицкой, которая в 1938 году выступила с призывом «Девушки – на паровоз!». Недавно я узнала, что она в годы войны была начальником Московской Окружной дороги. А как в дальнейшем сложилась её судьба?»

Вот такой была Зинаида Троицкая
Зинаида Петровна Троицкая в детстве мечтала стать капитаном дальнего плавания. Да только, видимо, судьбой ей было предназначено связать свою жизнь с железной дорогой. Отец её до революции ремонтировал в депо паровозы. А мать работала табельщицей в депо Москва-сортировочная. В единственной дочке они души не чаяли.

Школу Зинаида окончила в 15 лет, и отец посоветовал поступать в ФЗУ, учиться на слесаря по ремонту паровозов. В жизни это пригодится, философски заметил он. Но в училище её приняли неохотно, профессия слесаря-ремонтника считалась сугубо мужской. В группе оказалось 12 парней и лишь одна она девушка. В училище их прозвали «чёртова дюжина».

Зинаида увлеклась слесарным делом. На выпускной экзамен надо было представить какой-либо инструмент, изготовленный собственноручно. И она задумала сделать сложный французский ключ. Её пытались отговорить: не успеешь, мол, выбери что-нибудь попроще. А она отступать не привыкла – сделала всё-таки французский ключ! И её работу оценили высшим баллом.

Группу направили в депо Москва-сортировочная, на всю страну известное как родина «великого почина» – первого коммунистического субботника. Чтобы освоить ремонт паровозов, Зинаида решила поработать на всех участках. Не считала она зазорным поучиться у опытных слесарей.

«А потом по инициативе узлового комитета ВЛКСМ комсомольцы нашего депо стали брать «на штурм» ремонт паровозов, – рассказывала Троицкая. – С радостью оставались после работы, нередко до следующего утра, чтобы вовремя выпустить локомотив. И как-то у нас родилась мысль: на паровозе, отремонтированном по примеру участников первого субботника, отвезти в далёкую Ферганскую долину состав с промышленными товарами. А оттуда привезти хлопок для московских текстильщиков. Паровоз отремонтировали, и комсомольцы Затилов, Масленников, Селемихин повели поезд…»

Зинаиде хотелось быть среди них. И когда при депо открылись курсы помощников машиниста, она записалась на них. Троицкая уже сдала экзамены и за направлением, которое вручали вместе с дипломом, шла как на праздник, в белом батистовом платье. Но её оставили в ремонтниках. Она даже заплакала от обиды. Однако, поостыв, решила не отступать.

Раскочегарить топку паровоза – дело нелёгкое
А весной 1931 года в депо Москва-пассажирская появилась первая девушка – помощник машиниста. Но даже и после этого начальник депо Фомиченко не хотел пускать 18-летнюю Зинаиду на локомотив. Его помощники даже отыскали где-то документ, подтверждающий, что паровозник – не женская профессия.

И тем не менее Зинаида добилась своего. Определили её, правда, не на пассажирский, а на маневровый локомотив. Машинист, с которым она должна была отработать первую смену, зло буркнул: «Иди откуда пришла, у меня и без тебя есть помощник». Но девушка не ушла. А вскоре повезло – её перевели в помощники к немолодому, уже опытному машинисту Андрею Степановичу Ермолаеву. С ним она и стала ездить в рейсы по маршруту Москва – Рязань.

Она полюбила паровоз, как можно полюбить только живое существо. Да он и был для неё живым существом со своим характером – то своенравным, то послушным. Каждый раз к нему надо было найти особый подход. Она знала в нём каждую деталь и могла по звуку определить, что у него «болит».

Машинист стал обучать её управлять паровозом. Трижды подавала она заявление с просьбой разрешить ей сдать экзамен и трижды получала отказ без объяснения причин. Уже начала терять надежду, как неожиданно 8 марта, в день её рождения, Троицкую пригласили в управление Московской дороги, где уже собралась комиссия. Как выяснилось, это Ермолаев настоял, чтобы его помощника допустили наконец к экзамену. И она сдала его успешно.

Доверили ей маневровый локомотив ЧН394, от которого отказывались все машинисты. В депо говорили, что он ведёт себя как строптивый, необъезженный конь. Но Троицкая сумела укротить его нрав. Когда её просили открыть секрет, как это удалось, она в ответ лишь улыбалась: да нет, мол, никакого секрета – любой паровоз заботы и внимания требует. А более пытливым и настойчивым объясняла: «На ЧН394 паровая машина системы «компаунд». Мы с ребятами её изучили, всю сами перебрали, смазали и опробовали. И убедились: всё дело в управлении. Я попробовала помягче брать с места, и результат превзошёл все ожидания. Паровоз стал вполне управляемым, более того, стал брать вдвое больше вагонов, чем считалось для него пределом возможного». В конце концов деповское руководство оценило её старания, и в 1935 году Зинаида Троицкая стала первой в стране женщиной – машинистом паровоза.

Она очень скоро вышла в лидеры, более того, даже посрамила бывалых машинистов, которые пытались убедить, что углю неизбежно сопутствует грязь на паровозе. Её «Зайка», как Зинаида любовно звала свой локомотив З104, был всегда самым чистым в депо. На нём бригада Троицкой показывала удивительные результаты.

– Когда наша бригада добилась 22416 километров межпромывочного пробега, все в депо поражались, – рассказывала она. – Об этом пробеге говорили как о чём-то необычайном. Я же лично убеждена, что любой машинист этого может добиться. Для этого нужно соблюдать три основных условия: содержать машину в образцовом порядке, умело топить и правильно применять антинакипины. У нас в депо многие машинисты тратят более двух часов на одну экипировку паровоза. А наши бригады научились выполнять её за 30 минут. За два с половиной месяца на нашей машине не было ни одной записи ремонта. Лёгкий же ремонт мы выполняем сами. Мой напарник относится к паровозу так же бережно, как и я.

В апреле 1936 года в Кремле Зинаиде Петровне вручили орден Ленина. Этой высокой награды первая в стране женщина-машинист была удостоена, когда ей исполнилось всего 23 года.

Произошло в это время и ещё одно знаменательное событие. Вернее, встреча. Как-то вечером ей предстояло отправиться в очередной рейс, а днём её вызвали в ВЦСПС и там познакомили с председателем профсоюза машинистов и кочегаров Англии мистером Брамлеем. Увидев девушку, он выразил сомнение, что она самостоятельно водит пассажирские поезда, и пожелал отправиться с ней в поездку. Иностранный гость, в прошлом сам машинист, убедился, что Зинаида знает паровоз как свои пять пальцев. И ещё больше поразился, узнав, что ей всего 23 года.

В том же 1936 году она стала машинистом первого класса. И без отрыва от производства окончила вуз и получила диплом инженера-механика. В конце 1937 года её назначили заместителем начальника депо. А затем она возглавила Московскую Окружную железную дорогу. В 25 лет стала первой в стране женщиной – начальником магистрали в звании «генерал тяги».

Но настоящая известность к ней пришла, когда она обратилась к работницам железнодорожного транспорта с призывом «Женщины – на паровоз!». На железных дорогах в то время резко выросли объёмы перевозок, и остро ощущалась нехватка работников ведущих профессий. На призыв откликнулись железнодорожницы всей сети. В её родном депо на курсы машинистов и помощников записались жёны машинистов, работники технических отделов и бухгалтерии. Из них Троицкая решила создать женскую локомотивную бригаду. Выбор пал на помощника машиниста Анну Кошкину и кочегара Марию Федосееву. Девушкам предстояло провести тяжеловесный состав до станции Куровская. Перед рейсом они опробовали тормоза. «Ну, кажется, всё в порядке, можно трогать», – сказала Зинаида Петровна и тут увидела, что в контрбудке сидит инженер технического отдела Павел Масленников.
– А ты зачем тут?
– Решил с девушками прокатиться. Мало ли что может в пути случиться, – оправдывался тот.
– Сходи сейчас же, – потребовала Зинаида.

И Масленникову пришлось подчиниться.
– Вот чёртовы бабы! – проворчал он и услышал вслед дружный смех девчат.

В Куровскую поезд прибыл на 1 час 17 минут раньше графика. С успешным рейсом первую женскую бригаду поздравила газета «Гудок».

К 1939 году в движение за освоение «мужских» профессий включились более 300 тыс. женщин. Сама Троицкая в «Гудке» писала: «Советские женщины – это тот могучий резерв, который в грозную минуту грядущих боёв встанет на место своих мужей, отцов и братьев». И ведь как в воду смотрела. Вскоре грянула война, многие железнодорожники отправились на фронт, и все тяготы работы легли на женские плечи.

Когда фашисты подошли к столице, Московская Окружная дорога превратилась в прифронтовую. Подвоз боеприпасов и продовольствия, перевозки воинских частей, эвакуация стариков и детей – всё шло через неё. Это были дни и ночи нечеловеческого труда и напряжения. Люди не спали сутками, порой просто валились с ног.

В один из дней к Троицкой обратился её шофёр Чернов с просьбой разрешить съездить в подмосковную деревню – забрать жену с малолетним сынишкой, чтобы они не попали в руки к немцам.
– Я уговорю кого-то из шофёров поехать со мной, чтобы не оставлять машину без присмотра, – сказал Чернов.

А потом, опечаленный, снова появился в кабинете начальника дороги: никто, мол, не согласился ехать – все боятся...

Троицкая вспыхнула от возмущения:
– Заводи машину – я с тобой поеду.

По дороге им встречались отступавшие части, слышались стрельба и артиллерийская канонада. К деревне подъехали в темноте, увидели, что там солдаты, а чьи – наши или немцы – непонятно. Зинаида с пистолетом осталась в автомобиле, а Чернов побежал за семьёй. Минуты текли как вечность. Но всё закончилось благополучно.

Не зря говорили на Окружной магистрали: «Наша Зинаида – женщина боевая, с характером настоящего генерала». Фашистские самолёты бомбили железную дорогу каждый день. И Троицкая на паровозе ежедневно обследовала состояние путей.
– Каждый раз, подъезжая к очередному мосту, – вспоминала Зинаида Петровна, – я думала: выдержит ли он? Но если за кого и боялась, то только за будущего ребёнка.

Как и мечтала, родилась у неё светловолосая дочка Аллочка. В канун Великой Победы она перешла на работу в МПС. А позже её назначили заместителем начальника Московского метрополитена (он тогда входил в состав МПС). В столичной подземке она трудилась 30 лет до ухода на заслуженный отдых. А в 1981 году ушла из жизни.

…Есть в столице Музей истории Московского метрополитена. Только о знаменитой Зинаиде Петровне Троицкой там можно узнать не много. Неудивительно, что сегодняшней молодёжи её имя ничего не говорит. А ведь женщин, которые «коня на скаку остановят, в горящую избу войдут», на железнодорожном транспорте было немало. Страна должна их знать.

Владимир Чистов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв