23 сентября 2018 01:28

Через Гоби и Хинган

С разгромом Японии 2 сентября 1945 года завершилась Вторая мировая война. Савелий Петренко принимал участие в Советско-японской войне.
Савелия Петренко призвали в армию, когда ему едва исполнилось 17 лет. В свои юные годы он успел повоевать и на Западе, и на Востоке, застав окончание Второй мировой войны в Маньчжурии.

Родился Савелий Петренко в сентябре 1927 года в небольшой деревне Володаровка Омской области. Отец работал трактористом, мать дояркой. Когда началась война, многих мужчин забрали на фронт, и Савелию пришлось работать наравне со взрослыми. Четырнадцатилетний мальчишка каждый день вставал в четыре утра, чтобы отвезти в поле горючее для тракторов. Так закалялся сибирский характер. «В любую погоду запрягал своих лошадей и в путь, по 45 км за день наматывал, – рассказывает Савелий Алексеевич. – Еды не хватало, постоянно хотелось есть. Но мысли захандрить даже не возникало, всем было трудно».

В конце 1944 года его призвали в Красную армию. Петренко с отличием окончил учебку, став командиром пулемётного расчёта. Зимой 1945-го в составе 227-го гвардейского стрелкового полка он принял первый бой в Восточной Пруссии, за который получил медаль «За отвагу». «Целую неделю я боялся потерять награду и, вместо того чтобы прицепить к гимнастёрке, носил её в зажатом кулаке. Мол, так вернее», – вспоминает ветеран.

Ближе к весне часть, в которой служил младший сержант Петренко, перебросили на восток. 9 мая в Красноярске эшелон узнал о капитуляции Германии. «От радости стреляло в воздух всё, что могло стрелять. Все обнимались, улыбались, плакали, – говорит Савелий Алексеевич. – А нас впереди ждала другая война – с японцами».

Летом войскам был отдан приказ о подготовке наступательной операции в Центральной Маньчжурии. 91-я гвардейская стрелковая дивизия, в которую входил 227-й полк, получила задачу форсированным маршем пройти через территорию Монголии, преодолеть раскалённую солнцем пустыню Гоби и труднодоступный горный хребет Большого Хингана и зайти в тыл Квантунской армии.
«Почти за месяц мы пешком прошли более 1 тыс. км. Спали урывками по часам. Как-то очнулся, ливень стеной стоит, а все спят без задних ног. Климат суровый в тех местах – то холод, то изматывающая жара. Воды не хватало, – рассказывает Савелий Петренко. – Когда прошли границу между Монголией и Маньчжурией, нас снова ждали сложные перевалы, ведущие к японскому укрепрайону в Хайларе».

В ночь на 9 августа передовые и разведывательные отряды советских войск пересекли военный рубеж. Небольшие гарнизоны японцев, прикрывавшие подступы к Маньчжурии, не выдерживали натиска, оставляя боевые позиции. Как говорили военнопленные, они не ожидали, что русские появятся именно здесь, поскольку преодоление Хингана в этом месте считалось невозможным.

В районе Хайлара 91-я дивизия всё же встретила ожесточённое сопротивление. Японский укрепрайон опирался на железобетонные доты. «Противник сдаваться не спешил. Долговременные огневые точки в три яруса были до упора напичканы оружием и боеприпасами на случай осады», – вспоминает Савелий Алексеевич.

Только после прибытия дополнительных артиллерийских частей, располагавших крупными гаубицами, и тщательной подготовки штурма советским войскам удалось овладеть этим плацдармом.
«Все понимали, что война скоро закончится. Опытные фронтовики во время похода учили нас, мальчишек, военным премудростям и как не лезть под шальную пулю, не рисковать зря», – говорит Савелий Петренко.

91-я дивизия вместе с другими соединениями Красной армии продолжала успешно атаковать противостоящие японские войска. Быстрое преодоление советскими войсками Большого Хингана, крупных рек и пустынь, подавление сопротивления в укрепрайонах и выход на маньчжурскую равнину поставили руководство Квантунской армии перед фактом военного поражения. 17 августа её главнокомандующий генерал Ямада предложил начать переговоры о прекращении боевых действий. Вскоре им был отдан приказ о сдаче оружия, хотя бои на Дальнем Востоке шли до начала сентября, когда Япония подписала акт о капитуляции.

После демобилизации Савелий Петренко мечтал выучиться на машиниста, однако не прошёл медкомиссию. Но сдаваться он не привык с детства: освоил специальность поездного вагонного мастера. Одно время Савелий Алексеевич возглавлял депо на станции Облучье, а когда получил новое назначение, стал начальником вагонного отдела Владивостокского отделения Дальневосточной дороги. Выйдя на пенсию, он остался в Приморье.

Сегодня о войне напоминают только награды и пожелтевшие от времени фотографии. На одной из них – молодой паренёк с залихватским чёрным чубом, слегка улыбаясь, смотрит в объектив. Здесь ему всего восемнадцать, но он уже знает цену жизни.
«А свою медаль «За отвагу» я подарил младшему брату, когда вернулся на родину, уж очень он её просил. Жалко мальца стало, что он видел в этой жизни?» – говорит ветеран.

Павел Усов,
соб. корр. «Гудка»
Хабаровск



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30