18 ноября 2018 10:39

Победители глазами потомков

Железнодорожники с гордостью хранят память о своих отцах и дедах – участниках Великой Отечественной войны

К 70-летию Победы по инициативе совета ветеранов МЖД газета «Московский железнодорожник» осуществила проект «Фронтовики вспоминают». В течение нескольких месяцев мы знакомили читателей с ветеранами ВОВ – танкистами, разведчиками, лётчиками, связистами, артиллеристами и моряками, для которых в мирное время стальная магистраль стала надёжным причалом.
Прошло два года, список фронтовиков-железнодорожников заметно поредел. Но память о людях, подаривших нам Великую Победу, по-прежнему с нами.

Железнодорожники, надо признать, умеют хранить воспоминания о своих отцах и дедах. В чём я убедилась лично, готовя этот опрос. У меня не было цели говорить исключительно с работниками, имеющими прославленных родственников-фронтовиков. Появление рассказов о настоящих героях на страницах газеты можно считать обычным журналистским везением. Как правило, общение складывалось само собой, порой происходило после мероприятий, не имеющих к военной теме прямого отношения. Многие факты тронули меня до глубины души. Поразило и то, с каким трепетом, гордостью и горечью потомки поколения победителей вели этот разговор.

И ни один из респондентов не отказался от интервью. Скажу больше, во время подготовки материалов моя почта пополнилась присланными железнодорожниками публикациями, эссе о родственниках-ветеранах, их фотографиями. Поэтому – большое спасибо всем за помощь и поддержку.



Константин Филиппов был в числе тех, кто руководил беспрецедентной эвакуацией граждан
Ольга Попова,
ведущий технолог службы технической политики МЖД:

– Мой дедушка, Филиппов Константин Иванович, до 1942 года был одним из пяти заместителей наркома путей сообщения СССР. Награждён тремя орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и другими медалями. Будучи начальником Рязано-Уральской железной дороги, обеспечивал доставку войск, вооружения для подготовки контрнаступления наших войск под Сталинградом. Одновременно из города и примыкающих районов осуществлялась массовая эвакуация людей и оборудования. Каждые сутки на магистраль передавалось до 600 вагонов.
Железнодорожники Рязано-Уральской дороги под руководством моего деда справились и с другой архисложной задачей по переправке тысяч рабочих и их семей на Урал. Таким образом оборонные предприятия получили необходимое пополнение.
О моём прославленном родственнике я знаю из рассказа моего отца, тоже железнодорожника. Папа даже опубликовал книгу, составленную из мемуаров деда. В ней, в частности, рассказывается, как в августе 1941 года, направляясь в Ленинград, на станции Мга Константин Филиппов подобрал попавших под бомбёжку членов государственной комиссии. Под руководством Молотова эту комиссию лично послал Сталин к Ворошилову спасать Ленинград. В 1993 году книга удостоена специальной премии Булгаковского конкурса отраслевой газеты «Гудок».


Владимир Витвицкий,
заместитель директора музея железнодорожного транспорта Московской железной дороги:

– В моей семье традиционно существуют два больших праздника: Новый год и 9 Мая. Наверное, потому, что родные хорошо знают, какой ценой досталась эта Победа. Окончив медицинскую академию, мать работала в Москве военной медицинской сестрой. Бабушка возглавляла один из районных отрядов самообороны.
По линии отца воевали все мужчины, и все, слава Богу, вернулись домой. Даже старший брат папы, Адам Витвицкий, попавший в концлагерь Бухенвальд. Там он стал одним из членов подпольной ячейки, помогавшей узникам в организации побегов. Много людей таким образом удалось спасти! При этом сами члены организации никуда убежать не могли. Такое решение было принято ими же и строго выполнялось. Уже после освобождения к моему дяде соответствующие органы предъявляли много вопросов: мол, почему не бежал с остальными.
Другой мой дядя, Борис Григорьевич Жуков, во время ВОВ был разведчиком. Он окончил институт иностранных языков, в совершенстве владел английским и немецким. В детстве я очень любил слушать историю о том, как, переодевшись в немецкую форму, дядя захватил машину немецкого генерала и доставил «языка» в штаб. За эту операцию он получил орден Красной Звезды. И таких переходов через линию фронта у дяди было более 20! К сожалению, он рано ушёл из жизни, уже в мирное время погиб в автокатастрофе, подробностей его службы мы так и не смогли узнать. Это была секретная информация.
Мой отец, Марьян Францевич Витвицкий, одним из первых в СССР получил звание заслуженного штурмана-испытателя. Человек очень интересной судьбы. Участник вооружённого конфликта на Халхин-Голе, он также прошёл всю Великую Отечественную. Два года воевал в полку имени Сталина, принимал участие в подготовке и проведении Тегеранской конференции. Отцу даже довелось служить в составе авиационного полка Нормандия-Неман. Командир воинского подразделения однажды подарил папе совершенно уникальную двухстволку с серебряным окладом, это ружьё отец потом использовал для охоты. Хотя патроны для него трудно было достать – нестандартное для нашей страны оружие.
В 1943 году во время одной из операций самолёт отца был сбит под Парижем, но ему удалось катапультироваться, выжить. Карта столицы Франции с явками и паролями до сих пор хранится у нас дома. Интересно была организована в то время система доставки советских лётчиков на оккупированные территории. Отец вместе со штурманом в течение двух недель прятались в погребе дома какой-то женщины. Бойцы Сопротивления долго не могли к ним проникнуть, потому что территория района была оцеплена. Экипаж всё-таки вывезли, доставили на Родину, где задержали и подвергли тщательной проверке. Для того чтобы доказать невиновность отца, пришлось даже подключить Валентину Гризодубову. Валентину Степановну я помню с детства. Она являлась другом семьи, поэтому, честно признаться, для меня она всегда была тётей Валей. Авторитет первой женщины, удостоенной звания Героя Советского Союза, сыграл свою роль. Валентина Степановна посодействовала тому, чтобы направить запрос во Францию. Представители Сопротивления при свидетелях сняли показания у француженки, у которой прятался отец. Его доброе имя в итоге было восстановлено, и он продолжил службу в рядах Красной Армии. За период войны отец сбил 11 немецких самолётов. За 10 тогда давали звание Героя Советского Союза. Документы на представление, насколько мне известно, отправляли, однако те затерялись – весьма распространённая ситуация для того времени. Тем не менее домой мой папа вернулся с двумя орденами Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны.



Лётчик Михаил Панин погиб в небе над Севастополем
Елена Панина,
социолог Центра оценки, мониторинга персонала и молодёжной политики МЖД:

– Я хочу рассказать о своём дедушке, Панине Михаиле Фёдоровиче. После окончания лётной школы его отправили на Тихоокеанский флот для подготовки личного состава. Позже его ученики воевали на всех морях, становились Героями Советского Союза. Один из них, Василий Минаков, в своей книге «Гневное небо Тавриды» посвятил отдельную главу моему дорогому родственнику, где подробно описал героический вылет экипажа Панина в ноябре 1943 года, ставший, к сожалению, его последней операцией. В книге есть вот такие слова:
«Перед лётчиками была поставлена задача атаковать вражеский конвой в западной части Чёрного моря. Самолёты уже были на боевом курсе, до сброса торпед оставались считаные секунды, когда торпедоносец был подбит. Самолёт охватило огнём, но он продолжал лететь. Он был управляем и не сходил с боевого курса. До цели оставалось не более пятисот метров, экипажи сбрасывали торпеды, сбросил и Панин. И сразу направил самолёт на сверкающий вспышками выстрелов вражеский эсминец.».
Трое сыновей остались без отца. Старшему было всего 10. Государство оказало серьёзную поддержку детям вдовы. Например, мой дядя получил образование в суворовском училище, отца в армию не взяли по состоянию здоровья, хотя он очень стремился стать лётчиком. Зато папа, Борис Михайлович Панин, стал основоположником железнодорожной династии. Сам прошёл путь от машиниста до генерального директора Климовского предприятия промышленного железнодорожного транспорта.
Я горжусь своим дедом. Судьба не дала мне возможности пообщаться с ним. Всё, что есть у меня, – несколько пожелтевших фотографий, книга и письмо, написанное жене и троим сыновьям за месяц до последнего боевого вылета. В Севастополе фамилия Михаила Панина вместе с другими 1296 именами высечена на памятнике лётчикам, погибшим в ВОВ и не имеющим захоронения.



Минаев Константин Петрович. Пропал без вести в 1942 году
Антон Скитович,
ведущий специалист по управлению персоналом Центра оценки, мониторинга персонала и молодёжной политики МЖД:

– Жизнь моей прабабушки война разделила, что называется, на «до» и «после». «До» – это счастливая семья, воспитывающая дочь. Прадеда, Минаева Константина Петровича, все знали как общительного, приветливого, образованного человека, хорошего семьянина. Он родился в 1904 году, выучился, работал в совхозе бухгалтером, являлся членом ВКП(б).
В армию призван в 1941 году Балашовским районным комиссариатом, в феврале 1942-го пропал без вести. Моя прабабушка очень тяжело переносила эту потерю, о своих переживаниях никому не рассказывала. Эта боль в нашей семье передаётся из поколения в поколение. Несмотря на все усилия (и бабушка, и мы с мамой и братом неоднократно обращались с официальными письмами в военные архивы), нам так и не удалось узнать ни обстоятельств гибели прадеда, ни места его захоронения.
К сожалению, графа «пропал без вести», как тень, по жизни преследовала мою бабушку. На детей исчезнувших на войне отцов не распространялись льготы при поступлении в вуз и т. д. Несправедливая, на мой взгляд, система, которая часто втягивала в свою орбиту и людей, проживавших в период ВОВ на оккупированной территории.
День Победы для всех нас – святой праздник. Вот уже несколько лет мы семьёй участвуем в акции «Бессмертный полк», отдавая таким образом дань памяти солдатам, не вернувшимся с войны.


Маргарита Савкина,
электромонтёр Внуковской дистанции электроснабжения:

– О судьбе своего деда, Косачёва Андрея Васильевича, я узнала спустя много лет после его гибели. В 2013 году ему и всем замученным в концлагерях с 1941 по 1945 годы я посвятила стихотворение. Дед накануне мне приснился, почему-то в шинели Первой мировой, утром поэтические строки сами легли на лист бумаги. Когда переживания одолевают, я часто беру в руки перо.
Война принесла много боли в советские семьи. Тяжелее тем, чьи родные на десятилетия попали в небытие. Данные о моём родственнике очень скудные. Его призвали в самом начале войны, под Вязьмой был схвачен в плен, отправлен в Германию. Вероятнее всего, там он, замученный холодом, голодом и болезнями, и умер. Покоится дед на кладбище Фаллингбостель-Эрбке, в братской могиле, за которой ухаживают немецкие волонтёры. Я, кстати, поддерживаю с ними связь. Сейчас они готовят мемориальные таблички и благодарны за любую информацию из России от родных тех, кто погиб в то время.
Мне очень жаль тех людей, которые пали, не дождавшись Победы, они отдали свои жизни, чтобы эта ужасная ошибка XX века больше не повторилась. Эти жертвы должны стать вечным напоминанием всему миру о войне. Забвение – это самое страшное, что может произойти с человечеством. В этой связи очень больно смотреть на современную молодёжь, выкрикивающую фашистские лозунги. Это о них я написала одно из своих стихотворений:
Пусть узнают звериные деточки,
Что на свет не родились и вовсе бы,
Если б их одногодки советские
На алтарь свои жизни не бросили.




Александр Дмитриевич Серяпин во время войны работал в госпиталях
Сергей Серяпин,
ведущий технолог службы технической политики МЖД:

– Мой дедушка, Александр Дмитриевич Серяпин, – гордость нашей семьи, выдающаяся личность. Лауреат Сталинской премии, почётный член Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского и Международной академии космонавтики, полковник медицинской службы, один из основоположников авиационной и космической медицины, он в составе группы знаменитого учёного Сергея Королёва занимался подготовкой прорыва человека в космос. Первые запуски ракет с животными на борту осуществлялись под его непосредственным руководством. Вклад деда в освоение космоса огромен, как и в Великую Победу. Он являлся участником боёв на озере Хасан в 1938 году, полковым врачом прошёл всю войну с 1941 по 1945 год. По иронии судьбы в ночь на 9 мая был тяжело ранен в Берлине. Медсестра, оказавшая первую медицинскую помощь, впоследствии стала его женой. С бабушкой, Лидией Михайловной, дед прожил до 1968 года, до её ухода из жизни. После войны фронтовик посвятил всего себя научной деятельности, в частности, исследованию возможностей выживания животных в условиях космоса. Его не стало в 2009 году.

Наталья Щевелева



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Выбор редакции

Летний призыв