23 сентября 2018 11:34

Огонь, вода и медные трубы

Машинист Александр Сокольский отметил в этом году вековой юбилей

В канун Нового года все ждут чуда. А сказки иногда становятся былью. Разве не чудо, когда человек на втором веку своей жизни рассказывает свою историю, которая стала отражением истории страны.
Дверь мне открыла его дочка и сказала, что у отца «скакнуло давление, только уехала «скорая»... Мы топтались на резном крыльце, когда из глубины дома громко послышалось: «Приехали? Дай, Оля, мне рубаху!»

И он вышел – в отутюженной сорочке, приглаживая седину, сел и стал рассказывать. А я смотрел на него и не мог поверить, что его жизнь вместила целую эпоху: революция, Гражданская война, первые пятилетки, Великая Отечественная и много чего ещё.

Начал он рассказ с войны. К моменту вероломного нападения фашистов Сокольский был сержантом. До призыва в паровозном депо родных Грязей прошёл все ступеньки – от подручного слесаря до слесаря, потом кочегара и помощника машиниста. А машинистом стал уже в армии. С первого же дня войны он и его паровоз воевали. Подвозили боеприпасы и просто припасы, увозили раненых и технику в ремонт.

Тяжелее всего было под Таганрогом:
– Бомбили фрицы страшно. Заходили всегда с хвоста поезда. И вот, помню, проходит он на бреющем, да медленно как-то, и из кабины пальцы мне показывает – два, три. А сам ржёт, зараза. Я регулятор держу, а помощник мне кричит: «Это он, гад, спрашивает, сколько в нас бомб кинуть?»

Но они в тот раз от бомб увернулись. Да ещё и из пулемёта по «юнкерсу» шарахнули.

Войну он закончил в Германии уже с орденом Отечественной войны. То есть это он сам 9 мая решил, что закончил. А через месяц, на другом уже паровозе, катил в Маньчжурию.

Только в 1947-м он вернулся в Грязи и сразу женился на своей красавице Зине, с которой прожил потом 60 лет, трое детей у них родились. Внук Виктор теперь машинист-инструктор.

Герой наш садится на своего стального «конька»: начинает рассуждать о паровозе – любимой машине, боевом друге, кормильце и спасителе.
– Я часто думал – почему мужиков так паровоз притягивает? Ну ладно, заработок – так ведь ещё и престиж. Да и пацанов тянет как магнитом, не оттащишь!..

Вопрос вроде бы лирический, но, оказывается, на него есть вполне технически обоснованный ответ «от Сокольского».

Он считает, что дело в необычайно сильной энергетике паровоза, мужской пол привораживающей. А сила её, чтоб вы знали, объясняется тем, что в паровозе-то несколько видов энергии – и одна в другую превращается. Может ли такое на мужиков не действовать?!

И вообще, по его словам, народ наш всегда любил паровоз. И опять же этому тезису находит очень веское подкрепление. Не зря с ним связано столько народных изречений. Вспомните-ка: «весь пар в свисток ушёл», «бежать впереди паровоза», «вылететь в трубу», «мятый пар»…
– А шуровать – это от слова «шуровка», – улыбка появляется на лице рассказчика, – так отверстие топки паровозной называлось, куда уголь забрасывали.

У каждого паровоза, говорит, был свой голос. У стареньких «овечек» более слабенький, писклявый – трёхтонные гудки. У машин помощнее – скажем, у «эшаков» – гудки пятитонные, более солидные и басистые. А у могучих ФД и гудки им под стать – слышно за десяток вёрст. Вот и слушали дома, чей паровоз идёт, не пора ли хозяину щи на плите греть?
«Из рейса возвращаешься – даёшь длинный гудок: жена уже слышит, борщ ставит разогревать». У машинистов ещё была «шарманка» – сундучок такой, его брали в рейс. Он делался прочным, чтоб посидеть на нём можно было, если задержка какая. «В рейс идёшь – жена в «шарманку» и первое тебе, и второе в крыночках, и рушничок чистый.

А самое любимое выражение у Александра Матвеевича: «Огонь, вода и медные трубы». Он уверен, что это сказано про паровоз, ведь всё в нём действительно есть. И кто всё это испытание прошёл, тот будет жить долго-долго.

После 26 лет на паровозе он ещё несколько лет проработал дежурным по депо. А потом проводили его на пенсию. И он нашёл себе дело.
– У нас многие в депо ульи держали. Сосед и меня научил. За пчеломатками мы с ним в Кабарду ездили. За сезон по 11 фляг собирал, а в каждой 52 кило мёду. Потом зятя научил – он теперь этим занимается. Хорошее дело!

На столетие Сокольского грязинские железнодорожники подарили ветерану замечательное кресло. Но оно стоит нетронутое. Спрашиваю председателя цехкома Грязинского участка депо Кочетовка, что подарят на Новый год. Вадим Круглов улыбается:
– Секрет, потому как сюрприз. Но не подкачаем!

Алексей Черниченко,
спец. корр. «Гудка»
Липецкая область




Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31