18 января 2017
08:51

И будет вам счастье

Железнодорожники шефствуют над детским домом и открыли школу для родителей

Мастер-класс для родителей

Перед Новым годом детсад № 100 на Юго-Восточной железной дороге стал… маленькой птицефабрикой. Год Петуха «сотый» встречает ростом поголовья жёлтых бройлеров с ярко-красными гребешками. Все они сделаны детишками из собственноручно покрашенных салфеток и друг на друга похожи, как близнецы.

Детей в доме учат самым разным вещам
Детский сад находится в сосновом лесу. Заместитель начальника службы управления персоналом ЮВЖД Ольга Анцифирова с гордостью показывает его интерьеры и подчёркивает: 97% из 240 здешних воспитанников – дети железнодорожников. А заведующая Елена Кузина рассказывает, как они обучают и воспитывают… родителей. Да-да, детей – само собой, на то и садик. А вот Школа родителей – это их ноу-хау.

Воспитательницы дают мастер-классы по организации и проведению домашних праздников. Повар учит печь пирожки-пирожные (не все же молодые мамы умеют), а медики – как заботиться о детском здоровье. Когда папам продемонстрировали наглядные пособия, по которым их чада изучают Правила дорожного движения, многие почесали затылки и признались, что помнят названия далеко не всех знаков: «Надо правила перечитать!» Вот на Новый год и будет время.

А 102-й детский сад, тоже железнодорожный, объявил конкурс на лучшую самодельную новогоднюю ёлку. И все они теперь, количеством сто, по числу воспитанников, выставлены в самом большом зале. По условиям конкурса участие родителей приветствовалось. То есть конкурс стал семейным, а поскольку большинство родителей – железнодорожники и между собой знакомы, азарт вырос в разы. Под каждой ёлочкой рукописная табличка: «От семьи такой-то».

Вот ёлка, собранная из конструктора «Лего». Зелёных деталей не хватило, в ход пошли красные. Смело, даже дерзко, в стиле техно. Явно не маминых рук дело. А вот заснеженная красавица, вся белоснежная, чуть обрызганная серебряными блёстками-снежинками, целиком склеенная из… ватных тампончиков. Тут уж, ясное дело, отдыхал папа.

Порой выдаёт стиль. Аккуратный картонный конус, сплошь выложенный, как шишка чешуйками, кофейными зёрнами, слегка декорированными нитками дождя. Кто в семье кофе любит – неизвестно, но, судя по изяществу исполнения, вероятно, мама. Или вижу ёлку из... вермишели – дело вроде женское. Но её пружинки-спиральки так покрашены (не зелёнкой ли?) и приклеены к палочке-стволу, что так и видится старательно сопящий папа…

Вот две разные ёлочки, а таблички одинаковые: «От семьи Кузнецовых». Прочитал приписки: «Сделана с мамой» и «Сделана с папой».

А тут как раз и сами Кузнецовы пришли за своим пятилетним Мироном. А заведующая садиком Ирина Тутукова напомнила им, что надо проголосовать, и показала на ящичек с прорезью и надписью «Для голосования по конкурсу «Новогодняя ёлочка». Родители отправляют голосовать сына. За папу или за маму? Сейчас увидим. Голосование не очень-то тайное: на чистом листочке у всех на глазах пишется номер ёлки – и в прорезь его!

Но что это? Мирон не берёт со стола ни листочек, ни ручку. Вместо этого начинает внимательно одну за другой разглядывать ёлочки… Мальчишка не собирается голосовать ни за папу, ни за маму, а за самую лучшую ёлочку, абсолютно честно.

И мы все вдруг понимаем, что только так и надо.


Назвали девочку Снежаной

Неподалёку в посёлке Дубовка стоит изящный деревянный терем и пара глазасто-стеклопакетных современных корпусов. Это Воронежский областной специализированный дом ребёнка. Дети попадают сюда разными путями.

…Как-то под Новый год мальчишки играли на улице, услышали писк. Щенок или котёнок? Оказалось, девочка в тонком одеяльце – под метелью-то… Имя дали ей Снежана Морозова. Ровно через год её, ставшую неотразимо-очаровательной, удочерила адвокат из столицы: увидела девочку – и за один день оформила все необходимые бумаги. Потом лет пять приезжала в детдом на машине, набитой подарками для сирот.

Сегодня в этом доме живут, растут и воспитываются 75 маленьких человечков – от грудничков до четырёхлеток. А шефствуют над ними железнодорожники – представители отраслевого профсоюза и работники Воронежского вагоноремонтного завода. История началась лет двадцать назад. В то время по соседству располагался детский лагерь «Сокол» ВВРЗ, и вожатая Аллочка Когтева стала водить в детский дом младший отряд. В воспитательных целях. Там ведь даже маленький шкет чувствовал себя добрым великаном. Ребята из лагеря делились лакомствами с крохами и даже учили сажать цветочки и, главное, их не топтать.

Позже Алла Когтева стала председателем профкома ВВРЗ и членом президиума Роспрофжела. И тогда завод спас детский дом, починив размороженную котельную и снабдив зимой углем. Заводчане обеспечили подшефный детдом холодильниками для продуктов и лекарств, маляры навели красоту в залах музыкальных занятий и кинезотерапии, а слесари механического цеха оборудовали водолечебницу с «жемчужной ванной».

Смена формы собственности – теперь это ООО «Вагонреммаш» – к счастью для детей, в отношениях с детдомом ничего не изменила. Нынешний директор предприятия Геннадий Ижокин говорит: «Мы не только детскому дому, но и двум детсадикам железнодорожным помогаем».
«Котельная-то у нас теперь газовая, – радуется главврач дома Алла Краснокутская, – на автоматике. Теперь не замёрзнем. Когда сломалась какая-то деталь, заводчане за один день новую изготовили».

В профкоме завода после ухода на пенсию Аллы Когтевой теперь рулит Марина Закопайлова. У неё Алла когда-то была вожатой в пионерлагере.
– Первого июня, в День защиты детей, – вспоминает Марина, – я всех членов профкома и начальников цехов уговорила в Дубовку со мной поехать подарки вручать. Так нам детишки целое представление устроили! Но потом многие из заводчан ко мне подходили: поручай что угодно – всё для детдомовцев сделаем! Только не вози больше к ним – сердце не выдержит!

Ещё бы, здесь на каждого взрослого ребятишки смотрят с надеждой: может, это мой папа или мама?

Детей в доме учат самым разным вещам. Так, Галина Сидельникова четвёртый десяток лет занимается с ними эрготерапией. У неё в разноцветных коробочках разложены каштаны, сосновые шишки, вишнёвые косточки, морские камушки, жёлуди, фасоль и даже янтарь. Полуторагодовалый серьёзный мужичок сидит на стульчике за столиком и, сопя, разбирает кучку фасоли, отделяя белую от красной.
– Видите, – улыбается Сидельникова, – какие суровые задания даю, как мачеха Золушке! Но Серёже нравится. У него есть братик Артёмка. Они двойняшки, а характеры разные.

Артёмка горячий, он бы сейчас рассыпал половину фасоли. А Серёжа по одной аккуратненько отбирает. Эрготерапия не только моторику, внимательность и координацию развивает, она воспитывает характер и трудолюбие. А это им в жизни пригодится.

На моих глазах музыкальный работник Елена Сухачева (более 40 лет работает в Дубовке) сыграла весёлый танец, подпевая своим на диво звонким, прямо-таки девичьим голосом, прерывая себя командами: «А теперь ручки в боки! А теперь ножками потопаем!» Танцоры уже перешли в другой зал, а мы стоим у огромного окна и видим большую кормушку для птиц на ближайшей сосне. Стеклопакет весь в отпечатках крохотных пальчиков.
– Вы бы слышали, какие тут крики утром стояли: «Бели! Бели!» – говорит Елена.
– А «бели» – это что?
– Белки! В эту кормушку их аж четыре прибегает! Только успеваем корм подсыпать. А птиц сколько: синицы, сороки, свиристели, поползни, сойки, дятел-желна и даже большой зелёный дятел прилетает!
– Елена Юрьевна, – отрываюсь от блокнота, – вы что, пианист-орнитолог?
Смеётся:
– У меня отец был лесником…

Под Новый год всегда хочется чуда, хотя бы маленького. И мне рассказывают, как двое полицейских нашли однажды грудничка в лесу. Попросили, чтобы имя мальчонке дали в честь одного из них, а отчество – в честь другого. «А фамилия?» Подумали и сказали: «Лесных!» Жизнь спасли ребёнку – разве это не чудо?

А Елена Сухачева поведала историю о своём крестнике. У всех сотрудниц здешних по десятку крестников, а то и не по одному. Но Егорка был воронежским негритёнком, при этом самым любимым. Он обожал свою крёстную. И ревновал её к другим детям. Обычно прижимался спиной к её ноге, растопыривал руки и кричал: «Моя Илюнина! Никому!» Так он выговаривал «Елена Юрьевна».

Когда в три годика его усыновили, работники детдома понимали, что радоваться надо, а сами грустили.
– Через два года я позвонила всё-таки в ту семью и даже туда съездила, но он меня не узнал. Зато я убедилась, что мальчик им стал как родной, и успокоилась. А недавно до нас слухи дошли, что он в церкви служит. Вот здорово, если это правда!

На следующий день в пресс-службе Воронежской епархии я узнал, что 33-летний отец Георгий действительно служит дьяконом в одном из московских храмов. Это ли не чудо? Согретая однажды людским теплом, его душа теперь согревает других.

Дети, они ведь как глина – что вылепишь, то и получится. И у всех детей должны быть родители. Они научат доброте и честности. Тогда и будет нам счастье – в Новый год и во все остальные дни.

Алексей Черниченко,
спец. корр. «Гудка»
Грязи – Воронеж – Москва



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Адрес редакции: 105066, Москва, ул. Старая Басманная, 38/2, строение 3
Телефоны: (499) 262-15-56, (499) 262-26-53 Реклама: (499) 753-4953
E-mail: gudok@css-rzd.ru; welcome@gudok.ru
Яндекс цитирования
Автором и владельцем сайта WWW.GUDOK.RU© является ОАО «Издательский дом «Гудок». Пожалуйста, ВНИМАТЕЛЬНО прочитайте Правила использования материалов нашего ресурса