12 декабря 2018 05:44

«Зеркало» Толстого

В момент выхода фильма Авдотьи Смирновой «История одного назначения» («Гудок» № 157 от 6 сентября) его представляли как вольное переложение рассказа Льва Толстого «После бала». И уже одним этим многое сказано: классика на экране по-прежнему актуальна, а уж русская, с её вечными сюжетами и проблемами, особенно.
Экранизировать рассказ гораздо проще, чем, к примеру, роман: его временные и пространственные границы чётче, а мораль яснее. Однако «История одного назначения» сложнее и пытается работать с биографическим мифом в творчестве Льва Толстого. Эффектный постмодернистский ход: предположить, что в юности с писателем случилась не такая же, но похожая история. Это и позволяет создать на экране судебную драму – всегда успешный жанр, к сожалению, почти не востребованный в современном отечественном кинематографе.

Лев Толстой, который только обзавёлся семьёй и начал работать над «Войной и миром», берётся быть общественным защитником совершившего преступление солдата-писаря Шабунина – как бы того самого, которого и прогоняют сквозь строй в «После бала», – и таким образом, если можно так выразиться, предотвратить само событие, лёгшее в основу рассказа. Показана же эта история через своего рода «зеркало» писателя – молодого поручика Григория Колокольцева, сына генерала, приехавшего из Санкт-Петербурга и получившего то самое назначение. От скуки он напоил шампанским слона, поссорился с отцом и был переведён из столицы в пехотный полк, расквартированный под Тулой, а по пути к месту службы и встречает Льва Толстого, с братом жены которого оказывается дружен.

Конфликт поколений накладывается на историю взросления героя, происходящую в условиях военной службы – с её насилием, косностью, серостью, немцами-капитанами в роли «отцов солдатам». Исподволь напрашивается сравнение с армейскими годами Льва Толстого – и не в пользу изображённой в фильме современности. Об актуальности новой картины Авдотьи Смирновой говорят многие, но на поверку она оказывается тоньше: герои – шестидесятники XIX века – живут и действуют в атмосфере либеральных реформ, когда кажется возможным всё (или почти всё), но отношение к человеческой жизни осталось таким же, как на протяжении всей российской истории.

Удачным ходом режиссёра стал отказ от исторической достоверности в пользу вечной темы русской культуры, снимающий дистанцию между эпохами, так что перед нами скорее драма, чем исторический фильм. Об этом говорит и его название – «История одного назначения», – отсылающее ко множеству одиночных, кажущихся случайными, но в действительности закономерных русских историй.

Владимир Максаков



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Выбор редакции

Летний призыв