16 октября 2018 13:14

Вадим Арефьев: На Святой горе Афон

Вадим Арефьев родился в 1957 году в Пермском крае. Окончил Новосибирское высшее военно-политическое училище. Автор нескольких книг очерков. Член Союза писателей России.
Деньги на дорогу

Когда мой друг Алексей Алексеевич пригласил в поездку на Святую гору Афон – у меня почти не было денег. Конечно же, я знал, что на самом Афоне деньги-то и не нужны. Но ведь до него ещё нужно было добраться. Предстояли расходы на оформление визы, на самолёт, на гостиницу в Фессалониках и Уранополисе, на такси или автобус, на паром до самого Афона, да ещё и на обратную дорогу. В общем, средства требовались немалые. А занимать – не хотелось, да и, признаться, в моём окружении было не у кого.

Так я и ответил другу, что, мол, всем сердцем рад бы отправиться на Афон, да денег нет.
– Надо помолиться, – коротко сказал мне Алексей Алексеевич.
– Ладно, – согласился я. – Попытаюсь. И вас прошу помолиться.

На следующий день я поехал по делам в книжное издательство. И там совершенно случайно, на бегу, встретил своего старого знакомого Сашу Орлова – мы недолго вместе с ним служили в редакции газеты на Тихоокеанском флоте.
– Ну, а чем сейчас занят? – спросил он меня почти сходу.
– Да вот в Грецию, на Афон собираюсь, – ответил я. – Только денег нет.
– Ну так пойдём, заглянем к Жене – к директору издательства, – предложил Саша.

Через минуту мы были в кабинете директора.
– Вот, Женя, это мой товарищ, – коротко представил ему меня Саша Орлов. – На флоте вместе служили. Он на Афон собрался, а денег не хватает.
– А много не хватает? – так же коротко спросил директор.

Я ответил.
– Ну, что же, надо помочь, – сказал директор. Затем он без лишних слов достал из нагрудного кармана и вручил мне необходимую сумму и добавил на прощание: – Помолитесь там о нас, грешных!


Афонское крещение

Иногда вспомнится, как добирались мы с Алексеем Алексеевичем на Святую гору Афон. Он-то много раз там бывал, а я впервые. Дорога туда пронеслась совсем незаметно. И вот, помню, оказались мы тёплым вечером на самой границе Афона в небольшом городке Уранополисе. Мы поужинали и пошли на берег Сингитского залива осмотреться и искупаться. Я забрёл в воду и ещё подумал: «Надо же – ноябрь на дворе, а вода – как у нас на Урале летом». И хорошо поплавал там, порезвился. А вышел на берег – глядь, а креста-то на мне и нет. Слетел крестик. Расстроился я, пытался нырять, шарить по дну руками, но бесполезно – темно уже было, да и плохо под водой видно. В общем, вышел я на берег в расстроенных чувствах. Жалуюсь своему другу, мол, такая вот неприятность произошла. Досадно. Что же делать?

А он смотрит на меня и улыбается.
– Не переживай, – говорит. – Ничего тут случайного не бывает. Просто с этого дня у тебя новая жизнь начнётся. Поздравляю, – говорит, – с Афонским крещением!

И достаёт мне из своего рюкзака новый крестик. Откуда он его взял – до сих пор не знаю.


Красивые усы

Самое экстремальное место на Святой горе Афон – это Карули. Там на отвесных скалах в пещерах живут монахи-афониты. Передвигаются они почти по вертикальным склонам, придерживаясь за натянутые цепи. Вот именно туда, недели через две странствий по монастырям Афона, мы и прибыли с моим другом. И там, в одной из наиболее обширных пещер по случаю нашего прибытия насельники этих мест устроили небольшую трапезу. Каждый монах принёс к столу какое-то своё угощение – еду и напитки. Мы сидели за общим столом, пили греческую анисовую водку, закусывали оливками, макаронами, сладостями. В общем, пировали и разговаривали о жизни. Признаться, в такой обстановке я был впервые в жизни. Шутка ли сказать – сидишь на краю обрыва высотой более сотни метров и ведёшь беседы с монахами обо всём на свете. Конечно же, я ощущал определённое напряжение от этой среды обитания. В пещерах водились и змеи, и летучие мыши. В общем – интересная была обстановка. И вот один из наших собеседников, схимонах Иоанн, вдруг взял да и похвалил меня. Точнее – мои усы. Он так и сказал: «Какие у вас красивые усы!» И улыбнулся. И всё. И вот ведь странное дело – всего-то от этих простых, искренних его слов стало уютно и легко.

Много раз потом в жизни вспоминал я почти детскую и наивную эту похвалу, и всякий раз мысленно переносился при этом на склоны Святой горы Афон, в Карули.


Вентил

Однажды я услышал удивительное пение. Было это в Карули, в первый же день нашего туда прибытия. Ранним утром, едва только солнце выглянуло из-за горизонта, раздался мощный и красивый баритон: «Слава Тебе, показавшему нам свет! Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение».

Голос летел над Средиземным морем, над скалами и уносился в небо к ещё не погасшим звёздам.
– Это у нас монах Даниил так поёт, – сказал послушник Иоанн – хозяин кельи-пещеры, в которой мы остановились. – Он из Сербии. В оперном театре служил. А теперь вот здесь поёт.

Вскоре на совместной трапезе мне довелось познакомиться с монахом Даниилом. Он совершенно не походил на оперного певца. Монах, как монах, – в видавшем виды подряснике, с небольшой бородкой, смиренный и добродушный. Я ещё подумал, мол, внешне невзрачный, как соловей.

– Как хорошо и красиво вы пели утром, – сказал я ему во время нашего застолья и знакомства.
– Наверное, разбудил? – распевно ответил он. – Простите!
– Да, что вы, отче, – возразил я. – Очень хорошо вы пели. Просто прекрасно! Спасибо!
– Спасибо вам, – сказал монах Даниил. – Да, немножко пою. Тут каждый монах имеет своё маленькое увлечение. Кто-то – спортсмен, другой – фотографирует, третий – людей лечит. У всех есть свой маленький вентил…
– Вентил? – переспросил я.
– Да, – охотно пояснил Даниил. – Это клапан, чтобы давление в голове снижать. Ну, чтобы голова на месте была…


В Филофее

На Святой горе Афон, где довелось пробыть целый месяц, более всего меня поразила костница в монастыре Филофей. Костница – это место, в котором хранятся кости умерших насельников этого монастыря. Как известно, останки монахов на Афоне через несколько лет после их погребения извлекают из земли, тщательно очищают, моют и затем складывают в костницах. Короче говоря, костница – это хранилище для костей, отошедших ко Господу монахов.

Когда я зашёл в это помещение, то увидел на полках целые ряды черепов. На каждом из них значилось имя их хозяина. А кости рук и ног, словно поленья в поленницах, были аккуратно сложены вдоль стен. Понятно, что ничего подобного никогда в жизни я ранее не видел. Но странное дело – никакого ужаса пред увиденным я не испытал. Да, был, конечно же, внутренний трепет, но страха не было. Я стоял и думал: «Вот, где она – живая связь времён». Те, кто жил и служил Богу здесь раньше – они тут и остались. И не только в памяти ныне здесь живущих и постоянно поминающих их насельников, но и физически – в этом здании». И ещё, как нигде и никогда, ощутил в те минуты мимолётность и бренность нашего земного бытия. Вот ведь, чудеса, стоишь и смотришь на них, живших несколько веков назад, а они, совсем рядом, во все глазницы смотрят на тебя.

Там ещё была небольшая табличка со словами на греческом языке.
– Что же там было написано? – спросил я чуть позже у сопровождавшего нас гостиничного монаха.
– Мы были, как вы, – ответил он. – Скоро вы будете, как мы.

Координатор конкурса –
Владимир Пронский

 


Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Марина 23.09.2017 17:26:39
Как обычно замечательно! Как буд-то сама на Афоне побывала - живо и красочно! Спасибо, Вадим!
Гость Ираида Лысова 31.12.2017 01:33:03
Спасибо , Вадим.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30